Борец с "голубым лобби" в РПЦ сомневается в подлинности Даров волхвов

"Белорусский партизан"

Известный православный миссионер и блогер протодиакон Андрей Кураев выразил сомнение в исторической подлинности Даров волхвов, которые для почитания верующими были принесены с Афона в Россию, Беларусь и в Украину. По мнению священнослужителя, эта реликвия нуждается в исследовании.

"Очень непростой вопрос исторической подлинности этих артефактов. Нельзя делать вид, что мы живем в ХVI веке и все, что нам предлагают греки с Афона, - свято. Лет четыреста назад греки чего только не везли на Русь... Есть даже профессиональная шутка церковных археологов: в мире известны десять голов Иоанна Крестителя, но подлинны из них только три", - рассказал Кураев в интервью газете "Московский комсомолец".

Если Дары волхвов уж оказались в Москве, считает Кураев, "то почему бы не вписать в график их пребывания два-три дня для научного изучения?"

"И в Петербурге есть великолепная школа востоковедения. Дайте специалистам по древнеперсидскому искусству подержать реликвии в руках. Это ведь жутко интересно. Специалисты могут узнать для себя много нового. И эта открытость послужила бы потрясающему утверждению авторитета Церкви в научной среде", - заявил собеседник газеты.

Если же это предметы более поздние "(по фотографиям специалисты говорят, что это ХVI век, уже после падения Византии), то у нас и такие ученые есть", отметил Кураев.

"В любом случае зачем же шокировать ученый мир заявлениями про подлинность?.. Но это вопрос исторической достоверности. А для людей не важно, подделка это или раритет. То, что они чувствуют, ожидая на морозе, это и есть подлинность. И Господь им дает по их вере", - добавил священнослужитель.


Отметим, что вопрос об исторической подлинности Даров в дни их пребывания в России живо обсуждался в среде блогеров-экспертов.

Так, например, блогер stariy_khren, отметил на своей страничке в "Живом Журнале", что вопрос о том, когда и где были изготовлены "Дары волхвов", в советское время не вызывал особого ажиотажа. "В академических книжках, посвященных искусству Византии, просто и буднично писали: "... так н ваемые "дары волхвов" - разрозненные части украшения традиционного пояса византийских императоров, подчеркивавшие их сан инсигнии - золотые пластинки-нашивки, украшенные характерной поздневизантийской сканью, в основном изготовлены в XV в.", - приводит он выдержку из научной литературы тех лет.

"Теперь вдруг выясняется - правда исключительно со слов чиновников от РПЦ - совсем иная датировка этого пояса! Их стараниями он "состарился" аж на 15 веков! - т.е. до тех времен, когда еще не только техника филиграни не использовалась в придворном прикладном искусстве, но когда еще и самих византийских императоров не существовало в природе...", - пишет он.

Первое историческое упоминание нынешнего варианта "даров волхвов" содержится в документе конца XV века, а подробное описание встречается лишь с середины XVIII века. В частности, как указывает stariy_khren, "впервые описывает их русский путешественник Василий Григорович-Барский, посетивший Афон в мае-ноябре 1744 г.". Он приводит следующие сведения: "о сих дарах глаголют, яко древние благочестивые греческие цари, смесивши вкупе ливан и смирну, сотвориша некия зерна диравы, аки на четках зерна, а из злата соделаша дрот (проволоку) и решетки дробно переплетенны, и тем златым дротом часть от зерен пронзающе, а часть решетками престилающе, сотвориша себе драгоценный пояс, и в праздники Христовы в честь его на себе ношаху, иже широк бяше, яко на три перста. Бяху же на нем во время моё (1744) решеток изваянных девять, а между ними перевязанных зерен из смирны и ливана 69, с многими маргаритами (жемчужинами), иже испущаху велие благоухание. Сия дарова тамо владычица - Маро, дщерь Юрия владыки Сербскаго".

Эти данные содержатся в книге "Пешеходца Василия Григоровича-Барского-Плаки-Албова, уроженца киевского, мон. антиохийского, путешествие к святым местам, в Европе, Азии и Африке находящимся, предпринятое в 1723 и оконченное в 1747 г. Ч.2. СПб., 1785; науч. изд.: Второе посещение Святой Афонской Горы Василием Григоровичем-Барским, им самим описанное, более подробное, с 32-мя собственноручными его рисунками и картою Афонской Горы", изданной в Санкт-Петербурге в 1887. С.398).

