Как трагедия женщины, выбросившей из окна сыновей, связана со скандальным минским коттеджем

Екатерина Синюк / TUT.BY

Минчанка Елена Т. когда-то была врачом-хирургом в одной из минских больниц и очень активной женщиной по жизни. Помимо основной работы, она была инструктором по йоге, организатором туристических походов, читала лекции о здоровом образе жизни в семейном центре.

В ночь с 24 на 25-е октября 2009 года Елена, неожиданно для всех ее родственников, друзей и коллег, выбросила из окна 9-го этажа одной из минских многоэтажек двоих своих маленьких сыновей-близнецов. Один из них погиб на месте, второй, упав в груду листьев, выжил, почти не получив повреждений.

Елена, которая уже пятый год находится в психбольнице "Новинки", сегодня рассказывает о том, что больше всего благодарна старшему сыну Сереже (тогда ему было 15), – за то, что не позволил ей выбросить еще одного ребенка - грудного. "То, что происходило в моей голове, - это кошмар. Мне как будто кто-то диктовал, что я должна выбросить всех детей вместе с Сережей и выброситься сама", - говорит Елена.

Об этой трагедии TUT.BY рассказала мать Елены, которая опасается, что больше никогда не увидит внуков. Женщина обращает внимание на тот факт, что уже через неделю после трагедии у ее дочери полностью исчезли признаки острого психоза, а эксперты-психиатры сегодня все как один признают ее адекватной. Мать Елены считает, что на ее дочь воздействовали.


Елена: "Однажды мне показалось, что в маленького сына Ванюшу вселилась темная сущность"

Елена всегда мечтала иметь большую семью, взять детей из детского дома. Все ее друзья и знакомые, которые тесно с ней общались в той, другой, жизни и до сих пор ее навещают в "Новинках", говорят: поначалу с трудом верили в то, что сделала их подруга. "Она всегда детей любила больше жизни", – в один голос говорят они. Жизнь с первым мужем у Елены не сложилась, и женщина вышла замуж еще раз – за Ивана Т. Сегодня он является высокопоставленным чиновником в органах госуправления. От первого брака у Елены был сын Сережа, а Ивану она родила еще троих детей. В 2007-м – близнецов Пашу и Ваню, в 2009-м - Андрея.

Странности в поведении Елены друзья и коллеги по работе стали замечать примерно за две недели до трагедии: говорят, что она выглядела бледнее, чем обычно, была рассеянной, молчаливой.

Сама женщина рассказывает, что, действительно, "помутнения рассудка" стали появляться за две недели до случившегося: "Мне стало казаться, что я начала видеть ауры людей, что у меня открылся дар ясновидения, что в мою голову поступает информация о грядущих событиях. Но в то же время мне было ясно, что я не могу справиться с этой энергией, что если я прямо сейчас не так ею распоряжусь, то где-то на другом конце земного шара случится или землетрясение, или какая-то другая катастрофа. Чувствовала, что схожу с ума". По словам Елены, мерещились ей и сцены насилия над членами ее семьи. "Однажды мне показалось, что в маленького сына Ванюшу вселилась темная сущность, но я ее позвала вселиться в меня. Когда она "вселилась", я не знала, что мне делать. Я побежала к мужу, стала его будить. Говорю: "Иван, в меня вселилась сущность, следи за мной, чтобы я ничего не натворила". Но он отвернулся и заснул". Позже ее муж пояснил милиции, что никаких странностей в поведении жены не замечал, и в любом случае, он не врач, чтобы определять психическое состояние своей супруги.


Сережа: "Она сказала, что выбросила из окна Ваню и Пашу, попросила меня встать, чтобы мы тоже выбросились"

Воспроизводим события 24 октября 2009 года. Утром муж Елены вместе с матерью и тремя детьми – Сережей и двумя близнецами – отправился на дачу под Минском. Елена и грудной Андрюша остались в Минске. Четко из того, что происходило в тот день, женщина помнит следующее: гуляя с малышом в отсутствие остальных членов семьи, зашла в церковь. Вышла оттуда, и все внутри затряслось. "Казалось, что именно сегодня с детьми может что-то случиться. Развивалось чувство тревоги за детей. Я позвонила мужу и сказала, что боюсь, что семья разобьется в автоаварии. Попросила его с детьми не возвращаться на машине {в Минск} и остаться на ночь на даче", - говорит Елена.

