"Делаем, делаем: с конвейера и - под забор"


В декабре "Радыё Свабода" сообщала о сложной ситуации на Минском тракторном заводе: проблемы со сбытом продукции, снижение зарплат, массовые увольнения.

По неофициальной информации, на литейном производстве тогда даже прошла стихийная забастовка. Как изменилась ситуация за прошедшие полтора месяца? Возле проходной МТЗ с работниками предприятия разговаривала Галина Абакунчик.

Проходная Минского тракторного завода - напротив одноименной станции метро. Вдоль короткого пути - стихийная торговля носками, перчатками и прочей мелочью, около которой мало кто останавливается. Время пересменки. В обе стороны направляется поток работников. С тракторозаводцев разговариваю у входа на завод.

Корреспондент: "Давно ли работаете ? Довольны зарплатой , есть ли работа?"

Рабочий: "Только неделю работаю. Ну, работать можно, а зарплата - обижаются на зарплату все вокруг".

Корреспондент: "Почему тогда вы пришли сюда?"

Рабочий: "А меня больше не брали никуда - мне 52 года. А месяц не поработав - бомжом можно себя почувствовать".

Рабочая: "Работаю на валах - это цех № 5. Ранее работа была более стабильна, а сейчас - сами понимаете - кризис и это чувствуется. Прежде всего - на заработках, также в цехах холодно, приходится решая, одеваться теплее. Пытаемся восстановить объемы продукции, чтобы произвести больше" .

Корреспондент: "Что вам говорит руководство, когда положение изменится к лучшему?"

Рабочая: "Ну, план мы выполнили, начальник был доволен, а что дальше - будет видно".

Корреспондент: "Есть ли работа, или ее хватает?"

Рабочий: "Не сказал бы - пока не вышли на те объемы, которые были до нового года. А если от себя говорить , то план этот мы выполнили еще в октябре-ноябре. Но продукция стоит на складах, ее не продают, ее некуда деть. Отсюда, соответственно, и производственных планов нет, и денег. Продукция есть, но ее некуда продать".

Корреспондент: "Что вы думаете о такой ситуации?"

Рабочий: "Это обязанность министерства. Люди жалуются на то, что мало работы, на несоответствие руководство в организации работы, на низкие зарплаты, на жилищные проблемы и так далее".

Корреспондент: "Много молодежи работает на заводе?"

Рабочий: "Достаточно много работает. Но за последний год - много моих знакомых тоже - поуходили. Я и сам планирую уйти: дети есть - их надо поднимать, общежития не дают, квартиру я построить не могу, снимать - дорого. Соответственно - приходится искать другое место работы".

В отличие от рабочих, условиями труда и заработками на тракторном заводе довольны представители среднего руководящего состава:

Корреспондент: "Наверное, вы - среди молодых, кто работает на заводе, так?"

Юноша: "Нет, не самые молодые - 5-6 лет работаем".

Корреспондент: "Довольны?"

Юноша: "В принципе да - работы хватает, заработок неплохой - почему нет?"

Девушка: "В общем да, мы довольны".

Корреспондент: "Вы относитесь к руководящему составу?"

Девушка: "Да, к руководящему" .

Корреспондент: "Говорят, что склады переполнены, продукция не продается, а поэтому у рабочих низкие зарплаты".

Юноша: "Да нет - какие были зарплаты, такие и остались. Все это брехня. Врут люди".

Тем временем рабочие МТЗ , которые непосредственно производят тракторы в цехах, говорят, что стремятся поскорее расстаться с предприятием:

Корреспондент: Изменилось ли что-то в новом году, как работается?"

Рабочий: "Ой, не спрашивайте лучше, не хватает комплектующих. Ну, новый год начался - пока это все раскочегарится, а работать нужно в две смены. План был большой, начальство много хочет, но ничего не получается".

Корреспондент: "А что говорит начальство , когда что-то изменится?"

Рабочий: "Ну, не знаю, когда что изменится. Так делаем, делаем - загружена вся территория, а толку с того ? А мы делаем, куда делаем - непонятно. На улицу под забор - лишь бы с конвейера. И с места на место перекидывается".

Корреспондент: "Что будет с зарплатой?"

Рабочий: "Никто не шевелится, чтобы поднять. Было мало, так еще и подрезали. Ну, а себе же начальство не урежет. Чтобы оно себя обделило - о, нет!"

Корреспондент: Держатся ли люди за работу в этих условиях?"

Рабочий: "Нет, народ потихоньку убегает. Я бы тоже сбежал, но еще не нашел куда. Дай Бог, чтобы в этом году уйти из этого дурдома куда-нибудь, лишь бы его не видеть".

Некоторые из работников МТЗ отказывались разговаривать при включенном микрофоне. Причиной они называли боязнь преследования со стороны администрации.

Новости по теме

Новости других СМИ