Упомянутая Василием Григоровичем-Барским "Маро, дщерь Юрия владыки Сербскаго" это историческое лицо - Мара Бранкович, 1418 г.р., дочь сербского деспота Георгия (Джурджа) Бранковича (правившего Сербией с 1427 по 1456 год) и Ирины Кантакузины (византийской принцессы), жена (с 1435 года) османского султана Мурата II. Факт принесения Марой Бранкович в дар сербскому монастырю св. Павла на Афоне в 1470 г. поздневизантийского золотого пояса, насчитывавшего 9 золотых пластин и 69 бусин из смеси ладана и смирны, был документально зафиксирован в турецком фирмане, утраченном уже лишь в начале XX в. - во время пожара 1902 года. Правда, ни Мара Бранкович, ни турецкие хронисты еще не знали, что это были те самые "дары волхвов". В Османской империи Мара Бранкович жила до смерти мужа, до 1451-го года. Вернувшись в Сербию, от своего пасынка Мехмеда II она получила две области, а после смерти отца стала играть важную роль в политической жизни Сербии. Но из-за конфликта с провенгерски настроенным братом Лазаром она вернулась к султану Мехмеду II. От него она получила имение в небольшом местечке недалеко от Салоников и неплохое содержание.

Мара Бранкович, будучи христианкой, на регулярной основе спонсировала сербский афонский монастырь. Согласно легенде XIX в., чтобы передать афонским монахам "дары волхвов", Мара морским путем добралась из Константинополя до берегов Святой Горы. Но после того как она ступила на сушу и приблизилась к стенам монастыря Святого Павла, ее остановила сама Богородица, сказав, что та, будучи женщиной, не имеет права идти дальше. Мара дождалась монахов и передала им "дары"... В XIX веке якобы именно на этом самом месте был установлен крест, а затем, уже на деньги Российского императора, здесь же построена часовня, на которой изображена царица Мара с вооруженными турецкими охранниками, а напротив - монахи, принимающие "дары волхвов", - пишет блоггер, добавляя далее, что в XVIII веке "дары волхвов" представляли собой еще единое целое и составляли вкупе золотой пояс шириной 6 см (1 перст - примерно 2 см). Такие золотые пояса были известны у византийских императоров как подчеркивающие их сан инсигнии, но, как уже отмечено, ни в одном из исторических источников нет ни слова о литургической традиции ношения золотого пояса из "даров волхвов" на Господские праздники.

Кстати, монах Никодим, представитель монастыря святого Павла в Священном Киноте и один из эпистатов (членов правительства) Святой горы Афон, также заявляет, что ранее "эти подвески составляли единое украшение, которое было принято надевать особам царского рода. Сам о. Никодим совершенно верно указывает, что орнаментация "даров волхвов" позволяет провести их научную атрибуцию. Вот только геометрические узоры на золотых пластинах указывают вовсе не на абстрактных "восточных мастеров", но на типичную поствизантийскую скань, аналогии которой легко отыскать на окладах афонских икон XV-XVI вв.


"В настоящее время, - напоминает блоггер, - так называемые "дары волхвов" на Афоне хранятся в 10 отдельных ковчегах и насчитывают 28 разрозненных золотых пластин размером примерно 5 х 7 см и различной формы (прямоугольные, трапециевидные, полигональные и т.д.), украшенных сканью и зернью, скрепленых серебряной проволокой с бусинами из смеси ладана и смирны общим числом 62".

Подводя итог, блоггер-эксперт выделяет следующие периоды, которые можно проследить в истории "даров волхвов" из монастыря святого Павла на Афоне по историческим источникам:

1) до XI века никаких исторических свидетельств или упоминаний о "дарах волхвов" вообще не имеется;

2) в XI-XII веках некие "дароносивые златые сосуды, иже принесоша Христу с дары волсви" якобы хранились в ризнице св. Софии (но без какого-либо литургического почитания);

3) в период с XII по XVIII век "дароносивые златые сосуды" (если они и были) бесследно канули в Лету (поскольку вместо них стал упоминаться византийский золотой пояс);

4) в 1470 году Мара Бранкович, дочь сербского деспота Георгия Бранковича и Ирины Кантакузины, жена османского султана Мурата II, принесла в дар сербскому монастырю св. Павла на Афоне поздневизантийский золотой пояс, насчитывавший 9 золотых пластин и 69 бусин из смеси ладана и смирны, о чем гласил турецкий фирман, утраченный во время пожара 1902 года;

5) после 1744 года, когда монастырь св. Павла вновь заселили греки, пояс был расчленен на сегменты, и число пластин увеличилось до 28, а бусин убавилось на 7 шт.;

6) в начале 1980-х годов "дары волхвов" начали использоваться Греческой церковью для сбора пожертвований, и к ним был сочинен соответствующий канон;

7) в начале 2014 года к "дарам волхвов" в Москве и Питере начали выстраиваться многотысячные очереди жаждущих прикоснуться к "святыне", которой "касался Сам Спаситель".

Известный в интернет-сообществе блог экспертов Музея имени Андрея Рублева опубликовал статью "Дары волхвов на Афоне – научная экспертиза", в котором публикует выдержки из различных публикаций российских СМИ и блогосферы, посвященных реликвиям.

