Во главу "Стратегии-2030" поставят идеологизированные мечтания?

Александр Обухович, специально для TUT.BY

В Беларуси создана межведомственная рабочая группа для разработки проекта Национальной стратегии устойчивого социально-экономического развития на период до 2030 года.

Это сообщение порадовало: наконец приходит осознание необходимости стратегии, что власть попытается ответить на вопрос: что за страну мы строим? Тот вопрос, который я уже три года пытаюсь задавать чуть не в каждой второй статье.

Порадовать то порадовало. Но сразу возник вопрос: а наши власти на такую работу способны? И, к сожалению, должен сказать: думаю, что не способны. Поскольку не имеют для этого ни необходимой информации, ни методик построения. И слишком зациклены на политических, идеологических и пропагандистских аспектах. Которые в сложившихся условиях вряд ли могут быть благоприятны для власти.

До сих пор документы такого типа готовились в стране по шаблону. Всем и вся, от ведомств до общественных организаций, рассылались требования предоставить свои предложения. Потом пару борзописцев из идеологических служб сводили предложения в относительно удобочитаемый документ. Его с помпой принимали, использовали в пропагандистских целях, и как можно скорее забывали.

Здесь – не тот случай. Страновая стратегия любой стране нужна для координации текущей политики в разных отраслях: промышленности, сельском хозяйстве, образовании и т.п. И отсутствие страновой стратегии – это тоже стратегия. Подчинения страны стратегии чужой. Умение нашего правительства выкручиваться от текущих бед, конечно, радует. Но в отсутствие стратегии и стратегических решений эти беды сыплются на страну вновь и вновь. Как, например, потребность в регулярных девальвациях.

Пока, на первом этапе, даже не суть важно, кто координатор проекта. Для разработки страновой стратегии необходимо собрать и обработать массу информации. Если, конечно, ее строить на объективно существующих тенденциях, а не на благих пожеланиях и идеологизированных мечтаниях.

Самое главное: страна у нас небольшая, экономика ее – и того меньше. И экономическая жизнь в стране определяется не только процессами внутри (где, хотя бы теоретически, власть может на них влиять), но и процессами в сопредельных странах. Прежде всего, конечно, в России. Соответственно, и первичной информацией для подготовки страновой стратегии должен быть прогноз экономического развития стран-партнеров. У нас его нет. До 2030 года нет и в России. Да и российская "Стратегия 2020", похоже, уже не соответствует реальным процессам в ее экономике.

Вероятно, должна быть какая-то рабочая гипотеза. Уточняющаяся по мере развития обстановки. С внесением изменений и в нашу стратегию. Ничего подобного у нас нет, мы просто пытаемся реагировать на происходящее. И вляпываемся. Раз за разом.

Тот кризис, который начался у нас в 2011 году и все никак не закончится, формально был спровоцирован рядом неблагоприятных для нас российских факторов. Во-первых, резким ростом нефтегазовых цен, что уничтожило наш валютный баланс. Во-вторых, насыщением российского рынка, что лишило нас возможности компенсировать рост нефтегазовых цен адекватным ростом продаж своей продукции. И, в-третьих, ростом в России в период 2002-2010 годов средних зарплат более чем в 4 раза. Главным образом – за счет роста природной ренты. Которой у нас почти нет. С учетом единого рынка труда, это лишило правительство возможности решать свои проблемы за счет девальваций и снижения потребления населения.

Конечно, такое воздействие на нашу экономику российских факторов своей причиной имело не злонамеренность Кремля, а наши внутренние причины: архаичность структуры экономики, ее техническую отсталость, абсурдность "белорусской модели". Именно это предопределило уязвимость экономики страны перед внешними факторами.. Но ведь и все эти российские факторы созревали не один день. Занятая самолюбованием, власть их созревание просто проглядела. Однако и сегодня надежной аналитической информации и прогнозов по основным внешним рынкам мы не имеем. А без этого стратегию не разработать.

Второй вопрос – отсутствие в стране механизмов управления. Нет, указы и постановления выпускаются, как и прежде. Но для управления экономикой в стране нет необходимой информации о реальном состоянии предприятий и нет ресурсов, чтобы это состояние при необходимости поправлять. А значит – нет и реального управления. Механизмы управления придется создавать, но пока даже принципы, по которым их можно формировать, не озвучены.

Третий вопрос – источники ресурсов для реализации стратегии. Пока в стране накопления отрицательные. И даже на текущие нужды нужны деньги. И для функционирования наших недокапитализированных предприятий нужны большие инвестиции. Про иностранные инвестиции лучше пока забыть: и обстановка в мире не та, и имидж нашей страны вне ее не очень благоприятен. Да, наш внешний долг относительно невелик. И обслуживали его мы всегда безукоризненно. В мире полно стран, где долги побольше и кредитная история похуже. Но большой долг опирается на готовность кредиторов этот долг перекредитовать. А это – уже зависимость. Условия кредитования, а потом – внутреннюю и внешнюю политику кредиторы продиктуют. Не факт, что им наша страновая стратегия понравится.

Нужно отметить, что в недрах нашего правительства все время витает идея просто подключить Беларусь к российским планам, инкорпорировав экономику Беларуси в российскую. Вот и в плане разработки страновой стратегии там велась работа по согласованию нашей стратегии с российской "платформой 2020". Велась тихой сапой, без особой огласки. Правда, на грант российского банка.

