План по спасению экономики Беларуси был провальным изначально?

Анна Афонина, Naviny.by

10 октября 2013 года правительство совместно с Нацбанком утвердило План совместных действий по структурному реформированию и повышению конкурентоспособности экономики Беларуси.

Документ предполагает проведение жесткой денежно-кредитной, инвестиционной, бюджетной, тарифной политики, оптимизацию госпрограмм, комплексное совершенствование налоговой системы и еще целый ряд мер, в том числе структурное реформирование экономики. Некоторые пункты плана планировалось реализовать еще в 2013 году.


Naviny.by попробовали разобраться, что из заявленного удалось осуществить, что еще предстоит сделать и каковы шансы, что этот План вообще сработает.

В соответствии с Планом (будем называть его "Планом" с большой буквы) всего в 2013 году выполнению подлежали 42 пункта, из которых сразу убираем любимую чиновниками "воду" в стиле "подготовить проект решения/постановления/закона/предложения главе государства/проведение консультаций". Не будем брать в расчет и такую форму исполнения поручений, как "привлечение средств", т.к. выуживанием подобной информации у белорусских министерств заниматься совершенно бесполезно. В итоге список сокращается до 10 пунктов — рассмотрим ключевые из них.

Прежде всего, можно условно разделить План на две не вполне равноценных части: денежно-кредитная политика и все остальное (то, что в Плане называется "структурным реформированием и повышением конкурентоспособности экономики"), так как твердой связи между ними эксперты так и не нашли.


Денежно-кредитная политика

Как и заявлено в Плане, денежно-кредитная политика намерена оставаться жесткой — Национальный банк в 2014 году не будет смягчать денежно-кредитную политику даже на фоне достигнутых договоренностей в части привлечения необходимых объемов внешних заимствований для пополнения золотовалютных резервов.

Так, в рамках исполнения принятой программы в четвертом квартале прошлого года Нацбанк, ссылаясь на повышенные темпы кредитования, принял меры по ограничению роста кредитного портфеля банков. В начале января 2014 года было объявлено об ограничении кредитования на уровне 0,7% в месяц в течение первого квартала наступившего года. Кроме того, Нацбанк запретил белорусским банкам выдачу валютных кредитов субъектам хозяйствования для расчетов с резидентами за исключением расчетов с предприятием "Газпром трансгаз Беларусь".

"Я бы считал нецелесообразным ограничивать валютное кредитование, потому что это нарушает экономические связи для многих предприятий, — отмечает бывший глава Нацбанка Станислав Богданкевич. — Покупка сырья, комплектующих из других стран — для некоторых предприятий это прямая необходимость для сохранения производства. Не все предприятия имеют валютную выручку в необходимых объемах, чтобы работать без валютных кредитов. Это [ограничение валютного кредитования] ставит палки в колеса развития экономики".

Что касается потребительских кредитов, то в соответствии с постановлением Нацбанка с 12 декабря при их выдаче банкам приходится формировать специальный резерв на покрытие возможных убытков по активам, подверженных кредитному риску, если годовая процентная ставка по потребительскому кредиту превышает двукратный размер ставки рефинансирования. Размер специального резерва должен составлять 100% от общей суммы задолженности по соответствующим активам.

Таким образом, считают в Нацбанке, предоставление потребительских кредитов по высоким процентным ставкам станет для банков экономически нецелесообразным. На этом фоне продолжится и проведение курсовой политики, обеспечивающей формирование обменного курса белорусского рубля на основе спроса и предложения. "При этом Национальный банк не допустит резких колебаний курса, сглаживая их своими инструментами", — говорится в пресс-релизе Нацбанка.

"С позиции укрепления национальной валюты и стабилизации валютного курса шаги Нацбанка правильны, ведь ограничение кредитования — это ограничение роста денежной массы. Но это негативно для оживления экономики, для роста ВВП", — считает Станислав Богданкевич.

"У нас очень высокая инфляция, нестабильный валютный курс. Правильным шагом была бы более ускоренная девальвация национальной валюты с учетом реальной инфляции, это бы привело к рыночному ограничению импорта и способствовало бы росту экспорта. Крепко держать валютный курс — это, по-моему, ошибочная позиция. Надо девальвировать рубль — не обвально, но более быстрыми темпами", — уверен экономист.

