Эксперт: Единым в 2015-м станет тот, кто найдет деньги

Иван Греков, "Белорусский партизан"

Для белорусского режима 2013 год стал очередным годом деградации по всем направлениям. Руководитель проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников в интервью "Белорусскому партизану" подводит итоги уходящего года.

После 19 декабря 2010 года оппозиция даже не попыталась оттолкнуться от дна и всплыть на поверхность. Поэтому ей нет смысла участвовать в президентских выборах 2015 года - ими в очередной раз можно только подавиться. Тем временем госуправление и силовой блок пребывают в полной апатии. А, как известно, что не развивается, то подвержено разрушению.

"Идеи, объединяющей все общество сверху донизу, у нас пока нет. Вернее, она есть, но её не используют. Я имею в виду полный отказ от советского идеологического наследия и его замену собственным национальным взглядом на свою историю и гражданский национализм, который у нас может сформироваться только за счет расширения национализма этнического. Но не вместо последнего", - считает Поротников.

- Весь мир восторгается украинским Евромайданом, его стойкостью и принципиальностью. Белорусы тоже не остались в стороне и толпами ринулись в Киев – поддержать украинцев. Те самые белорусы, которые дома, в Беларуси, ведут себя как мыши под веником. Почему Евромайдан стал возможен в Украине, но нереален в Беларуси?

- "Толпами" - это преувеличение. Мне кажется, что поездки на Майдан, скорее, разновидность туризма: есть же шоп-туры, а тут - майдан-тур. Этакая туристическая изюминка сезона.

Заявления о том, что Майдан в Беларуси невозможен – думаю, преувеличение. В Беларуси общество тоже способно к самоорганизации, и достаточно быстро. Вспомните события после 19 декабря 2010 года. Тогда люди сами организовались для помощи задержанным и пострадавшим во время разгона Площади. Собирались деньги, вещи, волонтёры (и я в том числе) носили передачи в ИВС. Из Минска ездили забирать освобожденных после суток в Жодино. Так что общество у нас далеко не так безнадежно.

Отличие Украины от Беларуси в том, что там уже сформировались политические элиты, которые ведут борьбу за власть. А у нас как был бомонд, так он и остался. Общественных деятелей (политиков, по-моему, у нас нет в принципе), которые открыто хотят власти, я знаю только двух. Первый - это сам Лукашенко. О втором я промолчу. Остальные занимаются тем, чем и положено заниматься бомонду: интриги, скандалы, детские разборки уровня песочницы, написание доносов само собой. И тут на месте, и за границей.

- 2013 год белорусская оппозиция провела в анабиозе. Созданы две коалиции: «Народный референдум» и «Талака». Но, скорее, формирование оппозиционных коалиций можно объяснить броуновским движением, хаотичным поиском временных союзников, к которому оппозиционные структуры подтолкнуло приближение президентских выборов. Смешно даже думать, что оппозиция собирает силы в кулак, чтобы нанести решительный удар по режиму в 2015 году.

- В общем-то, собирать в кулак нечего, скажем прямо. Партия, в которой 350-400 живых активистов по всей стране, уже считается солидной организацией. Но есть конторы, в которых если наберется человек 50 – уже хорошо. И при этом они тоже считают себя субъектами политического процесса. Вот и получается на выходе: какие субъекты, такая и политика.

При этом надо понимать, что даже это небольшое число активистов делится на три группы: идейные люди, которые достойны всяческого уважения как ответственные граждане своей страны, в меру сил и понимания старающиеся изменить обстановку к лучшему; случайные люди, участвующие в деятельности своих организаций больше по инерции; городские сумасшедшие, люди с лабильной психикой, которые через общественную деятельность пытаются самоутвердиться.

Я наблюдаю оппозицию уже ровно 3 года. Можно сказать, что сейчас она на дне и в текущем состоянии может существовать бесконечно долго. Благо, третьей категории актива хватает. За эти три года не было нормальной попытки оттолкнуться от дна и выплыть на поверхность. Это, кстати, интересная тема для политологов: о глубинных причинах убожества отечественного политического процесса. Есть классическая версия о том, что «во всём виноват режим». Но это не более, чем отмазки.

