Война на пороге. Как ее не впустить

Артем Шрайбман, Naviny.by

Можно ли мирным путем выйти из крымского конфликта? Какой будет международная реакция на возможную аннексию полуострова? Какие выводы должна сделать из этого конфликта Беларусь?

На эти и другие вопросы по просьбе Naviny.by ответили известные российские и украинские политологи.


Станислав Белковский — российский политолог, социолог и публицист. Учредитель и директор Института национальной стратегии

- Возможен ли мирный выход из ситуации в Крыму?

- Я считаю, что нужно создавать международную группу по Крыму, в которую войдут авторитетные для Владимира Путина люди. Например, Эли Визель, лауреат нобелевской премии мира, жертва Холокоста. Эти люди могли бы объяснить Владимиру Путину, что надо съезжать с этой темы, грубо говоря, что нужен мир, а не война. Потому что Владимир Владимирович решил, что может всё после сочинской Олимпиады, а это не совсем так. Война на пороге, и она никому не нужна, я вас уверяю. Я общался со многими представителями российской правящей элиты, к которой я сам не принадлежу. Все очень сильно напуганы, все понимают, что происходящее может обернуться большими проблемами для российской элиты. И в смысле арестов активов, счетов, и вообще — войны никто не хочет.

На вопрос, кто же тогда инициирует войну, Белковский заявил:

Путин. Это вызов и шанс для него лично. Он хочет отплатить Западу за все унижения, которые он претерпел на протяжении последних 15 лет.


- Можно ли назвать это началом новой холодной войны?

- Это начало не второй холодной войны, это начало третьей мировой войны. Это "военная" война, а не холодная. Или вы хотите сказать, что весь мир будет спокойно смотреть, как у Украины оттяпывают Крым?.

При этом политолог не считает вероятным развитие событий по "абхазскому" или "приднестровскому" сценариям:

Абхазия и Приднестровье получили фактическую независимость в 1992 году, на руинах империи Советского Союза. А сейчас это совершенно другой случай.


- Какой может быть международная реакция на возможную аннексию Крыма Россией после референдума на полуострове 16 марта?

- Отторжение Крыма вызовет тектонические последствия. Международная реакция будет жесточайшей. Во-первых, будет арест активов и счетов российских бизнесменов. У россиян очень много собственности на Западе. Я считаю, что примерно 10% российских граждан, то есть примерно 14 млн. человек, имеют существенную собственность на Западе. Могут быть визовые санкции, ограничение въезда, а для русских людей очень важно выезжать на Запад. Большая восьмерка будет ликвидирована за ненадобностью.

- Какие выводы должна сделать из этого конфликта Беларусь?

- Беларусь должна сделать только один вывод. Никогда не нужно доверять слишком много власти одному человеку. Потому что, когда у человека слишком много власти на протяжении длительного отрезка времени, у него сносит башню в определенный момент.


Владимир Корнилов — украинский политолог, директор Центра евразийских исследований

- Возможен ли мирный выход из ситуации в Крыму?

- Мирный выход надо было искать до того, как путч организовывали на Украине. Мы понимаем, что то, что сейчас происходит в Крыму, на юго-востоке Украины — это реакция на нелегитимную смену власти. Тому же Крыму, тому же юго-востоку, по сути, было сказано, что они не имеют возможности и права иметь своего лидера. Что бы ни происходило, путем очередного путча или майдана, этот лидер будет свергнут. Дальше уже последовала реакция. Сейчас мирные выходы искать уже сложно. Но рано или поздно все равно станет вопрос об урегулировании данного конфликта и данных территориальных споров. Я думаю, что в конечном итоге стороны пойдут на такой условный компромисс, который был до 2008 года с Южной Осетией и Абхазией, какой сейчас происходит в Молдавии и Приднестровье. Обе стороны вроде как не признают отделение Крыма, но при этом де-факто это будет самоуправляемая территория.

- Можно ли назвать это началом новой холодной войны?

- Сейчас западные СМИ трубят об этом очень сильно. Во всяком случае, с момента окончания холодной войны, они считают, что глобальных конфликтов не было. Хотя мы помним и Югословию на территории Европы. Тем не менее, серьезные аналитики, которые не подвержены таким эмоциональным оценкам, указывают на один неоспоримый факт. Если во время холодной войны это была конкуренция двух политических систем, то сейчас идет речь о спорах между мировыми лидерами за расширение или сужение лидерства. Поэтому аналогия с холодной войной в данном случае не совсем уместна.

- Какой может быть международная реакция на возможную аннексию Крыма Россией после референдума на полуострове 16 марта?

- Само собой, Запад в любом случае не признает референдум. При этом в России этот референдум будет признан легитимным, но будут ли затем идти какие-то законодательные последствия, в плане изменения границ, то в этом тоже есть большие сомнения. Мы заранее знаем результат данного референдума, если он не будет сорван силовым путем.

- Какие выводы должна сделать из этого конфликта Беларусь?

- Ваша страна должна в очередной раз понять, что Западу, по большому счету, не важно, за демократию кто-то борется или против демократии. Западу важно, чтобы какая-то определенная территория была в управлении, под контролем западных структур. И само собой, не сближалась с Россией, усиливая потенциального конкурента. В этом смысле разговоры о демократии и свободе слова уходят на задний план и мало кого интересуют в Вашингтоне и Брюсселе. Поэтому, в любом случае, и по отношению к Беларуси, и по отношению к России на Западе всегда готовы начать свой час "Ч". И мы уже видели подобные попытки и в Беларуси, и в России. К этому нужно быть готовым и не заигрывать, как это делал Янукович, со своими идеологическими партнерами, разжигая внутри страны нездоровые идеи, чуждые избирателям власти, самой власти и самому государству.