По его словам, при определении уровня девальвации нужно ориентироваться на реальный уровень инфляции, который, по мнению специалиста, по итогам года превысил заявленные 16,5% и близок к показателю ставки рефинансирования — 23,5%.

"Не зря Нацбанк держит ставку рефинансирования на уровне реальной инфляции. Девальвация должна быть где-то в этих рамках, где-то 11 тысяч рублей за доллар", — говорит Богданкевич.

Он не исключает того, что в Нацбанке понимают необходимость ускоренной девальвации, однако, будучи поставленными перед необходимостью поддержания нынешнего курса, экономисты ищут необходимые для этого ресурсы — в ужесточении денежно-кредитной политики.

Основные шаги запланированы на 2014 год — прежде всего это проведение консультаций с МВФ и ожидание 6-го транша кредита АКФ ЕврАзЭС (440 млн. долларов). Его получение было отложено в связи с невыполнением 10 из 14 показателей действующей стабилизационной программы.

"Принятый 10 октября правительством и Национальным банком Республики Беларусь план совместных действий является шагом в верном направлении. Мы видим первые позитивные результаты его реализации: ослабло спекулятивное давление на курс национальной валюты, затормозилось истощение международных резервов. Если эти позитивные результаты будут закреплены еще более решительными шагами властей РБ в течение первого полугодия 2014 года, все показатели шестого транша могут быть достигнуты", — прокомментировал тогда задержу транша заместитель председателя правления Евразийского банка развития Сергей Шаталов.

По мнению экономиста Леонида Заико, План по спасению экономики изначально "писался под внешних "давателей" людьми с существенными пробелами в экономических знаниях, и "даже умеренными экономистами был бы осмеян".


Все остальное

Что касается структурных изменений в экономике, то они, в общем и целом, предполагают максимальное сокращение расходов: сокращение бюджетного субсидирования, проведение приватизации, развитие накопительной пенсионной системы, повышение возраста выхода на пенсию, индексацию ставок акцизов не менее чем на 10% на автомобильное топливо и не менее чем на 20% по остальным группам товаров, изменения налогообложения.

Последним уже вплотную занялись — ввели госпошлины за выдачу разрешения на допуск транспортного средства к участию в дорожном движении, запланировали резкое повышение ставок акцизов на топливо, алкогольную и табачную продукцию, повышение ставки НДС.

"Этот План не решает проблем, которые есть в нашей экономике, — уверен Станислав Богданкевич. — Наша экономика требует кардинальных шагов. Меры, предпринимаемые Нацбанком, как раз более-менее правильные, но они не подкреплены планами правительства. Денежно-кредитная политика оторвана от экономической, они не состыковываются между собой".

По мнению бывшего главы Нацбанка, необходимо создавать программу структурной перестройки внутринациональной экономики — а это прежде всего развитие малого и среднего бизнеса.

"У нас только повышают налоги, а нужно малый и средний бизнес от них освободить на первые 3-5 лет, чтобы бизнес накопил оборотный капитал. Чтобы оживить экономику, нужно сокращать налоги и расширять свободу для бизнеса. А мы говорим об увеличении налогов, о новых видах налогов", — отмечает экономист.

Главная проблема, говорит Богданкевич, это резкое падение рентабельности предприятий. "Половина предприятий либо убыточны, либо с рентабельностью до 5%. Я по опыту работы в Советском Союзе знаю, что 5% рентабельности — это убытки. Просто директора делают видимость рентабельности".

"Нужен план, касающийся макрополитики. Такого плана нет. Почему? Потому что они все старые, а нужно молодое мышление. Директорат у нас совковый, а нужен современный, который бы думал на перспективу. Они пытаются сохранить статус-кво — внешние займы, продажи госактивов — все деньги идут на сохранение статуса-кво, чтобы сохранить ту структуру, которая есть сейчас, низкую официальную безработицу. Ни к чему хорошему это не ведет", — уверен экономист.

Новости по теме

    Мясникович будет давить на Ермакову

    Сейчас уже риск потери большей доли своих вкладов будет выше, чем выгода, которую можно получить. Инфляция, рост цен и постепенное снижение рубля по отношению к доллару – все это будет подрывать доверие белорусов к хранению накопленных средств вподробности

Новости других СМИ