Говоря о коалиционном формировании, тому две причины, на мой взгляд. Во-первых, что-то надо делать, а делать вместе всегда проще. Тем более, что людей, как было сказано выше, в организациях раз-два и обчёлся. Второй момент - поиск финансирования. Срабатывает рефлекс прошлых периодов: раньше под разного рода объединения-коалиции давали деньги. Можно сказать, что все «единые» прошлых лет были внешним заказом.

- «Народный референдум» планирует провести референдум и уже сформулировал пять вопросов на народный плебисцит. Оппоненты по оппозиции обвиняют НР в легитимизации режима Лукашенко: призывая на выборы, коалиция обеспечивает явку на выборы, результаты которых элегантно рисует команда Лидии Ермошиной. Сумеет ли НР провести референдум и действительно ли его действия легитимизируют режим?

- Это конспирологическая версия. «Народный референдум» ничего не легитимирует, потому что никакого референдума организовать не сможет. Даже если власти не будут мешать, они просто не смогут собрать необходимое количество подписей: не хватает активистов.

Сборщиков подписей, конечно, можно нанять. Но с учетом ставки за подпись, доходящей до 1,5 доллара, сомнительно, чтобы на мероприятие нашлись деньги. Речь идет о сумме около миллиона долларов. Столько на белорусскую политику никто на Западе уже не даст. По крайней мере, на одну кампанию. Но это моё частное мнение.

- «Талака» создана в сентябре и декларирует своим главным лозунгом борьбу за свободные честные выборы. За последующих четыре месяца «Талака» абсолютно ничем себя не проявила. Я понимаю Дмитрия Усса, который весьма скептически оценивает стремление «Талаки» - когда в 2012 году политик формировал инициативную группу по сбору подписей за изменение Избирательного кодекса, вся оппозиция бегала от него, как от прокаженного. В том числе – и лидеры «Талаки». В чем глубинная суть «Талаки», какие идеи объединяют субъекты коалиции? Возможны ли демократические выборы при нынешнем режиме?

- Вы понимаете Усса, а я понимаю оппозиционных лидеров. После его памятной своей оригинальностью и «содержательностью» избирательной кампании 2010 года Дмитрия Усса воспринимают, как бы сказать помягче, неоднозначно. Хотя он, безусловно, мужественный человек. Но не политик и даже не общественный деятель.

Что касается последнего вопроса, то я бы его перефразировал. А нужны ли оппозиции в её сегодняшнем состоянии свободные выборы? Если, допустив шальную мысль в порядке бреда, она на выборах берет власть, в состоянии ли наши партии управлять государством? Однозначно - нет.

В ноябре мы побывали с визитом в Эстонии по вопросам обороны. Судя по общению с участниками визита, у белорусской оппозиции крайне слабое представление даже о базовых механизмах функционирования нашего государства. Есть масса штампов и сказок: 150 тысяч милиции, милитаризация, слежка везде и за всеми и т.п. Нашей оппозиции в её сегодняшнем виде демократические выборы как механизм перераспределения власти противопоказаны в принципе. Надо бороться за свободные выборы в местные Советы и, быть может, в «палатку».

Эти представительные структуры абсолютно декоративны. Ну и пускай! Пускай выборные органы и дальше не имеют реальных рычагов власти. Пускай вся власть находится у Лукашенко. Тем более, что получив реальную власть, оппозиция просто дискредитирует саму себя и идеи демократического правления, будучи не готовой управлять страной. Но приход даже в декоративные выборные органы оппозиционеров позволит им увидеть и понять, как функционирует механизм власти, какова система государственного управления на всех уровнях. И главное – установить связи с чиновниками, перетянув многих на свою сторону. Для политической оппозиции это будет реальный шанс научиться тому, на что она сейчас неспособна - управлять государством.

- Оппозиция объявила в 2013 году мораторий на разговоры о едином кандидате. Многие оппозиционные политики и эксперты заявляют, что единый кандидат не является панацеей в борьбе против диктатуры. Даже если это и так, то где альтернатива?

