Ловушка для Лукашенко

Валерий Карбалевич, "Радыё Свабода"

Черту под итогами 2013 года подвели социологи. Информация НИСЭПИ об итогах декабрьского опроса общественного мнения не выявила никаких сенсаций, но дала основания для определенных выводов.

Самый главный из них заключается в том, что в стране наблюдается тренд к ухудшению социального самочувствия и роста недоверия к власти. Вопреки заверениям официальных лиц, почти 69% населения считают, что экономика Беларуси в кризисе. 54% опрошенных отмечают, что страна развивается в неправильном направлении. Это значит, что кризис, по мнению большинства респондентов, - результат неправильной политики властей. А Лукашенко же уверяет, что во всем виноваты внешние причины (мировой кризис и др.). Впервые в прошлом году количество тех, кто не доверяет президенту, значительно превысило количество доверяющих - 47,5% против 37,7%. Выводы независимых экспертов и ощущения населения совпали.

Причины этого тренда очевидны, и они лежат на поверхности. Во-первых, повышение рейтинга Лукашенко в сентябре объясняется в значительной степени "калийной войной". До декабря она закончилась без положительных экономических результатов для Беларуси.

Во-вторых, осенью рост зарплат не только остановился, но и началось реальное снижение доходов.

В-третьих, в последние два месяца прошлого года заметно ускорилось ослабление обменного курса белорусского рубля. И, соответственно, выросли девальвационные ожидания граждан.

В-четвертых, население недовольно предложениями властей по поводу введения новых, причем экзотических, налогов (на автомобили, на "тунеядцев").

В-пятых, телекартинки о ситуации в деревообрабатывающей отрасли, в строительстве обнаружили неспособность власти решать экономические вопросы.

За прошедшие годы белорусы привыкли, что реальные доходы медленно, но стабильно растут. Люди привыкли к определенному уровню доходов, строили новое жилье, покупали иномарки, ездили отдыхать к морю. Режим мало-помалу начали поддерживать не только социальные аутсайдеры, как в середине 1990-х, но и средний класс, который только начал зарождаться. И прекращение этого тренда стало довольно неожиданным и психологически болезненным для общества. Что и сказывается на уровне доверия к власти.

Но белорусская социальная модель не способна продуцировать прибыль. Ее существование во все большей степени зависит от российской поддержки. Лукашенко стал заложником прежнего экономического роста, в некотором смысле попал в ловушку.

Свидетельствуют ли упомянутые выше цифры, что большинство белорусов видят причину всех проблем в неэффективности самой белорусского социальной модели? В поддержку этой версии можно привести еще один показатель: почти 60% респондентов считают, что "в Беларуси надо проводить рыночные реформы".

Эксперт НИСЭПИ Сергей Николюк опровергает этот тезис. Он считает, что никакого "нового большинства" не появилось, разочарование персонально в Лукашенко не означает разочарования в белорусской социальной модели. И как только зарплаты повышаются, то все возвращается назад. Так, например, в сентябре рейтинг Лукашенко вырос до 43%, а доверие к нему поднялся до 47%.

Но на это можно возразить, что во всех странах, даже самых рыночных, народ любит "халяву". Смотрите, в Европе, как только правительство пытается сократить какие-то социальные льготы, то с протестом на улицы выходят миллионы.

Здесь интересно то, что за январь-август реальные заработки населения выросли почти на 20%. Примерно такой же рост был в 2012 году. Это фантастический показатель для любой страны. В другом государстве правительству, которое бы обеспечило такой рост благосостояния, была бы гарантирована долгая и прочная общественная поддержка. А в Беларуси этого оказалось мало, чтобы удержать высокий рейтинг Лукашенко хотя бы до конца года. Ведь люди чувствовали, что этот рост происходит на нездоровой основе. И летом, одновременно с повышением зарплат, начали расти девальвационные ожидания.

Декабрьский опрос НИСЭПИ зафиксировал снижение доверия не только к Лукашенко, но и ко всем государственным институтам. Есть основание говорить о симптомах кризиса легитимности власти. Можно сказать, что подобные тенденции существуют и в других странах мира. Во многих демократических государствах на выборы приходит меньше половины населения. Но в Беларуси роль государства совсем другая, она несравнима, например, с европейскими странами. Здесь мы имеем дело с патерналистским государством, которое полностью доминирует над обществом и перераспределяет львиную долю ресурсов. Кризис легитимности такого государства напоминает ситуацию, которая существовала в СССР накануне перестройки.

И что из этого следует? Пока ничего. Ведь, во-первых, падение доверия к власти не сопровождается социальным кризисом. Обратите внимание, что еще в 2012 году в разных местах Беларуси возникали какие-то конфликты в трудовых коллективах, люди требовали повышения зарплаты. А в 2013 году все было тихо. Как писал классик, "народ безмолвствует". Волнения в социальных сетях не в счет.

Во-вторых, нет альтернативы. Ведь доверие к оппозиции - вдвое меньше, чем доверие к государственным институтам. И ответа на культовый белорусский вопрос - а кто вместо Лукашенко? - пока нет.

Новости по теме

Новости других СМИ