Среди них - точка зрения члена Патриаршего совета по культуре, реставратора высшей квалификации, главного искусствоведа Межобластного научно-реставрационного художественного управления Министерства культуры РФ Владимира Сарабьянова, высказанная им в интервью "Комсомольской правде".

Сарабьянов отмечает, что когда ему говорят, что Дары волхвов - это реликвия, он не может с этим согласиться, поскольку "Дары волхвов не являлись реликвией для тех, кому волхвы эти дары принесли".

"Представьте себе евангельские реалии той ситуации. Для меня моя вера зиждется на абсолютном понимании тех событий как реальности. Принесли волхвы дары - и что дальше? Они что, являются для тех, кому они принесли эти дары, какой-то святыней? Какой-то реликвией? Нет", - пишет Сарабьянов.

"Дары - это подарки. Это не Гвоздь Господень, который вынут из ног Христа, это не Риза Богородицы, это не Риза Господня, это не мощи святых. Это всего лишь дары. Как они могли сохраниться как реликвия? Как они могли пройти по этому очень сложному историческому пути и дойти до нас? Я не могу себе это представить", - отмечает эксперт.

"Поэтому у меня они вызывают очень, я бы сказал, сомнительное отношение к их подлинности. Мы прекрасно знаем, что в Средние века масса святынь подделывалась и продавалась за деньги. Не только в Средние века, но и Дары волхвов для меня абсолютно нереальная реликвия. Я не могу представить ее исторического пути. Я прагматик и историк по образованию и ничего с собой поделать не могу", - заявляет Сарабьянов.

"Представьте себе нищую семью, которая находится в хлеву. Вдруг им приносит дары. Что они с ними могли сделать? Скорее всего, их потратили на то, чтобы как-то обеспечить свою жизнь. На то они и дары, подарки. Святое семейство не могло относиться к этим дарам как к каким-то святыням. Какие святыни? Неужели можно себе представить, что они эти крошечные ладан и смирну берегли? Я не могу это представить", - пишет ученый.

Евангелие, да и вообще все Священное Писание, часто воспринимают как сказку какую-то, как красивую историю - она и написана таким языком, который предполагает обобщенность. Но для меня это совершенно реальность. Я в эту реальность верю. И если это не реальность, тогда непонятно, во что верить. Моя вера христианина зиждется на реальности того, что там происходило. А если превращать это все в сказку, то какая тогда вера? Это уже не вера - это и есть сказка.


"Чем же объясняются огромные очереди к Дарам?" - спросил Сарабьянова корреспондент "КП".

"Вот этим они и объясняются - я считаю, люди верят в сказки", - заключил собеседник газеты.

Между тем за десять дней в России Дарам волхвов поклонились 585 тысяч верующих: 420 тысяч приложились к святыне в Москве, 165 тысяч - в Петербурге. Сейчас реликвия выставлена для поклонения в Минске, сообщается в информации ИТАР-ТАСС, которая также напоминает, что на днях патриарх выразил сожаление, что некоторые люди, называющие себя православными, "уподобляют идолопоклонникам своих братьев и сестер по вере, которые многие часы стоят для того, чтобы поклоняться святыне".

"Какой же грех на душу принимают эти люди, которые своими публичными высказываниями пытаются осквернить добрые и светлые чувства тех, кто с глубокой верой идет навстречу Богу, прикасаясь к святыням!" - сказал патриарх.

Со своей стороны председатель Информационного отдела Московского патриархата Владимир Легойда в интервью газете "Аргументы и факты", осудил тех, кто считает стремление сотен тысяч верующих прикоснуться к принесенным с Афона Дарам волхвов идолопоклонничеством. По его словам, такого рода вопрос может быть поставлен только исходя из логики неверующего человека.

"В дни пребывания Даров в Москве мне звонили с разными вопросами о святыне очень многие и очень разные люди. Включая всему миру извест¬ных докторов наук, людей с высоким уровнем церковного сознания. Их очень сложно назвать идолопоклонниками. А что может привести человека к Богу? Да все что угодно. Это область действия Господа, а не человека. Проверено временем", - заявил представитель Церкви.

Верующие люди знают, подчеркнул Легойда, что можно встать в конец очереди одним, а выйти через несколько часов совсем другим. Так со многими и происходит.

Напомним, уже около 170 тысяч белорусов поклонились Дарам волхвов в Минске. Также "Белорусский партизан" писал о том, что очередь к реликвии продают за 800 тысяч рублей.

С 18—23 января доступ к Дарам волхвов для паломников будет открыт с 8.00 до 22.00. Утром 24 января доступ к реликвии будет прекращен, в этот день Дары волхвов отбудут в Киев.

Напомним, что Андрей Кураев сейчас ведет упорную борьбу с гомосексуалистами среди высших иерархов Русской православной церкви и даже обвинил в содомии епископа Гомельского и Жлобинского.

Новости по теме

Новости других СМИ