- Альтернатива - в создании дееспособных политических организаций. Для этого оппозиция должна начать реформы с себя, любимой. У нас есть лидеры, которые «рулят» своими партиями столько же, сколько Лукашенко страной. При этом получается полный цирк: одни несменяемые поносят за несменяемость другого. Конечно, можно сказать, что партийных лидеров выбирают члены организаций. Но вроде за 19 лет у кормила партийной власти можно и подустать. Да и партии за время лидерства таких «бессменных» откровенно деградировали. За это лидер должен нести персональную ответственность.

Говоря проще, в оппозиционных организациях должны быть запущены механизмы ротации лидеров и внутрипартийной конкуренции, персональной ответственности за все неудачные инициативы и кампании и рекрутинга новых активистов. Новые люди придут в организации только тогда, когда будут видеть четкие перспективы самореализации и роста как политических деятелей на всех ступеньках - от рядового активиста до лидера. Под такие внутренние реформы, думаю, можно будет найти и деньги. Но только новым лидерам. Сегодняшние всё, что могли уже сделали. Им пора сказать «спасибо, бывайте». Пускай занимаются экспертной деятельностью в рамках организаций, передают свой опыт молодым активистам. Благо, работы - непочатый край.

- 2013 год заканчивается, на носу – предвыборный 2014 год. Каковы перспективы белорусской оппозиции определить единого кандидата? Мало того, что круг претендентов максимально широк, так ведь до сих пор не определена даже процедура выдвижения единого кандидата.

- «Единым» станет только тот, кто найдет деньги на избирательную кампанию. И все эти процедуры выдвижения – полная дуристика. Мне видится, что на сегодняшний день шансы получить необходимое финансирование для нормальной кампании есть только у одного оппозиционного лидера – Ольги Карач. Её могут поддержать леволиберальные круги в Европе. Гендер нынче денежная тема.

- Политолог Валерий Карбалевич отмечает, что после 2010 года рейтинг оппозиции упал в два раза, а потому если и искать единого кандидата, то явно не среди сегодняшней оппозиции. Если не среди оппозиции, то где?

- С рейтингами, как с телеграфными столбами: иногда они падают, потом опять идут в небо. Не стоит особо на этом заворачиваться. Тем более в ситуации, когда важно как считают, а не как голосуют.

Повторю свою мысль более четко: никакого практического политического смысла участия оппозиции в президентских выборах 2015 года нет.

Другое дело, что многие хотят потешить самолюбие, плюс надеются подправить финансовое положение за счёт «дерибана» избирательных фондов. Но будут ли те фонды – это еще вилами по воде писано. Мне кажется, что надо открывать рот на тот кусок, который можно прожевать и проглотить (местные выборы и Нацсобрание). А президентскими в очередной раз можно только подавиться.

- Как вы оцениваете уходящий год для белорусской власти?

- И для власти, и для страны он был не очень. Ещё один год деградации по всем направлениям. Наихудшее решение белорусской власти 2013 года, на мой взгляд – российская авиабаза в Беларуси. Это бомба под двусторонние отношения в будущем. Официальный Минск ничему не учится на примерах других стран СНГ. Кроме разве Армении, везде российское военное присутствие становилось фактором осложнения двусторонних отношений, как только возникал законный вопрос хозяев земли: «а не пора ли вам пора?» Это решение в стиле Мальчиша-Кибальчиша: «Нам бы день простоять (2014 год) да ночь продержаться (2015 год)». А дальше и начнем думать.

Судя по предварительным цифрам бюджета, на будущий год ожидать принципиального улучшения положения в области нацбезопасности и обороны не приходится. Денег нет.

Но даже если бы и были, то принципиальные проблемы силовых структур не решили бы. «Острый меч бесполезен, если его в руках держит трус». Высокая идейная мотивация является ключевым фактором и эффективного руководства силовым блоком непосредственно, и надлежащего отношения к вопросам национальной обороны со стороны элит и общества. На низовом уровне идейная мотивация людей в погонах способствуют поддержанию духа сплоченности, осознания важности выполняемой ими общественной миссии по защите государства и готовности действовать в случае с необходимости с максимальной отдачей и самопожертвованием. Это то, что я увидел в Эстонии.

