Белорусские власти готовят приватизацию под Сечина

Ярослав Романчук, liberty-belarus.info

За 20 последних лет продажа госсобственности в Беларуси так по-хорошему и не началась.

По состоянию проведения малой и большой приватизации наша страна из 34 переходных стран, оцениваемых ЕБРР, прочно входит в последнюю тройку аутсайдеров. У нас самая огосударствлённая экономика в Европе.

Судя по заявлениям главы Государственного комитета по имуществу (ГКИ) Георгия Кузнецова, этот статус не изменится за исключением одного ключевого сектора белорусской экономики – нефтепереработки. Только сделку по продаже акций ОАО "Мозырский НПЗ" Роснефти в лице Игоря Сечина никак нельзя назвать приватизацией. Когда иностранная государственная монополия покупает наши лучшие национальные активы без открытого конкурса, речь идёт о межгосударственном картельном соглашении.


Белорусско-сечинский нефтяной расклад

Белорусская сторона завершила оценку ОАО "Мозырский НПЗ". По словам Г. Кузнецова белорусская доля стоит $ 4 млрд. Это 42,76% акций плюс, очевидно, 12,25% акций, которыми владеет ОАО "МНПЗ плюс". Получается, что общая цена завода составляет около $ 7,3 млрд.

Не лишним будет указать на то, что оценка стоимости МНПЗ проводилась по белорусской методике. Несоответствия национальных стандартов бухгалтерского учёта стандартам МСФО не позволили дать оценку, которую бы понимали и принимали внешние инвесторы. Очевидно, что она делалась скорее для геополитического торга в рамках переговоров монополистов, а не для реализации честной, открытой сделки со свободным
доступом всех желающих.

Сама цена Мозырского НПЗ на фоне тех цен, которые платят за аналогичные активы в мире, кажется приближённой к утопическим желаниям белорусского руководства, чем к реальности. В условиях российской и европейской рецессии, с учётом бурного развития электромобилей и иных технологий, интенсификации конкуренции на рынке энергоресурсов и вероятного снижения цен на нефть такая оценка явно перекошена в пользу продавца.

Позиция Лукашенко, который лично курирует ТЭК, понятна: продать 25% акций плюс 1 акцию за максимально возможную цену, сохранить за собой возможность принимать решения по управлению предприятия и растянуть совершение полной покупки НПЗ на максимально длительный срок. Белорусская сторона хочет, чтобы покупатель – выполнение этого условия под силу только Сечину – в течение 10 лет обеспечивал полную загрузку двух белорусских НПЗ.

Почему потенциальный собственник одного белорусского НПЗ должен взваливать на свои плечи загрузку другого, непонятно, если рассматривать только коммерческую составляющую сделки. Лукашенко рассматривает её, как часть мер по изменению механизмов управления всего белорусского ТЭКа. Сечин прекрасно осведомлён об условиях работы на нефтяном рынке Беларуси. Вовлечение государственного Новополоцкого НПЗ в сделку по Мозырскому НПЗ лишний раз доказывает неразделимость частных и государственных интересов там, где речь идёт о больших нефтяных деньгах.

Игорь Сечин тоже понимает выгоду переработку нефти на белорусских НПЗ. Он может подписаться под условием о загрузке обоих белорусских НПЗ, если поставки будут идти через контролируемые им структуры.

В общем, белорусская сторона предложила Сечину создать белорусско-российскую монополию на нефтепереработку в Беларуси. Сейчас глава "Роснефти" должен взвесить все "за" и "против", смоделировать поведение конкурентов из России, оценить риски их судебных тяжб в плане нарушения условий свободной конкуренции и принять решение. При этом он должен понимать, что в течение 10 лет права собственности на приобретённые им активы можно будет в любой момент ограничить или ликвидировать, если случится какой-нибудь сбой в поставках.

Ещё одним условием продажи акций Мозырского НПЗ является требование белорусской стороны построить новый завод стоимостью в $ 1,2 млрд. Лукашенко предлагает очередное пакетное соглашение с весьма смутным и неопределённым будущим. Такого рода инвестиции в обыкновенных коммерческих проектах требуют глубокой проработки, но когда сделку совершают «государственные мужи», логика меняется.

Существенным отличием является то, что ни белорусская сторона, ни Сечин не рискуют своими личными деньгами. До чего бы они не договорились, за ними стоят бюджеты стран, силовые и судебные структуры. Лукашенко уже не раз демонстрировал своё умение переигрывать российских партнёров, навязывать им свою интерпретацию конфликтных ситуаций. На этот раз Россию представляет не высокомерные, заносчивые слюнтяи, а самый что ни на есть человек дела, коммерческий бульдог Кремля.

Лукашенко не от хорошей жизни ведёт переговоры с Сечиным. Ему позарез нужен мощный партнёр в России, который в силу своей коммерческой вовлеченности в Беларуси будет лоббировать интересы главы Беларуси по другим интеграционным направлениям. Пробить государственный кредит дружественной стране, нейтрализовать российскую санстанцию, антидемпинговые притязания производителей молока, цемента, мяса, тем более мобилизовать МИД для защиты Беларуси в европейских структурах – всё это под силу Игорю Сечину.

Новости по теме

Новости других СМИ