Лампочки и батарейки как фантики власти

Ярослав Романчук, Naviny.by

18 марта Александр Лукашенко занялся макулатурой, отработанными лампочками и батарейками. Еще он регулярно инвестирует свое время и внимание в строительство коровников, разбрасывание навоза, изготовление тканей, выращивание хмеля, сбор льна, экспорт калийных удобрений, замещение импорта, разведение толстолобика, стройку арендных домов, регулирование платных дорог, посещение ледовых дворцов, составление школьных учебников, оснащение поликлиник, установление ставок по кредитам, выращивание овец, вызревание сыра, яйценоскость кур, разгрузку складов и тысячи подобных дел. А еще ведь есть хоккей, биатлон, футбол и теннис. Наконец, нужно время уделять выборным кампаниям, переговорам с Кремлем, военным учениям, отношениям с соседями, перетасовке Вертикали, контролю над силовиками и демонизации оппозиции.

Не удивительно, что не доходят руки до принятия адекватных мер по выводу экономики из рецессии. Не хватает внимания и воли, чтобы прекратить расточительную жизнь в долг и опустить на землю завравшийся финансовый сектор.

Уже оскомину набило повторение тезиса о том, что реальные доходы не могут расти быстрее производительности труда, что валютные кредиты — это очень опасная штука, особенно в условиях резкого падения экспорта. И вот за январь-февраль 2014 г. мы имеем снижение инвестиций в основной капитал на 18,7% при росте розничного товарооборота на 12,9% и увеличении реальных денежных доходов (в январе 2014 г. по сравнению с аналогичным периодом 2013 г.) на 9,2%.

Распорядители чужого (политики и чиновники) продолжают жировать, пировать и кутить, в то время как производители товаров и услуг за январь 2014 г. на половину увеличили убытки и более чем на 20% сократили чистую прибыль.

От громадья нерешенных и нерешаемых проблем Лукашенко уходит в привычный для себя формат и темы: мы с Россией против НАТО, наши танки быстры, свиньи мясисты, спортсмены мускулисты и мы — не гомосексуалисты. Да и вообще мы — как Швейцария. Разве что дырки в сыре у нас поменьше, да часы поскромнее. Вот если бы их финансы поженить на наших белорусских феминах, можно было бы еще не одну пятилетку тянуть модернизацию.


Наш Волшебник, а мы — Изумрудный город

Голова кругом идет от такой занятости главы страны. Заурядному смертному не под силу держать в уме и на контроле столько всего. Даже если попытаться вникнуть и управлять десятью процентами всего того, чем занимается глава государства, то работа раба на галерах покажется легкой прогулкой. Как же ему это удается? Перед нами феномен, известный по сказке "Волшебник Изумрудного города". В ней Гудвин великий и ужасный наводил страх на жителей. Он путем пиара и цирковых трюков сумел внушить горожанам, что он всё знает, всё видит, всех слышит и, разумеется, всё контролирует. При идентификации личности Гудвин оказался простым смертным.

Лукашенко для многих белорусов уже давно перестал быть просто человеком. Он приобрел ареол мистичности. Всё у него получается и одновременно всё сходит с рук. Одно превращение России в свой сырьевой придаток чего стоит.

При этом наш "великий и ужасный" вынужден делегировать свои полномочия "волшебника" по всему и всем своей администрации, Совету министров, силовым/контрольным структурам и вниз, вплоть до самого маленького поселкового совета. Поскольку детальные инструкции каждому чиновнику и "красному" директору не напишешь, Лукашенко приходится полагаться на интерпретации своей воли и компетентность десятков тысяч людей. В результате получается, как в известной детской игре в испорченный телефон.

Распорядители чужого нутром чуют, что у Лукашенко физически не хватает времени на качественное выполнение тысяч функций и задач, которые он на себя зациклил. У них достаточно широкое поле для маневра и интерпретаций приказов сверху. Если вдруг дойдет до отчета, всегда можно прикинуться валенком, посыпать голову пеплом, сослаться на внешние объективные причины, покаяться и обещать исправиться. Очень часто такая тактика помогает безнаказанно оставаться в обойме власти и продолжать пилить бюджетные "золотые гири".

Прекрасной иллюстрацией этому стала недавняя защита "красных" директоров премьер-министром Михаилом Мясниковичем. Он призывает относиться к ним уважительно, стимулировать морально и материально, поскольку они взяли на себя груз модернизации. При этом он приоткрывает суть государственного планирования: "Иногда ставится задача сделать за два года, потом это всё не получается — переделываем, теряем время, люди страдают, судьбы ломаются".

Кто же ломает судьбы директоров, ведь не они же утверждают государственные программы и планы. Это делает Совет министров с подачи отраслевых министерств, концернов и холдингов. Почему же у премьера и его заместителей не хватило смелости, глубины анализа и знаний, чтобы убедить Лукашенко не гнать лошадей, не требовать выполнение пятилетки в три года?

Они несут ответственность за инфаркты исполнителей нереальных, утопичных планов, которые приобретают силу закона. Вместо того чтобы честно и открыто оценить прожекты и императивы, спускаемые из Администрации президента, Совмин послушно подмахивает проекты документов, рассчитывая, как всегда, продлить сроки реализации программ и планов, внести поправки в их бюджеты и технические задания и, в конечном итоге, растянуть выполнение работы на годы. В результате работу, которая изначально требует, скажем, четырех лет, власти с пионерским задором обязуются выполнить за два, а в итоге заканчивают ее за шесть с превышением бюджета на 70-100%.