Такой идеи, объединяющей все общество сверху донизу у нас пока нет. Вернее, она есть, но её не используют. Я имею в виду полный отказ от советского идеологического наследия и его замена собственным национальным взглядом на свою историю и гражданский национализм, который у нас может сформироваться только за счет расширения национализма этнического. Но не вместо последнего.

В уходящем году стало четко понятно, что идейное банкротство опаснее банкротства финансового.

- Как будут развиваться белорусско-российские отношения в 2014 году?

- Базарный торг продолжится. Перефразируя Остапа Бендера, можно сказать, что за каждую мелкую услугу белорусские власти будут требовать от Кремля массу калорий. Я скептически смотрю на будущее постсоветских интеграционных инициатив. Просто по той причине, что сомневаюсь в способности России оплатить уже в обозримой перспективе все интеграционные счета своих «союзников». А без денег, нефти, газа, оружия Россия никому не интересна.

- Модернизация показала, что номенклатура ни во что не ставит Лукашенко. Номенклатура не препятствует воплощению таких глупых идей, как налог на тунеядство, побор с автомобилистов, но и не спешит их выполнять. Так ли это, либо белорусы опять выдают желаемое за действительное?

- Ключевое слово, характеризующее ситуацию в госуправлении и в силовом блоке – апатия. Люди морально и психологически устали. Это следствие закостенелости системы государственного управления. Она не развивается, лифтов внутри неё все меньше. А то, что не развивается, сначала стагнирует, потом рассыпается. Думаю, скоро посыплется.

- Наступит ли оттепель в белорусско-европейских отношениях в 2014 году? Возможно ли дежавю – повторение ситуации 2008-2009 годов?

- Ключевая проблема - политзаключенные. Но даже их освобождение не приведет к возврату ситуации 2008-2009 годов. Просто официальному Минску на Западе больше не доверяют. «Козлы», «безъяйцевые» и «голубые» публичные оскорбления не забыли, даже если их забыли в Минске. Думаю, что для властей очевидна невозможность ренессанса. Поэтому вопрос о политзаключённых и не решается.

Тем более, надо понимать, зачем Запад Минску - только как политический противовес России. С торговлей все и так терпимо, санкции носят ритуальный характер, а без западных инвестиций жили раньше - проживем и дальше. Хотя с ними бы жили лучше. Но это желудок обывателей говорит. А Лукашенко надо сохранять власть. Запад таких гарантий не давал раньше и не даст в будущем принципиально.

- Белорусско-европейские отношения заморожены. Публичную попытку разморозить их предпринял в конце года на Вильнюсском саммите министр иностранных дел Владимир Макей. Все трезвые белорусы понимают, что Минск не собирается разворачиваться лицом к Евросоюзу. Но раз заявление сделано, в нем есть некий смысл. Какой?

- Саммит в Вильне был ритуальным мероприятием, на котором звучали ритуальные речи. Для белорусско-европейских отношений таким ритуалом является тема размораживания-замораживания. Макей представлял страну и не мог просто промолчать. Что-то надо было сказать. Вот он и сказал. Никакого глубинного смысла в этом я не усматриваю.

Белорусские власти пытаются работать с Западом, что называется, с «черного хода», через разного рода лоббистов, включая произраильское лобби. Смысл понятен: черт с ней, с высокой политикой, давайте решать вопросы технические, торговые, безопасности и т.п. С такой тактикой текущий характер взаимоотношений может продолжаться долго.

Теплится надежда на более активное вовлечение в белорусскую проблематику Китая, чтобы уравновесить Россию. Если это получится, то Запад можно в очередной раз громко послать к чертям. Тем более, что там этого и не заметят: Беларусь не входит в списки приоритетов западных столиц. Наша страна на задворках геополитики. Это тоже итог уходящего года.

Новости по теме

Новости других СМИ