Но Иван Т. все же завез детей Елене в Минск, а сам снова вернулся на дачу. Вот, как вспоминает тот день ее сын Сережа, которому сегодня 19 лет: "Когда мы были на даче, мама позвонила и очень сильно кричала на мужа. Он нас отвез в Минск, оставил и сразу снова уехал на дачу. Мы с братьями сидели, кино смотрели, мама бегала по дому. К вечеру стала совсем беспокойная: раскидывала игрушки, потом собирала их, - вспоминает Сергей. – Ночью мы легли спать, а проснулся я оттого, что меня трясла мама. Она держала в руках маленького Андрюшу, сказала, что выбросила из окна Ваню и Пашу, попросила меня встать, чтобы мы втроем тоже выбросились. Я забрал у нее Андрюшу, завернул в одеяло и боялся отпустить, стал бегать по квартире и закрывать все окна. Выглянув с балкона, я увидел, что братья на земле. Почти сразу же приехала милиция".

В ту ночь, понимая, что вот-вот свершится что-то страшное, Елена несколько раз звонила своему мужу на дачу. "В ее голосе в самом деле слышалось волнение, но ничего подозрительного либо странного я тогда не услышал , - говорил потом Иван Т. на суде. - Около 23.20 снова позвонила жена, она сказала мне, чтобы я позвонил своему другу Давыдовичу Вячеславу Ивановичу, который должен был мне что-то объяснить, толком она не пояснила. Я несколько раз позвонил своему другу, однако тот не поднимал трубку. Сразу после этого Иван, по его словам, лег спать. "Через некоторое время, кажется, около 3-х часов ночи, мне на мобильный телефон позвонили сотрудники милиции". Так он узнал о том, что жена выбросила детей.

Правда, судя по распечатке телефонных разговоров Ивана Т., спать он лег не сразу после общения с женой, а еще три раза ночью звонил жене: в 2.03, в 2.12 и затем в 2.17. В 2.30 Елена выбрасывает детей. Следующий звонок - в 2.52 - и был звонком сотрудника милиции Ивану с телефона Елены.

Как трагедия женщины, выбросившей из окна сыновей, связана со скандальным минским коттеджем

Распечатка разговоров Ивана Т. в ночь с 24 на 25 октября 2009 года. Желтым отмечены его исходящие звонки жене в то время, когда, по его заявлениям в суде, он "лег спать".

Иван Т. не считает, что в распечатке есть странности. И вот как объясняет: "[В ту ночь] была смена времени, и время отбивалось по-другому. Это установили участковые. Отсчет времени получился. Перевод стрелок был, официальный перевод времени".

Что получается по факту? Иван говорит, что звонил только после трагедии. Сын Елены, Сережа, тоже помнит один звонок отчима после трагедии, который тоже зафиксирован в распечатке (он подчеркнут - в 03.31). "Потом телефон все время был возле меня, Иван больше не звонил", - говорит Сережа. Тогда где потерялись еще три звонка (выделенных желтым)?

Перевод времени в ту ночь действительно был – в три часа ночи стрелки вернулись на час назад, и вся Беларусь перешла на зимнее время. К примеру: если Иван звонил жене в 3.03, 3.12, 3.17, то есть уже после трагедии, перепуганный и шокированный, а "отбилось" в распечатке как 2.03, 2.12 и 2.17 ночи, это, конечно, подтверждает его слова. "Но если он на самом деле звонил до страшных событий, то никакого шока у него быть не могло. Зачем тогда отрицать эти звонки? С какой целью?" - задается вопросом теща Ивана.