При таком подходе к экономическому планированию, инвестированию и государственному потреблению органы госуправления "живые" деньги, здоровые силы, ценные активы превращаются в утиль, хлам и вторсырье. Судя по качеству работы и результатам деятельности, Совет министров, как государственный орган, сам стал вторсырьем — управленческой макулатурой, научным стеклобоем и идейным металлоломом в одной псевдоинновационной упаковке


Вторсырье как индикатор качества госуправления

То, что Лукашенко должен заниматься тысячами дел, говорит о больной системе управления. В автоматическом режиме, т.е. без пенделей и криков сверху, она не работает. Все чаще количество ошибок и абсурдов достигает такого уровня, что даже Лукашенко выходит из себя. В созданной им системе управления он вынужден доверять оценкам и прогнозам выбранных им специалистов.

Проблема в том, что далеко не всегда личная лояльность (не путать с патриотизмом) идет в паре с профессионализмом. Среди белорусских распорядителей чужого зачастую дефицит последнего компенсируется имитацией высокого уровня первого. Министры, "красные" директора изучили характер и взгляды главы страны. Они освоили искусство успешно "втирать" ему идеи и проекты, на которые выделяет деньги. Так было с вторсырьем.

Распорядители чужого умело представили Лукашенко проект. Богатство валяется под ногами. Все развитые страны делают это. Сбор и переработка вторсырья очистит нашу природу и пополнит бюджет. Это новые рабочие места и возможности для производителей. Красиво было на бумаге, но забыли про овраги.

Лукашенко распорядился построить много заводов для переработки мусора — за счет налогоплательщиков. Их количество и мощности были взяты не из скрупулезной оценки профессиональных маркетологов, а высосаны из пальца. Хотели, как лучше, получилось, как всегда. Заводы есть, а мусора и вторсырья нет! Вместо того чтобы признать ошибки, продать заводы, чтобы частники попробовали разработать эту тему, распорядители чужого навязали главе страны государственную монополию со всеми вытекающими отсюда последствиями: высокие цены, низкое качество работы, использование 20-30% потенциала рынка.

Лукашенко сказал, что "уровень развития системы сбора и переработки вторичного сырья — это, по сути, красноречивый показатель не только нашей общей культуры, но и цивилизованности экономики в целом". Судя по результатам развития рынка вторичных ресурсов, цивилизованность экономики у нас находится на уровне варваров.

Глава страны не повел Беларусь за цивилизованным миром — и это был его выбор. Создать лучшую, более конкурентоспособную модель управления экономикой не получилось. Вот пример гневного саморазоблачения: "Мы до сих пор неоправданно транжирим валюту на закупку макулатуры, стеклобоя и других вторичных ресурсов, которые имеем в достаточном количестве. Свое закапываем в мусор, а потом платим валюту, чтобы завезти это из других стран. Разве это по-хозяйски?".

Подумать только, что Лукашенко одной рукой борется с импортом, за золотовалютные резервы и стимулирование экспорта, а другой санкционирует трату так трудно зарабатываемой валюты на мусор! При этом правительство, как в советские времена, хочет заставить чуть ли не всю страну добровольно и за «спасибо» собирать и сдавать мусор. Потрясающее незнание поведения собственных людей.

Раскрасили мусорные контейнера, закопали в землю тысячи тонн опасного для земли и воды мусора — и опять идут к Лукашенко с протянутой рукой. При этом некие аппаратчики вокруг него прекрасно манипулируют тщеславием и гордыней главы страны. На этот раз они сумели внушить ему что Беларусь — это Швейцария, "равнозначная нам страна". Это как сказать, что белорусская сборная по футболу — это как испанская, потому что мы играет таким же мячом и на поле такого же размера.

Лукашенко продолжает бессильно взирать за безобразиями вторсырьевого правительства. Корень его многочисленный заблуждений находится вот в этом: "Я работаю президентом 20 лет, не первый год, мне можно было тогда, в 30 лет, лапши навешать на уши, но уже не сегодня".

Можно, еще как можно. Пример с вторсырьем является тому ярким подтверждением. Единственное, что распорядители чужого производят в достатке и хорошего качества, так это лапшу на уши президента.

Они постоянно меняют упаковку, названия, форму и размер, но внутри она была и остается той самой лапшой. Помните, как в начале 2000-х главе страны внушили необходимость ратифицировать Киотский протокол? Мол, на торговле квотами на парниковые газы мы ежегодно будет зарабатывать миллиард долларов. И где наши миллиарды? Собственно, там, где и само глобальное потепление в трубе.

Самое большое достижение Мясниковича, Кобякова, отраслевых министров и председателей облисполкомов, что Лукашенко верит в том, что ему лапшу на уши повесить нельзя. Распорядители чужого чуть ли не открыто хихикают над белорусским Гудвином.

Недавно Лукашенко сказал, что "сельское хозяйство нужно приводить в чувства". Чиновники дружно согласились и сразу же — во имя бодрого и здорового села — предъявили главе страны чек на 14 трлн. рублей — только на весенние полевые работы. Запах бесплатных бюджетных денег — это, с точки зрения распорядителей чужого, лучший нашатырь для сельского хозяйства.

Вот кто бы, как можно быстрее, привел в чувство самого Александра Григорьевича, а то в контексте нового статуса нашего восточного соседа позднее пробуждение и выход из оцепенения может быть равнозначно национальному поражению.


Справка.

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты.

Новости по теме

Новости других СМИ