Белорусская модернизация завершилась анекдотичным пожаром на "Борисовдреве"

Ирина Крылович, "Белорусы и рынок"

Задачи по стабилизации финансового рынка и устранению дисбалансов в экономике, поставленные на 2013 год, выполнены не были. Уходящий год стал для белорусской экономики годом ожидания денег.

Именно ожидания, так как серьезных мер для их поступления не предпринималось. Начался год, напомним, с больших обещаний. Накануне 2013 года, когда все ждали конца света, Александр Лукашенко попытался успокоить белорусских граждан и пообещал привлечь в экономику не один миллиард долларов.

Так, по словам президента, он попросил у России пару миллиардов долларов кредитов, чтобы осуществить модернизацию наших предприятий, и удивился, что там ему не отказали, а даже попросили конкретный список и сроки. Речь шла прежде всего о создании СП с участием российских и крупнейших белорусских производств, которые получили название "пять интеграционных проектов".

Именно под них россияне и собирались (если, конечно, собирались) давать Беларуси деньги. Предполагалось, что на создание СП будет выделен 1 млрд. USD и еще 1 млрд. - на все остальное. Но результат года в этом направлении нулевой - ни первого, ни второго миллиарда мы так и не увидели.

Также нереализованным оказался информационный вброс о возможном миллиардном кредите от Китая "живыми" деньгами. Как потом оказалось, под "живыми" деньгами подразумевались юани, то есть речь шла о том, что данный кредит будет фактически рефинансированием предыдущих китайских связанных кредитов, по которым пришла пора платить деньгами.

Рефинансирование внешнего долга стало основной головной болью Минфина в этом году, который усиленно привлекал валютные средства на внутреннем рынке, так как внешние оказались для нас закрытыми. И хотя белорусские чиновники совершили несколько приятных поездок по разным странам для продвижения идеи белорусских евробондов, эти поездки так и остались экономическим туризмом.

Поэтому для выплаты внешнего долга Минфин изымал валюту у отечественных банков (зачастую сделки проводились индивидуально), а также у населения, строя откровенную облигационную пирамиду, которая может закончиться частичным дефолтом, если в ближайшие годы страна не найдет источника постоянного притока валюты.

Прошедший год показал, что пока экономика не "отбивает" эти займы. Наступил срок погашения по первому и второму выпускам валютных облигаций для физлиц на общую сумму 50 млн. USD, предпринятым в декабре прошлого года, чтобы хоть как-то поправить размер золотовалютных резервов в отсутствии очередного транша ЕврАзЭС, и их погашение теперь благополучно рефинансируется новым займом.

И снова мы ждем транша кредита ЕврАзЭС. Теперь уже последнего. И очевидно, что до конца года мы его уже не получим.

На протяжении всего 2013 года транши давались нелегко - постоянные задержки с их выделением или перечислением приводили к тому, что Беларусь получала деньги на счета в последний день месяца, с тем чтобы на 1-е число следующего успеть включить их в ЗВР.

Так, выданный в начале декабря 2012 года практически без проблем четвертый транш поступил в Беларусь только 31 января, позволив удержать ЗВР на уровне начала года. Затем, хотя формально Беларусь вроде бы выполнила показатели для выделения пятого транша, начались постоянные откладывания срока его поступления, технические и процедурные задержки. В итоге решение о выделении транша было принято заочно методом опроса, с тем чтобы деньги пришли в Беларусь 30 апреля, а ЗВР прилично смотрелись на фоне очень плохих показателей по экспорту и росту ВВП.

Окрыленный полученными траншами, Нацбанк предпринял весной и летом попытки снижения ставки рефинансирования, увеличив шаг снижения с 1,5 процентного пункта (в марте) до 2 в мае, а затем в июне снова понизил ставку еще на 1,5%. Поначалу это не вызывало паники, но когда летом Нацбанк начал еще и чуть быстрее снижать курс белорусского рубля, подъем девальвационных ожиданий у вкладчиков и субъектов хозяйствования обеспечил устойчивое отрицательное сальдо покупки-продажи валюты населением на оставшееся полугодие.

Нагородив кучу административных ограничений и устных запретов, Нацбанк смог удержать валютный рынок "в рамках", но ставка рефинансирования, замороженная на отметке 23,5%, окончательно потеряла свое регулирующее значение, так как не соответствует ни инфляции, которую не удалось удержать в рамках 12%, ни стоимости денег, которая сегодня, как и год назад, составляет 40-50% годовых.

"Итогом реализации денежно-кредитной политики в 2013 году станет замедление инфляционных процессов, создание условий для устойчивого и сбалансированного развития экономики страны", - записано было в Основных направлениях денежно-кредитной политики на текущий год.

Не получилось. Итогом стало, по сути, возвращение к ситуации начала года. При этом золотовалютные резервы уменьшились за год почти на 2 млрд. USD.

Несмотря на такие потери, они не помогли уберечь экономику от затянувшейся на целый год стагнации (последние данные по росту ВВП за 11 месяцев - 0,9%) и разрастания дисбалансов. Стимулировало эти процессы бездействие экономических властей, которые просто наблюдали за рецессией в промышленности, сваливая вину на Нацбанк и его нежелание обеспечить страну дешевыми кредитами.

Объявленная в начале года правительством в качестве главного приоритета модернизация анекдотично завершилась пожаром на "Борисовдреве" - предприятии, которое благодаря властям является символом всей белорусской модернизации. Впрочем, модернизация, судя по всему, и задумывалась как отвлекающий "лозунг момента", а не как реальная попытка вывести экономику из кризиса.

Осмысленных же шагов, направленных на, чтобы как-то изменить что-то "в консерватории" или хотя бы добиться реального получения новых кредитов, предпринято в прошлом году не было. Впрочем, вялая попытка провести переговоры с МВФ все же была. Весной неожиданно Минфин и Минэкономики заявили, что в порядке чуть ли не личной инициативы хотят подготовить тезисы возможных реформ к ежегодной сессии МВФ и Всемирного банка, но, вероятно, инициатива не нашла поддержки и заглохла сама собой. Да и тезисно написанный в октябре совместно правительством и Нацбанком план якобы реформирования экономики на настоящий план реформ отнюдь не похож. Не очень-то и хотелось?

Сможет ли продержаться еще год на таком "энтузиазме" белорусских властей и терпении граждан белорусская экономика? Оглядываясь на прошлый год, наверное, можно утверждать, что сможет. Правда, очередной такой "год сурка", очевидно, будет еще хуже, еще мрачнее, а золотовалютные резервы без масштабных вливаний извне опустятся до критической отметки.

Главным же уроком прошедшего года можно считать появившуюся уверенность в том, что, даже подойдя к черте очередного экономического обвала, власть все равно не пойдет на решительные рыночные реформы или осмысленную приватизацию.

Новости по теме

Новости других СМИ