Рикошет. Видимо, до 2030 года...

Валерий Карбалевич, "Радыё Свабода", перевод UDF.BY

За много лет правления Лукашенко сложились определенные традиции и ритуалы.

На новогодний праздник нужно поздравлять свой ​​добрый народ. А в начале нового года - проводить пресс-конференцию. Чтобы в очередной раз напомнить благодарному электорату о мудрости государственной политики.

В январе прошлого года государственные СМИ с восторгом комментировали пресс-конференцию Лукашенко. Павел Якубович в "Советской Белоруссии" писал о ней как о "крупнейшем медийном событии последних лет", говорил об "ошеломляющем уровне, который продемонстрировал президент", его "полемическом даре", пел и другие панегирики. Казалось бы, когда пропагандистский опыт такой хороший, то надо было бы и в этом году его продолжить.

Однако на этот раз формат встречи Лукашенко с медиа радикально поменялся, стал кулуарным. К нему приглашены только руководители СМИ, не было живой трансляции по радио или ТВ. Объяснение этим переменам простое. Ситуация в стране такова, что он боится рисковать. Телезрителям нужно предложить только отцензурированный вариант.

Что касается содержания выступления Лукашенко, то ни слова не было сказано о тех исторических вызовах и проблемах, которые встают перед страной. Наоборот, как обычно, Лукашенко успокаивал народ, всячески хвастался своей экономической политикой, ее результатами, достигнутой стабильностью ("Мы никогда так хорошо не жили, как сейчас"). И приукрашивал ситуацию:

Есть предложения, очень выгодные для нас, по кредитованию нашей экономики, по предоставлению нам финансовых средств. Но мы уже смотрим, чтобы это было не более 5%. Есть предложения и под 3%. КНР - это где-то 3%.


Если бы действительно было так легко найти иностранные займы, то не ездил бы глава Беларуси по всему миру в поисках кредитов, и то в основном безрезультатно.

Но если Лукашенко слушать внимательно, то время от времени, непреднамеренно он проговаривается о реальной ситуации в стране. Вот, например, глава государства говорит, что все ждали девальвации, и правительство, и директорат просил об этом. Все, кроме меня, а я, мол, вопреки прогнозам "отморозков", чтобы посрамить их, ее не допустил.

Во-первых, когда вся страна от обывателя до членов правительства ждет девальвации, то о какой стабильности можно говорить? Государство с неустойчивой национальной валютой, в которой люди начинают день с информации об обменном курсе, - самая нестабильная.

Во-вторых, Лукашенко признался, что в вопросе девальвации он руководствовался не экономическим логикой, а политической или пиаровской целесообразностью. То есть экономика приносится в жертву политике.

Интересны были его рассуждения на экономические темы. Свою заинтересованность в совместном белорусско-китайском проекте по производству автомобиля Gelly он объясняет тем, что давно мечтал, чтобы у белорусов было свой легковой автомобиль. То есть это проект не экономический, а политический. Как и АЭС, и запуск космического спутника.

Он много объяснял, что в Беларуси много лесов, поэтому в стране должна быть деревообработка, производство мебели, бумаги. И неважно, что Якубович не хочет покупать эту бумагу, так как она низкого качества. Куда он денется. Главное, что есть производство, используются свои ресурсы, люди заняты. Вопрос об экономической выгоде не ставится вообще.

То же самое и с сельским хозяйством. В АПК вложили 50 миллиардов долларов, экспорт мясомолочной продукции растет, перспективы расширения ее продажи за рубежом большие. Правда, есть маленькая проблема: белорусское сельскохозяйственное производство нерентабельно, существует на государственных дотациях. Поэтому "настало время разобраться с сельским хозяйством". Наконец, через 20 лет правления.

То есть Лукашенко мыслит и действует строго в рамках социалистической экономики, где главное - производство, а проблема прибыли, экономической целесообразности отходит на второй план. Важно, чтобы все работало, не стояло. А что касается потерь, то это мелочь, как-то выкрутимся, та же Россия поможет.

Еще одно наблюдение. Оно не новое, но очень характерное. Всю пресс-конференцию Лукашенко выдерживал образ мудрого, спокойного, рассудительного, даже снисходительного руководителя. Пытался шутить. И вот зашла речь о политзаключенных, оппозицию. И его сразу сорвала, человека словно мгновенно преобразился: "подонки", "мразь".

И последний вопрос - о Беларуси в 2030 году. "Беларусь будет государством суверенным и независимым. Я, видимо, не доживу как президент", - сказал Лукашенко. Здесь ключевое слово "видимо".

Новости по теме

Новости других СМИ