Юрий Крупнов — российский политолог, общественный деятель, председатель Движения развития

- Возможен ли мирный выход из ситуации в Крыму?

- На мой взгляд, не может быть никакого военного выхода из этой ситуации. Никакой войны не предполагается и не будет. Никто ее не будет начинать. Просто таким образом устанавливаются новые границы, по сути, между НАТО и Россией. Я говорю не про юридические вопросы. Граница установится функционально. Вопрос членства в НАТО не имеет прямого отношения к реальному геополитическому противостоянию: Афганистан не является членом НАТО, но только оставить в нем собираются 9 крупных военных баз.

- Можно ли назвать это началом новой холодной войны?

- Непонятно, кто когда заканчивал эту войну. Вопрос не в том, что это начало новой войны. Вопрос в том, что в мозгах у многих непрекращающаяся война вновь возникает как реальность. А что было в Югославии, в Афганистане, в Ираке, как не элементы этого геополитического противостояния холодной войны. Оно не прекращалось и идет каждый день.

- Какой может быть международная реакция на возможную аннексию Крыма Россией после референдума на полуострове 16 марта?

- Вопрос в ежечасном, ситуационном определении границы геополитического противостояния. Я думаю, что она установится по Крымскому перешейку, но она подвинется к восточным границам Украины. НАТО будет продвинуто, по сути, к границам России.

- Какие выводы должна сделать из этого конфликта Беларусь?

- Беларусь должна окончательно осознать, что при всей сложности наших отношений только в единстве мы можем представлять собой геополитическую реальность. Поэтому строительство Евразийского союза, политического союза и реинтеграция — это императив для наших государств, это вопрос нашего выживания.


Виталий Портников — украинский политолог, публицист

- Возможен ли мирный выход из ситуации в Крыму?

- В Крыму не было никаких проблем, столкновений между политическими силами или этническими группами. Весь конфликт, который наблюдается в Крыму, не является конфликтом — мы наблюдаем процесс военной оккупации, которая имеет своей целью аннексию этой территории.

В случае если оккупация территории Крыма будет прекращена, а озабоченность со стороны России ситуацией в автономии сохранится, можно будет провести соответствующие международные консультации, связанные с гарантиями безопасности жителей Крыма, ввести туда международный миротворческий контингент под эгидой ОБСЕ и ООН. Я бы видел в составе такого контингента военных НАТО, что дало бы возможность прибыть на полуостров военным из Турции, крайне заинтересованным в безопасности крымских татар. И с другой стороны, российских военных, которые, правда, там уже находятся в рамках соглашения между РФ и Украиной по базе Черноморского флота. Если такого рода контингент выглядел бы для России неубедительным, можно было бы договориться о размещении в Крыму миротворцев из нейтральных стран, не входящих в НАТО. Но в этом случае необходимо было бы принять решение о демилитаризации Крыма и вывести с территории полуострова российскую военную базу.

Я считаю решения, которые были приняты по Крыму в последнюю неделю, признаком глубочайшего психического разлада с реальностью. Если есть возможность возвращения к этой реальности, то мы будем свидетелями нахождения правильного решения. Если психическое заболевание станет сутью российской политики, тогда мирное решение не будет найдено. Тогда состоится референдум и по его итогам Госдума России примет решение о присоединении Крыма к Российской Федерации.

- Какой может быть международная реакция на возможную аннексию Крыма Россией после референдума на полуострове 16 марта?

- Международное сообщество установит против России жесточайшие экономические санкции. Насколько я понимаю, в ближайшие дни это будут экономические санкции индивидуального характера против российских олигархов. Затем последуют санкции более глобального характера.

Кроме того, на фоне замораживания активов российских олигархов на Западе, продолжится обвал российской национальной валюты, обвал российских фондовых рынков. Возникнут серьезные трудности с поставкой энергоносителей. Любая сложная ситуация в украино-российских отношениях может привести к прекращению таких поставок по территории Украины.

В этом случае мы будем наблюдать в течение нескольких месяцев крах российской экономики и последующий за этим возможный крах российского государства с восстановлением конституционного порядка на территории Автономной республики Крым. Это восстановление произойдет по просьбе самого Верховного совета АРК. Итоги этого референдума будут аннулированы, а участники — привлечены к уголовной ответственности. Я думаю, что все это будет сделано нами в полном согласии с властями Российской Федерации или того государства, которое будет образовано на ее территории.

- Какие выводы должна сделать из этого конфликта Беларусь?

- Сегодня Беларусь не может сделать никаких серьезных выводов, потому что, благодаря недальновидной политике президента Александра Лукашенко, Беларусь позволила разместить у себя российские военные базы и фактически не может сопротивляться российской военной агрессии, если в Кремле будет принято такое решение. Беларусь — не Казахстан, который уже сейчас укрепляет свои вооруженные силы для того, чтобы противостоять потенциальной российской агрессии. Но после неминуемого, в случае ухудшения отношений с Украиной, краха России и ослабления российского государства Беларусь должна вывести со своей территории российские войска, укрепить границу с Российской Федерацией или государствами, которые будут образованы на ее территории, и принять единственное возможное для своей безопасности решение о вступлении в Евроатлантический альянс. Граница Украины и Беларуси (с Россией) должна стать границей стабильности и нормального развития, охраняющая наши государства от того хаоса и разлада, который, ввиду действий российского руководства, начнется на территориях, которые сейчас занимает Российская Федерация. И белорусское руководство должно думать об этом уже сегодня.

Новости по теме

Новости других СМИ