Допрос врача "Экомедсервиса" поставил больше вопросов, чем дал ответов

Кристина Сухаревич, Ежедневник

Бывший врач-анестезиолог "Экомедсервиса" Александр Шуров не признал свою вину в смерти Юлии Кубаревой. Однако врач согласился, что не в полном объеме осуществил проверку аппарата ИВЛ, а также не вовремя сообщил главврачу о ЧП.

Врач-анестезиолог обвиняется по ч.2 ст. 162 УК (ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником, повлекшее по неосторожности смерть пациента). По мнению прокуратуры, врач ненадлежащим образом выполнял обязанности при подготовке оборудования к операции, использовал заведомо неисправный аппарат МК-1-2, не обеспечил должного контроля за состоянием пациентки в послеоперационный период и игнорировал нормативно-правовые документы, регулирующие его деятельность.

На суде Александр Шуров пытался опровергнуть большинство обвинений, зачитанных прокурором.

Так, он согласился с тем, что в аппарате МК-1-2 с искусственной вентиляцией легких был неисправен газовый анализатор, который осуществляет гемодинамический мониторинг состояния пациента – отображает на экране пульс, артериальное давление и сатурацию (насыщение крови кислородом). Однако, по его словам, газовый анализатор не влиял на работу аппарата, поэтому проводить операцию можно было без него. Якобы ту же функцию во время ринопластики Кубаревой выполнял аппарат Edan M9.

На самом деле функционирующий на операции аппарат Edan M9 не вел запись показателей гемодинамического мониторинга состояния Кубаревой. Шуров предположил, что запись не велась из-за вмешательства в программное обеспечение неких людей.

Если бы запись о состоянии Кубаревой велась, это бы решило ряд вопросов суда о состоянии пациентки во время операции. Дело в том, что Шуров утверждает, что на протяжении всей операции состояние Юлии оставалось удовлетворительным. Якобы об этом он судил по ее зрачкам, цвету кожи и пульсу, который измерял самостоятельно, не заглядывая в монитор Edan M9.

Интересно также заявление обвиняемого, что за время его 1,5-годовой работы в "Экомедсервисе" МК-1-2 уже выходил из строя в 2012 году. По словам врача, он говорил генеральному директору "Экомедсервиса" Галине Волжанкиной о необходимости заменить аппарат, а та ему пообещала сделать в это 2013 году. Однако на суде выяснилось, что аппарат хоть и был произведен в 2006 году, но использовался всего 2 года. То есть на момент отказа он был практически новым. Так почему же Шуров попросил руководство его заменить? На этот вопрос он так и не дал четкого ответа.

Шуров заявил, что был уверен, что после операции Кубарева находилась в посленаркозном сне, поэтому и спокойно покинул рабочее место в 21:30. Интересно, что он не просто ушел с работы, а торопился на поезд Минск-Москва, который отвез его на очередную операцию в Москве в частном медицинском центре.

На суде анестезиолог не согласился также с тем, что нарушил некие нормативные предписания, регулирующие его деятельность. Например, Шуров на голубом глазу заявил, что не знаком с Инструкцией №483 "О порядке организации деятельности анестезиолого-реанимационной службы". А ведь согласно пункту 24.5 данной Инструкции, анестезиолог обязан остаться с пациенткой после операции минимум на 2 часа, чтобы следить за ее состоянием.

Мало того, по словам врача ему за свои 23 года практики ни разу не приходилось сталкиваться с какими-то документами, которые регламентируют действия анестезиологов после операции.

Также во время суда стало известно, что Юлия Кубарева могла остаться жить, если бы ей применили иной вид анестезии. Оказалось, что ринопластика может проводиться и без использования аппарата ИВЛ – на спонтанном дыхании. Но согласие на внутривенную анестезию с искусственной вентиляцией легких Юлия подписала собственноручно, зная о возможных последствиях, в которые, конечно же, не входила возможность внезапного отключения аппарата ИВЛ.

Возможно, третье заседание суда, на котором допросят бывшего гендиректора "Экомедсервиса" Галину Волжанкину, главного инженера Владимира Лихуту, а также свидетелей, сможет показать, все ли сказанное врачом-анестезиологом было правдой. Мать погибшей Юлии Кубаревой уже дала понять, что не верит оправданиям врача.

Новости по теме

Новости других СМИ