Известно, что звонки происходили в сети оператора "Велком", и оператор уже пообещал TUT.BY разобраться в ситуации. Это может занять немало времени – нужно запрашивать архивные данные. Однако, по предварительной информации, ситуация выглядит так: поскольку в ту роковую ночь 2 часа ночи было дважды, то хронология звонков могла быть как нарушена, так и не нарушена. "Если звонок был один в 2.12 по старому времени, а второй в 2.17 по новому времени, то, собственно говоря, системе без разницы, какие два часа фиксируются. Звонки идут друг за другом и сохраняются по времени события. Из-за того, что мы два раза жили в одном и том же часу, в детализации это, естественно, может быть перепутано. В детализации будут как старые, так и новые звонки. Корректное отображение будет уже только после трех часов ночи. Если есть в архивах данные о времени совершения звонка не местное, а по Гринвичу, то тогда это будет понятно точно, во сколько совершался звонок", - пояснил TUT.BY один из сотрудников "Велкома", знакомый с системой работы биллинга.

Сложность и в том, что достоверно неизвестно, в какое точно время произошла трагедия: в 2.30 ночи по летнему времени или по зимнему? Неоднократные обращения матери Елены в различные органы не привели ни к чему – разбираться в этом, по словам женщины, никто не захотел. "Сколько я просила, писала, плакала, умоляла – никакой реакции. Никакие участковые, прокуроры, судьи, "Велком" - никто не захотел в этом разбираться, никто ничего не проверял. А это могло бы многое прояснить".

Елена говорит, что вообще не помнит о том, звонил ей муж эти три раза или нет. Она помнит только "три каких-то звонка". Поднимала ли она трубку, говорила ли с кем-то - вспомнить не может. Вот что она говорит по этому поводу. "Мне было нужно спасти мир ценой собственной семьи. К двум часам ночи я должна была умереть вместе с детьми. Перед этим открыть входную дверь, чтобы не пришлось взламывать. Я боролась с этим. Но потом телефонный звонок. Голоса в голове: "Ты должна сделать это. Быстрее! Быстрее!" Я хотела разбить телефон, но подумала, что схожу с ума. Второй звонок. Голоса в голове: "Быстрее! Быстрее!" Я мечусь, потом третий звонок. И я побежала открывать дверь на балкон".


"Зять неоднократно говорил, что Давыдович экстрасенс и он для него - духовный отец"

С Еленой корреспондент TUT.BY пообщался в "Новинках". Спустя 4 года женщина выглядит абсолютно адекватной. "Сегодня я все осознаю. Я много плакала и переживала, не могла представить, как мне жить с таким грузом и зачем мне вообще жить. Но в тот день я совершенно не ведала, что творю", - говорит она.

Мать Елены Людмила Аркадьевна рассказала TUT.BY, что для нее еще более смутные времена наступили, когда надо было решать вопрос, с кем останутся дети, ведь на какой срок Елену отправили в "Новинки", было неизвестно.

Как трагедия женщины, выбросившей из окна сыновей, связана со скандальным минским коттеджем

Когда оба близнеца были живы, бабушка и дедушка много времени проводили с ними на даче

Людмила вместе с мужем обсуждали этот вопрос с зятем, однако тот сказал, что будет воспитывать детей только сам, в их услугах не нуждается. В результате все дети, кроме Сережи, остались с Иваном.

В 2010-м году Людмила подала в суд. Она просила установить порядок свидания с детьми. Суд постановил, что бабушка с дедушкой все же имеют право видеться с внуками – три раза в неделю по месту проживания отца, Ивана Т. Удивлением стало то, что однажды, приехав на свидание на старую минскую квартиру, где дети всегда жили, бабушка с дедушкой никого там не обнаружили. "Позвонили зятю и узнали, что свидания проходить будут не в квартире, а в коттедже на Миколаевской, 9. У его друга Вячеслава Давыдовича", - говорит Людмила.

Как трагедия женщины, выбросившей из окна сыновей, связана со скандальным минским коттеджем

Иван Т. (слева) и Вячеслав Давыдович (справа)

Как трагедия женщины, выбросившей из окна сыновей, связана со скандальным минским коттеджем

SMS от зятя Людмила Аркадьевна хранит до сих пор. (Под Ивановичем имеется в виду Давыдович Вячеслав Иванович. - TUT.BY).

Примечательно, что сам коттедж на Миколаевской, 9 - место непростое. Недавно TUT.BY проводил журналистское расследование, в ходе которого стало известно, что его владелец Вячеслав Давыдович связан с фигурантами громкого "дела о педофилах", жертвами которых стали, по заявлениям оперативников, тысячи детей. Сам Давыдович недавно получил 4 года тюрьмы за экономическое преступление.

