Как проходила операция Юлии Кубаревой

Алесь Пилецкий, Еврорадио

Во второй день рассмотрения дела "Экомедсервиса" прокурор раскрыл часть материалов следствия, в которых описывается ход неудачной операции.

Второй день суда по делу смерти жительницы Гродно Юлии Кубаревой начинается с выступления прокурора. Он почти три часа без перерыва читает постановления о возбуждении уголовных дел в отношении бывшего генерального директора, главного инженера и врача-анестезиолога. Рассказывает и о самой операции.

"Аппарат подал звуковой сигнал тревоги, а на мониторе высветилось сообщение об ошибке, она указывала на разгерметизацию контура и отсутствие движения дыхательной смеси через датчик потока на вдохе и выдохе. Одновременно медсестра отметила изменение показаний пульса", — будничным голосом с запинками читает государственный обвинитель свои бумажки.

Если верить прокурору, то пластическая операция Юлии Кубаревой началась примерно в 17 часов. Анестезиолог Александр Шуров говорит, что перед ее началом проверил аппарат искусственного дыхания — все было в порядке. Но уже час спустя, в 17.53, в операционной неожиданно звучит сигнал тревоги. Что на самом деле происходит в помещении дальше, знают только присутствующие там врачи. Согласно версии обвинения, они пытались "перезапустить" сложное техническое оборудование самым обычным способом — выключая и включая его.

Он пытался перезапустить аппарат, включая и выключая его. После фиксации аппаратом технической ошибки врач выключил его. В 18.19 снова включил. Выставил стандартные параметры. Но аппарат снова показал техническую ошибку.


Операция закончилась только примерно в 19 часов. Согласно версии следствия, последние 25-30 минут аппарат искусственного дыхания постоянно работал со сбоями. Что в результате вызвало кислородное голодание, отек головного мозга и стало причиной комы. Можно только догадываться, что чувствуют присутствующие на процессе родители и близкие Юлии Кубаревой. Обвиняемые же ведут себя спокойно и подчеркнуто сдержанно. Свою вину признает только врач-анестезиолог, и то частично. Александр Шуров говорит, что недооценил состояние своей пациентки, нарушение должностных инструкций отрицает. Отвечать на вопросы прокурора врач начинает с извинений перед родными Юлии.

Прокурор тем временем раскрывает новые подробности операции. Говорит, что во время одного из сбоев аппарата искусственного дыхания у девушки остановилось сердце. Врачи приостановили операцию, провели массаж сердца, а затем... снова подключили к испорченному аппарату.

Во время сбоя в работе аппарата произошла остановка сердца пациентки. После чего по указанию Шурова пластическая операция была остановлена, проведен массаж сердца, реанимационные мероприятия. Больную перевели на ручную вентиляцию легких.


Второй день суда по делу "Экомедсервиса" раскрывает и другие подробности. В частности, то, что врач-анестезиолог сразу после окончания операции Кубаревой срочно выехал в Москву, где участвовал в другой операции. А также о том, что аппарат искусственного дыхания "МК 1.2", согласно инструкции, необходимо было обслуживать с участием особых специалистов минимум раз в полгода. В "Экомедсервисе" же его обслуживали последний раз за три года до трагедии. Анестезиолог Шуров рассказывает также, что некоторые постановления Минздрава до "Экомедсервиса" попросту не доходили. В том числе и касающиеся работы анестезиологов, которых на весь белорусско-американский медцентр насчитывался... один Шуров с помощницей медсестрой.

Бывшая директор медцентра Волжанкина своей вины не признает. Как и главный инженер Лихута, непосредственно ответственный за состояние медицинского оборудования. Он, между прочим, по-прежнему работает на своей должности, уголовное дело этому не препятствует.

Продолжение суда — 13 января. Прокурор закончит допрос обвиняемых и начнет допрашивать свидетелей.

Новости по теме

Новости других СМИ