Но российская "платформа 2020" - квинтэссенция либерального подхода. Даже в России с ее олигархами такой подход вызывает серьезное сопротивление и шансов на реализацию уже не имеет. Для Беларуси, в ее нынешнем состоянии, это – путь к национальной катастрофе. Что, впрочем, часть наших чиновников не останавливает: свои личные перспективы они видят и в таком развитии событий.

Пока остается главный вопрос: зачем вообще власти понадобилась Национальная стратегия устойчивого социально-экономического развития на период до 2030 года? Поскольку для нынешней власти не просматривается возможность разработки страновой стратегии (к этому они просто не готовы), очень похоже, что она опять решила отделаться имитацией.

Почему опять? Да потому, что нынешнее правительство уже с момента своего формирования только и занимается имитацией управления. И потому, что подобные документы у нас в стране принято формировать не экономистам, а идеологам. На потребу текущей пропаганде. Да и есть ли у нас экономисты, способные их создать.

В 2012 году выяснилась потребность страны в промышленной политике. Ясно, что дыру в валютном балансе указами и постановлениями не закрыть, нужна организация нового производства и повышение конкурентоспособности имеющегося. Какого? Где? За счет каких ресурсов? В каком направлении хотя бы разрабатывать структурные реформы? Ответов без промышленной политики нет.

Правительство ответило на потребность в промышленной политике разработкой пустейшей Концепции промышленной политики. Документа, который за полгода, по сути, умер. А Министерство экономики (которое, по положению, отвечает за разработку промышленной политики) все носится с идеей создания нового Министерства промышленной политики. Чтобы спихнуть с себя ответственность за свою беспомощность.

Сегодня стало ясно, что внешних источников для финансирования экономического роста для правительства нет, и не будет. Правительству серьезных денег не дадут. В то же время и Всемирный Банк, и иностранные банки проявляют готовность кредитовать (и кредитуют!) конкретные проекты в Беларуси. Учитывая негативный имидж нашей власти в бизнес-среде, возникла острая потребность в законе о частно-государственном партнерстве. Который бы четко и недвусмысленно регламентировал процесс взаимодействия частного (включая иностранный) и государственного капиталов в реализации тех или иных проектов.

До последнего времени чиновники всех уровней вообще саботировали указание президента о разработке такого закона. Чтобы не связывать себя юридическими ограничениями при взаимоотношениях с инвесторами. Сегодня выклянчили в ПРООН грант на 1 млн евро и родили на эти деньги проект создания Национального центра по государственно-частному партнерству, который "будет координировать работу по внедрению ГЧП на уровне министерств, региональных органов управления и организаций по привлечению инвестиций". Любой толковый экономист такой "документ" за пару дней сварганит. Хорошо хоть грант, а не кредит – возвращать не надо. За такие деньги вполне можно было собрать и обобщить необходимый иностранный опыт. А пользы стране от создания еще одной бюрократической структуры, лишенной каких-либо полномочий, – ноль.

Можно напомнить и судьбу решений Всебелорусского собрания, и плана на 2013 год. Хотя и когда эти документы создавались, было ясно, что выполнить их не удастся.

Похоже, и Национальной стратегии устойчивого социально-экономического развития чиновниками уготована та же участь: используют в пропаганде и похоронят, сославшись на мировой кризис и злую волю многочисленных "врагов".

В мире никто небюрократической системы государственного управления не придумал. Любой чиновник – винтик, призванный выполнять строго определенные функции. И, получая дурацкие задания, неминуемо выдает дурацкие решения. Не забывая при этом о своих личных интересах. Вопрос не в чиновниках, вопрос в системе управления, в "белорусской модели", которая предопределяет такую работу этих чиновников.

Но я думаю, что наши чиновники всех уровней нарываются. Стоит напомнить, что реформы в Китае начались с того, что пришлось в течение нескольких лет закрыть несколько десятков тысяч госпредприятий, уволив до 30 млн человек. По сути – ликвидировали пенсионную систему. А перед этим – чиновникам всех уровней по полгода зарплату не платили: у государства не было денег. Не платили – и все.

Не думаю, что Компартии Китая было легко пойти на такие меры. Где-то наступали на горло собственной песне. Той песне, что пели много лет. Но выхода, видимо, не было, а вот просветление в головах чиновников наступило мгновенно. По-новому начали работать. Правда, временами особо "шустрых рыночников" из них приходилось на стадионах расстреливать, но это уже – тамошний национальный колорит. Но зато страна живет и развивается.
Еще в первых статьях рубрики "Реальный сектор" я писал, что сладкие лекарства для нашей экономики давно закончились. Остались только горькие. А тут – опять разговоры о приближающихся выборах, реакции электората. И под эту сурдинку - нежелание принимать какие-то не очень популярные меры. Но ведь потребности экономики от даты выборов не зависят. И необходимость мер то, что они могут не понравиться избирателям, отменить не может.

Думаю, что власти уж слишком понравился опыт 2010-2011 годов. Когда популистскими решениями и фанфарами Всебелорусского собрания можно было "навесить лапши" избирателям, а крах экономики вследствие бездарности управления оттянуть на после выборов. Когда пребывание у власти в ближайшие пять лет уже гарантировано.

Только ведь пять лет для экономики страны – не срок: последствия дурацких решений рассасываются дольше. Да и "дважды войти в одну и ту же воду" невозможно.

Примечание UDF.BY. Координатором группы по разработке стратегии развития Беларуси до 2030 года назначен Петр Прокопович.

Новости по теме

Новости других СМИ