Как восемь человек приняли решение за всю страну

Дмитрий Растаев, "Белгазета"

Год, когда отбор на "Евровидение" пройдет без скандалов, будет, наверное, вписан в историю Беларуси златыми буквами.

Большими златыми буквами с серебряными вензелями. Потому что в отборе этом, как в капле воды, отражается белорусское отношение к выбору в принципе.

В этом раз организация финального шоу достигла невиданной доселе транспарентности: жюри чуть ли не рентгеном просвечивали, чтобы показать всем и каждому, как теперь "все у нас прозрачно". Казалось бы, какие претензии?

Но не успело стихнуть эхо оваций, в которых белорусские зрительницы искупали новоиспеченного делегата на еврозаклание, а на пресловутом сайте change.org уже появилась петиция, адресованная главе государства, с требованием отменить голосование жюри, ибо оно "является субъективным и никак не отражает мнение всего народа Республики Беларусь".

Дальше — больше. Через несколько дней, когда под петицией красовалось несколько тысяч подписей, аутсайдеры по итогам голосования жюри (но фавориты зрительского голосования) Макс Лоренс & ДиДюЛя направили открытое письмо главе государства все с той же просьбой — пересмотреть результаты национального отбора на "Евровидение-2014", ибо члены жюри "открыто пренебрегли мнением народа".

По убеждению ребят, "мнение тысяч голосовавших людей просто не было учтено — восемь человек приняли решение за всю страну". Кроме того, организаторами отбора "были допущены следующие грубейшие нарушения: жюри конкурса работало в неполном составе (отсутствовал председатель); само голосование жюри и обработка протоколов проходила уже после объявления мнения телезрителей, что создавало возможность "подтасовки" результатов отбора". Засим, результат конкурса "оказался таким, как если бы люди не голосовали вовсе".

Естественно, столь увесистый камушек в свой огород Белтелерадиокомпания оставить незамеченным не могла. Еще не все юзеры Байнета ознакомились с посланием разгневанного дуэта, а она уже принялась укрощать Л&Д, заявляя, что все прошло "в полном соответствии с п. 27 гл. 6 "Положения о проведении Национального отборочного тура Международного телевизионного конкурса песни "Евровидение-2014", которое гласит: "В случае если два и более участника финала проекта набирают равное количество баллов, победитель проекта определяется дополнительным открытым голосованием профессионального жюри".

И тут мы подходим к довольно пикантному моменту. Формально Лоренсу с ДиДюЛей крыть нечем: правила есть правила. Но если разобраться по чесноку: почему именно такие правила приняты Белтелерадиокомпанией?

Положение, согласно которому дополнительное голосование жюри фактически перечеркивает выбор тысяч зрителей, укладывается в сакраментально формулу "Вы — люди темные и ничего не смыслите. А мы — продвинутые, и лучше вас знаем, что нужно". Завуалированное неуважение к народному выбору, подтвержденное буквой официального документа, ставит под вопрос необходимость зрительского голосования в принципе.

Действительно, какой смысл обрывать телефоны и строчить sms-ки, если в конечном итоге твой голос — и голоса тысяч таких же, как ты — не решают вообще ничего?

Нет, я ничего не имею не против Тео, горячо возлюбленного членами жюри. Скажу больше: в контексте "Евровидения-2014" его номер мне кажется куда более выигрышным, чем номер Лоренса и ДиДюЛи. Но что важней для национального самосознания: три минуты славы на легкомысленном «шоу для домохозяек» или понимание того, что твой выбор что-то да решает в этой стране? Белтелерадиокомпания, похоже, считает, что важнее слава. А по мне, так важнее выбор. И вот почему.

В процессе выбора мы учимся, мы развиваемся. Да, порою на собственных ошибках, и чаще всего — на них. Но это жизнь, которая по определению является пространством проб и ошибок. Именно набитые шишки являются нашими лучшими учителями. Лишив человека возможности выбирать, мы лишаем его возможности развиваться. Ребенок, за которого всю жизнь выбирают родители, вырастет неприспособленным к жизни. Народ, за которого всю дорогу выбирает "партия и правительство" (ну, или члены жюри) не сможет стать полноценным обществом.

Да, народ может ошибиться в своем выборе, и иногда довольно жестоко. С белорусами так уже было 20 лет назад. Но ошибка эта в любом случае послужит им уроком. В конце концов, небо на землю не упало — страна всего лишь претерпела "силу и процветание". Как сказал бы экстремал Тимофей Баженов, могло быть и хуже. Так чего уж после таких передряг бояться «неправильного» выбора на Eurovision? "Чай, не корову проигрываем", — говорят в таких случаях в народе.

Скептики возразят: да не из кого народу выбирать-то! Может, оно и так. Но это — следствие того, что долгие годы в стране на всех уровнях велась профанация выборного процесса: голосуй-не-голосуй, все равно получишь "элегантную победу". В такой атмосфере просто не могли сформироваться яркие конкурентоспособные особи. Это ведь — закон эволюции: функцию рождает необходимость. Яркие особи появятся тогда, когда потребность в них будет релевантно отображена в системе выборных координат. То есть когда поле выбора станет реальностью, а не фикцией. Как на «Евровидении», так и в общественной жизни.

Новости по теме

Новости других СМИ