В подтверждение того, что бабушке и дедушке придется ездить в непонятный коттедж "друга зятя" на свидания с внуками, Иван Т. сделал себе временную регистрацию именно на Миколаевской, 9. "Зачем надо было идти на такие шаги - непонятно. Я стала вспоминать, что зять неоднократно говорил, что Давыдович экстрасенс и он для него - духовный отец. Он часто говорил, что связывает с ним все достижения в своей жизни", - говорит его теща Людмила Аркадьевна. Жена Ивана, Елена, отмечает, что Давыдович с ее мужем дружат уже около 20 лет. "Они каждую неделю виделись, муж ездил к нему на коттедж часто. Я там была раза два, не больше, поэтому знаю Давыдовича плохо. Почему в ночь трагедии я просила мужа позвонить именно его другу Давыдовичу, объяснить сложно", - говорит Елена.

Свидания с внуками проходили в напряженной обстановке. "Смущал не только Давыдович, но и обстановка в его доме: все время стройка, постоянно какие-то подростки лазили. Бывало, я видела пьяных подростков, которые почему-то выскакивали из окон, – вспоминает Людмила Аркадьевна. - Когда Андрюше было почти девять месяцев, я помню, как за 60 минут свидания ребенок почти совсем не улыбался, несмотря на все наши старания. Я видела, что он не знает, что такое "ладушки", "сорока-ворона", "бараны-бараны". У малыша было не по годам взрослое выражение лица и глубокая печаль в глазах, безразличие к окружающему миру, настороженность".

О своих переживаниях Людмила Аркадьевна неоднократно писала во многие инстанции. Например, в заявлении в прокуратуру Минска в 2009 году она даже просила привлечь зятя и Давыдовича к ответственности за психологическое насилие над ней. "Несколько раз он [Давыдович] даже хватал меня за грудки, призывал почему-то смотреть ему в глаза и пытался выгнать [из коттеджа]", - говорит женщина.

Людмила Аркадьевна рассказывает, что на момент начала свиданий с детьми с Вячеславом Давыдовичем она виделась только два раза. "Первый на нашей даче, когда крестили двойняшек. Он был крестным отцом погибшего близнеца Паши. Второй раз я его видела на похоронах внука. Ничего плохого я ему не сделала, так же как и своему зятю. Я была просто в шоке: "За что они так со мной? Нам ведь и так тяжело после трагедии".

Как трагедия женщины, выбросившей из окна сыновей, связана со скандальным минским коттеджем

Вячеслав Давыдович (слева) на крестинах близнецов Паши и Вани Т.

Как трагедия женщины, выбросившей из окна сыновей, связана со скандальным минским коттеджем

Коттедж Вячеслава Давыдовича на Миколаевской, 9 в Минске, где проходили свидания


Эксперт-психиатр: "Это первый в истории современной Беларуси случай, когда дееспособности лишают дееспособного человека"

Чтобы не вдаваться в мелкие любопытные подробности, коих в этой истории и без того немало, просто приведем коротко еще ряд фактов.

1. Мать Елены говорит, что после тяжелых свиданий стала более внимательно изучать все странности, которые случались с ее дочерью. "Если я поначалу не сильно вникала в тот бред, что у нее был в ночь трагедии, то теперь стала анализировать все. Например, без внимания я оставила тот факт, что дочь с самого начала говорила про какие-то странности с телефоном. Она говорила, что четко помнит, как за пару часов до трагедии на телефон приходили странные СМС-сообщения: "666", "с*ка". Людмила Аркадьевна пыталась это проверить, однако ничего не вышло. "Доказать эти эсэмэски практически невозможно, – говорит она. – После трагедии мы связались с зятем, попросили отдать нам телефоны дочери, ведь в квартиру зайти нам не разрешалось. У Лены было два телефона. Муж отдал нам только один, но оказалось, что там стерты не только все эсэмэски, но и вся база контактов. Второй телефон зять вообще не отдал. Сначала сказал, что хранит почему-то в сейфе у себя на работе и привезет позже. Но через три дня он мне заявил, что потерял его". Не смогли родные Елены забрать и все вещи дочери из их квартиры – муж все перевез в коттедж на Миколаевскую, 9.

