Сафари: как белорус охотился на "титушек" в Киеве

"Наша Ніва"

— А вы тоже на рыбу?

— Ну… да.

— Подождите, сейчас люди подтянутся, — сообщает парень в широких штанах, с рюкзаком и шапке с помпоном.


Выход из метро на окраине Киева. Стоим. Греемся. Сбор в сквере у выхода. Трое белорусских журналистов и двое наших новых знакомых. На улице — минус 18…

В Киеве каждую ночь горят автомобили, чаще всего, со львовскими номерами. За поджогами, по версии СМИ, стоят "титушки" — люди из околоуголовной среды с востока и юга Украины, которых власти привезли в столицу для дестабилизации ситуации. Такса — 200 гривен в сутки, плюс — премия за каждую сожженную машину… Милиция закрывает глаза, поэтому на "тропу войны" выходят участники Автомайдану и ультрасы.

У выхода из метро пара десятков пацанов. Дресс-код футбольных фанатов: "капюшонки", спортивные штаны, кроссовки. Лица скрыты под масками-балаклавами. Люди стараются проходить мимо нашей группы как можно скорее. Ребята шумные, но не задиристые, русскоязычные, без "мазепинок" (шапка, стилизованная под головной убор украинских военнослужащих 1918—1920 гг.), без камуфляжа, в который одевается самооборона Майдана. Есть даже несколько девушек.

— Так, рассыпались по группкам, чтобы движухи не создавать! Ждем! — командует коренастый фан в дутой куртке "Адидас".

Толпа рассеивается по площадке.

— У вас в Беларуси тоже людям уши отрезают? — интересуется долговязый парень.

— Нет, у нас по 15 суток дают. Только в конце 90-х похитили нескольких оппонентов президента…

Фан в дутой куртке собирает всех вокруг себя:

— Мы собрались здесь, чтобы навести порядок в своем городе. Мы — вне политики, мы никого не поддерживаем. Нам не нравится, что какое-то быдло завозят в НАШ город, чтобы здесь жечь машины… Парни, будьте осторожны, не лезьте, если не уверены. Теперь честно, у кого есть травматы?

Поднимается несколько рук.

— Подходите, дам шрот. Баллончики, травматы — используем в крайних случаях, только если есть угроза здоровью.

Ребята скидываются на топливо, договариваются кто с кем едет, кто идет в пеший патруль, настраивают частоту программы для айфонов с функцией рации…

— Менты! Бежим! — внезапный сигнал.

В конце аллеи виден свет, толпа двинулась в темноту парка… Садимся в легковушки.

На вооружении у нас — пистолеты для пейнт-бола (чтобы "обозначить" врага), деревянная бита, пачка петард да кое-какая пиротехника.

— Ах-а-ха, эти шарики не стреляют при минус десяти, — смеется наш водитель.

"Сафари" началось с задержания одного из охотников.

— Пешего?

— Да. Он был на "рации", теперь нужно удалить его из линии, выясняем, под каким ником он был…

— За что взяли?

— Неизвестно.

Ловлю себя на мысли, что впервые приходится видеть ночной город глазами патруля, перед которым поставлена задача кого-то поймать.

— Послушайте, Киев же огромный. Как вы планируете, используя пару машин, кого-то выловить?

— Это система. Мы отслеживаем любые движения, любые группы молодежи через "контакт", нет. Пешие патрули по телефону нам сразу все сообщают. Сила патруля в оперативности, — объясняет водитель.

Мужик с битой на переднем сидении периодически опускает стекло, чтобы дальнобойным фонарем прощупать какой-то двор или окно подозрительного бусика.

— Да не свети ты в каждую машину, — бросает водитель, — в бусике, где сидят люди, стекло будет запотевшим.

— Простите, а вы в органах не работали? — интересуюсь я.

— Угу.

По рации приходят сообщения, будто бы то здесь, то там видели "титушек". На одном из перекрестков из бусика якобы выскочили несколько парней с георгиевскими лентами и моментально скрылись в темноте. Иногда замечаем по нескольку молодых людей в спортивной одежде около постов ГАИ. Результат ночного рейда нулевой.

— Вы каждую ночь вот так собираетесь?

— Стараемся.

— А вы не думаете, что все ваши разговоры по телефону и через ВКонтакте отслеживают? — не сдерживаюсь я. — В Беларуси когда делают что-то секретное, первым делом достают аккумуляторы из телефонов.

— Да?.. — после паузы переспрашивает водитель.

Остальные молчат.

Звонит мой телефон. Наш оператор из соседней машины сообщает, что сюжет они отсняли, можно выходить и ехать домой. Останавливаемся на площади Шевченко на самой окраине Киева.

На следующий день выяснится, что за ночь сожжено 7 машин, в том числе — сотрудницы канадского посольства, участницы Автомайдана. "Автомайдановцы" так никого и не поймали…

Таксист высаживает нас у баррикады внутренних войск на пересечении Банковой и Лютеранской, неподалеку от Майдана.

Месяц назад здесь еще стояли протестующие — застава из Закарпатья, горели бочки, развевались флаги. Теперь здесь — силовики.

— Вы куда, ребята? — подходит офицер.

— Мы журналисты.

— Только не снимать!

— Нет, камера выключена.

Камера — наш пропуск.

Чтобы согреться, ВВэшники играют в футбол ледышками.

Небо — звездное. Скоро рассвет, перед которым, как известно, тьма сгущается.

Новости по теме

Новости других СМИ