Администрация президента: Нет законов на белорусском? Используйте автоматический переводчик

Государственные учреждения ответили правозащитнику Валентину Стефановичу.

Правозащитник Валентин Стефанович обращался в Конституционный суд, отмечая, что белорусские законы принимаются по-русски и не имеют официального перевода на второй государственный язык —белорусский.

Получив ответы из официальных учреждений, правозащитник приходит к выводу, что чиновники полностью игнорируют проблему дискриминации белорусского языка. А в некоторых случаях неверно интерпретируют законодательные нормы.

"У нас отсутствует законодательство по-белорусски, дискриминируется государственный язык, а наши официальные органы не видят в этом проблемы", — говорит Валентин Стефанович.

"Белорусский язык не является в полном смысле этого слова государственным. Это декоративный статус, когда нормы законодательства не издаются на государственном языке, — продолжает Стефанович. — А на практике это просто приводит к дискриминации по языковому признаку. И таких случаев в последнее время очень много. Взять хотя бы дело Зинаиды Тимошек в Слуцке. Она привлекалась к административной ответственности за просмотр фильма о Слуцком вооруженном восстании. Я ознакомился с протоколами судебного заседания. Там написано, что она заявила ходатайство, чтобы судебное дело велось по-белорусски. А белорусский язык, кстати, один из языков судебного производства. А судья отказывает в удовлетворении ходатайства и говорит, что, согласно Конституции и Закону о языках, у нас два государственных языка, и поэтому судебное заседание будет вестись по-русски. Точка!"

Стефанович говорит, что таких случаев в последнее время очень много. При этом некоторые ответы из официальных учреждений его искренне удивили: "Некоторые ответы меня, честно говоря, поразили непониманием в принципе того, что такое право гражданина. Например, Совет республики пишет, что государство имеет право выбора, на каком языке издавать нормативно-правовые акты. Так вот, право выбора имеют граждане, а государство должно обеспечить это право. Это просто с ног на голову!"

Администрация президента посоветовала Валентину Стефановичу обратиться к автоматическому переводчику законодательных норм.

"Я попробовал, и то, что получилось, не выдерживает никакой критики. Выражения типа "вабіць накладаньне штрафу". Это не перевод, а пародия! — возмущается Стефанович. — Это во-первых, а во-вторых — это в любом случае не официальный перевод. То есть суды не могут пользоваться официальным переводом, и граждане тоже".

Валентин Стефанович надеется, что обращение в международные организации поможет привлечь внимание к дискриминации белорусского языка как государственного.

Выдержки из ответов, которые получил Валентин Стефанович, приводит сайт правозащитного центра "Вясна’96":

"Так, в письме из Конституционного суда за подписью начальника Секретариата А.В. Каравая, по сути, нет ответа на основной вопрос — соответствуют ли Конституции ст. 7 Закона "О языках" и ст. 54 Закона "О нормативно-правовых актах". При этом в документе говорится о том, что КС неоднократно рассматривал вопросы о равном использовании двух государственных языков — в сфере обслуживания оборота банковских пластиковых карточек и в системе государственного социального страхования, организации централизованного тестирования для абитуриентов, называния географических объектов".

Верховный суд за подписью заместителя председателя суда А.А. Забары подготовил следующий ответ:

"В соответствии со ст. 17 Конституции РБ государственными языками Республики Беларусь являются белорусский и русский языки. В Основном Законе Республики Беларусь не отмечено обязательство издания и опубликования актов государственных органов Республики Беларусь на двух государственных языках — русском и белорусском. Таким образом, оснований для внесения предложения в Конституционный суд РБ о проверке соответствия Конституции РБ вышеперечисленных норм нет".


Палата представителей Национального собрания, как сообщалось ранее, также не видит оснований для обращения в Конституционный суд.

В Совете республики придерживаются той же позиции, при этом в ответе отмечается, что рядом статей Закона "О языках" представлена возможность выбора белорусского или русского языка. К тому же в письме со ссылкой на Закон "О нормативно-правовых актах" подчеркивается, что официальное опубликование нормативно-правового акта на других языках допускается только при наличии его официального перевода на соответствующий язык.

Новости по теме

Новости других СМИ