2. Сын Елены, Сергей, вспоминает и такой странный момент: на следующий день после трагедии Иван Т., находясь с ним на кухне, неожиданно попросил его выбросить из дома соль и сахар. "Он мне объяснил, что, мол, вдруг мама что-то нам всем подсыпала", - говорит Сережа. Людмила Аркадьевна также подтверждает эти слова и говорит, что сама присутствовала при этом разговоре. Кроме того, добавляет женщина, в семье Т. только Лена пила зеленый чай, а все остальные – черный. "Меня никогда это не настораживало: это же просто чай, у всех разные предпочтения. Но сейчас, анализируя события, я вспоминаю, как попила однажды Ленин зеленый чай и мне стало плохо. Чуть скорую не вызывали".

3. В апреле 2010 года Елена, продолжая оставаться в "Новинках", обратилась к матери за тем, чтобы та оформила на нее доверенность для регистрации квартиры, которая к тому моменту уже была построена для многодетной семьи. Но оформить доверенность тогда не вышло: в течение нескольких дней стало известно, что ее муж подал иск в суд о лишении жены дееспособности и о запрете судом выдачи всех доверенностей. Судебные действия по этому гражданскому делу шли с 9 апреля 2010 года до 1 июня 2012-го. За это время Елена прошла четыре судебно-психиатрические экспертизы. 18 экспертов высокой квалификации из всей Беларуси сделали выводы, что Елена дееспособна, т.е. может понимать значение своих действий и руководить ими.

Из заключения экспертов от 08.06.2010 г. "… В октябре 2009 г. перенесла острое психическое расстройство... В настоящее время признаков данного расстройства не имеется... Поведение спокойное, упорядоченное… доступна речевому контакту, много читает, занимается рукоделием, тепло встречает навещающих ее родителей… Способна понимать значение своих действий и руководить ими".

Из заключения экспертов от 10.11.2010 г. "В настоящее время… психическим расстройством (душевной болезнью или слабоумием) не страдает и может понимать значение своих действий и руководить ими".

Из заключения экспертов от 28.04.2011 г. "В настоящее время может понимать значение своих действий и руководить ими". "Наступившее у нее улучшение психического состояния… с отсутствием агрессивных и аутоагрессивных тенденций, примененные к ней ранее принудительные меры безопасности и лечения… могут быть судом изменены. В настоящее время Т. не представляет угрозы для окружающих". Последующие экспертизы также подтвердили дееспособность Елены.

7 врачей-экспертов вызывались в суд в качестве свидетелей, где подтвердили свои выводы. 4 лечащих врача также выступили в суде в качестве свидетелей, и они тоже подтвердили адекватность и дееспособность Елены Т. Судья последовательно прислушивался к выводам экспертов и отказывал Ивану Т. в лишении жены дееспособности. После этого Т. написал жалобу на решение суда, и уже следующий судья при наличии тех же экспертиз признает Елену… недееспособной. Вследствие этого сама Елена, которая в течение ближайшего времени может уже выйти из "Новинок", не будет иметь права практически ни на что. На детей в том числе.

Один из экспертов, с которыми пообщался TUT.BY и который попросил сохранить его должность и фамилию в тайне, сообщил, что "это первый в истории современной Беларуси и за всю его практику случай, когда дееспособности лишают дееспособного человека". "Поверьте, ни один психиатр в мире не сможет сказать, что Лена не способна к финансовой, бытовой, коммуникационной и т.д. самостоятельности, что и есть главная составляющая понятия дееспособности. Лишение дееспособности – это гражданская смерть. У меня возникает вопрос: кто убил гражданина и кому это было выгодно?" Что касается того, почему Елена смогла выбросить детей, раз она адекватна, эксперт с большим стажем работы говорит так: "У нее было реальное переживание грядущего апокалипсиса, и единственный способ спасти детей в этих условиях для нее – это был переход в… иное место. Совершила она это не по своей воле, а в силу имевшейся на тот период болезни".


Муж Елены: "Все ложь"

Обратился корреспондент TUT.BY за комментариями и к самому мужу Елены, Ивану Т. По его словам, преследования и подозрения со стороны тещи ему очень надоели. "Мне надоело это. Что четыре года мне не дают заниматься детьми все кому ни лень. Вот это мне надоело. У меня на столе стоит портрет моего погибшего сына! Можно я на вас в суд подам? - сказал он и позже добавил: - Хотите влазить в это? Пожалуйста. Только оставьте мне свои данные, кто вы. Чтобы я записал конкретно ваши данные – фамилию, имя, отчество".

Немного успокоившись, Иван сказал: сегодняшний диагноз его жены – шизоаффективное расстройство смешанного типа, и в "Новинках" у нее был еще один приступ, поэтому она недееспособна. "У меня есть специальное заключение врачей, где написано, что у нее был еще приступ. А то, что ее мамаша бегает и что-то мутит, - это не мои вопросы, - продолжил Иван. - Вы должны понимать, что информация подается ею (тещей. - TUT.BY) с другой стороны. Все ложь. На меня было написано порядка 28 заявлений в различные инстанции, и проверка пришла к нулю".

Стоит сказать, что у Елены Т. действительно несколько лет назад в "Новинках" был еще один приступ психического расстройства. Это подтверждают и врачи. Ее диагноз на сегодня действительно звучит так: "шизоаффективное расстройство смешанного типа". Однако этот диагноз, как отмечают эксперты, не говорит о том, что человек недееспособен. Более того, Елену все экспертизы признали дееспособной даже после этого одного за все четыре года приступа. В целом же диагноз "шизоаффективное расстройство смешанного типа" иногда может проявляться в виде таких приступов, как резкая смена настроения: сегодня человек улыбается, а на следующий день – грустит.

А вот как Иван отвечает на вопрос, зачем надо было перевозить детей в коттедж на Миколаевскую, 9: "Я там живу. Там свежий воздух. Мне гораздо удобнее жить за городом, когда есть машина".

По поводу того, что он попросил сына Елены Сергея на следующий день после трагедии высыпать соль и сахар из дому, говорит: "Это она [теща] просила меня, а я уже попросил Сережу [высыпать соль и сахар]".

На вопрос, почему Иван не отдал второй телефон жены и почему, по его мнению, стерлась вся база контактов и СМС-сообщений из первого, ответил: "Второй телефон я просто потерял. Случайно". А вот в первом телефоне пропали базы, потому что Елена, по его словам, сама в порыве беспамятства это сделала. Правда, если верить сыну Елены Сергею, то его мать не могла все удалить сама. Сергей утверждает, что уже когда мама была в "Новинках", он брал ее телефон, искал там контакты, и все было на своих местах.

Обращают на себя внимание и еще несколько фактов. Брак с Еленой Т. у Ивана Т. - третий по счету. За последние десять лет у него было три брака. Первая жена Т. – Ольга К., которую разыскал TUT.BY, сообщила: вскоре после того как вышла замуж, у нее открылся "дар ясновидения". Вторая жена Т. – Ольга В. – через некоторое время после оформления брака выбросилась из окна и погибла, оставив 10-летнюю дочь от другого брака. Ну а третья – Елена Т. – выбросила из окна детей. Случайность? Детей от других браков у Ивана Т. не было. Мать Елены, Людмила, опасается за дочь, а также за то, что может никогда больше не увидеть внуков: вот уже год ее зять, несмотря на решение суда, не дает бабушке и дедушке с ними видеться. Сын Елены Сережа уже давно, говорит, простил мать, потому что не верит, что она убила одного из его братьев по собственной воле. Он до сих пор каждую неделю навещает ее в "Новинках".

Как трагедия женщины, выбросившей из окна сыновей, связана со скандальным минским коттеджем


Послесловие.

Станут ли обстоятельства, изложенные в статье, поводом для проведения детального расследования? TUT.BY будет следить за судьбой героев этой истории. Фамилию героев статьи портал TUT.BY решил не публиковать по просьбе обеих сторон конфликта. По их мнению, это может в дальнейшем плохо сказаться на выживших детях, которые сейчас носят эту же фамилию.

Новости по теме

Новости других СМИ