Минск истерично выбивает из России отмену экспортных пошлин

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Мы так привыкли притворяться перед другими, что под конец начинаем притворяться перед собой. (Франсуа Ларошфуко)

С 18 марта официальный Киев, извергая в ежедневном режиме лавину проклятий, угроз и ультиматумов в адрес Москвы, все в большей степени начинает напоминать маленький политический Везувий…

Эмоциональная реакция высшего украинского руководства на вхождение Крыма в состав России не вызвала серьезного беспокойства в российском политическом классе. Более того, в экспертном сообществе России ураган угроз и призывов, обрушившийся на Москву из Верховной Рады, Совета национальной безопасности Украины и правительства республики рассматривается даже с некоторым сочувствием, так как он продемонстрировал, что без поддержки ЕС и США Киеву в одиночку сложно подвергнуть Россию каким-либо серьезным санкциям. Отсюда и столь противоречивый набор предложений, некоторые из которых, надо отметить, через несколько часов попытался дезавуировать премьер А. Яценюк:

- визовой режим с Россией;

- выход Украины из СНГ, что в свою очередь повлечет за собой выход республики из зоны свободной торговли СНГ со всеми негативными последствиям для украинского экспорта на российском, казахстанском, белорусском и иных рынках постсоветского пространства;

- декларация о возвращении Украине ядерного статуса (абсолютная фантазия), тем более, что в случае если вдруг украинское правительство все-таки приступит к производству ядерных боезапасов, столь любимый в Киеве и не только Будапештский протокол окончательно теряет смысл.

Все, что украинский Совет национальной безопасности предложил обрушить на русских «оккупантов», имеет огромные внутренние издержки для самой Украины.

Прежде всего, стоит вернуться к предложению киевского руководства ввести в отношении россиян визовой режим, который в большей степени должен ударить по гражданам Украины, чем по жителям «Московии». Следует отметить, что определенный смысл в появлении виз для граждан России для украинского руководства имеется.

Следует напомнить, что именно при помощи железнодорожного и автомобильного транспорта прибывает в Крым через территорию Украины основная масса российских туристов. Возможности аэропорта в Симферополе ограничены, а строительство универсального моста через Керченский пролив пока даже не началось. Так что, введение виз гарантированно сорвет в Крыму летний сезон, что, безусловно, крайне отрицательно скажется на настроениях местного населения, которое в настоящее время активно меняет украинские паспорта на российские.

Но не стоит забывать, что если россияне едут в Крым, да и в саму Украину деньги тратить, то граждане Украины едут в Россию деньги зарабатывать. На территории РФ постоянно находится по разным оценкам от 4 до 8 млн. украинских гастарбайтеров. У части этих трудовых мигрантов в России уже имеются семьи, которые приехали к своим кормильцам или завелись на месте. Появление визового «барьера» скажется на судьбе этих людей крайне отрицательно. Безусловно, часть из них, занимающих постоянные и хорошо оплачиваемые рабочие места, постарается обзавестись российскими паспортами, что в свою очередь мгновенно сделает их не только иностранцами на своей Родине, но еще и «москалями», если они не начнут перед получением очередной украинской визы демонстративно скакать на месте.

Однако основная часть трудовых мигрантов и их семей (если они есть) в случае введения виз рискует потерять кусок хлеба, так как можно не сомневаться, что при получении виз и разрешений на работу приоритет российской ФМС будет отдаваться выходцам из восточных и юго-восточных регионов Украины.

Анонсированный выход Украины из СНГ в той же степени, как и введение визового режима в отношении граждан РФ, относится к формуле «назло маме уши отморожу».

Последней надеждой украинского руководства являются широко рекламируемые санкции ЕС и США против России и стремление Брюсселя посадить Москву и Киев за стол переговоров.


Диалог

Автору этих строк в последние две недели, встречаясь с дипломатами стран ЕС, пришлось не раз столкнуться с вышеназванной позицией Запада. Понятно, что начало прямого диалога между Москвой и Киевом позволило бы украинской стороне говорить о признании Россией де-факто украинского правительства, что сразу бы поставило вопрос о Крыме в формат аннексии. Стоит напомнить, что до настоящего момента, Киев, громко оповещая мир об «агрессии» со стороны России, заботливо сохраняет с Москвой дипломатические отношения.

Понятно, что если бы российско-украинский диалог все-таки начался, то он сопровождался бы массой финансовых претензий. Стоит напомнить, что до сегодняшнего дня Украина не получила от Запада ни одного доллара или евро. Вместо столь ей необходимой финансовой помощи, Евросоюз подписал с Киевом политическую часть соглашения об ассоциации с ЕС. Ритуал соблюден, в Киеве подняли флаги Евросоюза, население страны напряженно ждет «приобщения к европейскому стилю жизни», тем более, что Брюссель открыл европейский рынок для украинской продукции. Осталось произвести продукцию, которая окажется востребованной на европейском рынке, так как до настоящего времени экспорт Украины был в основном ориентирован на российский, турецкий и ближневосточный рынки. Для стабильного экспорта на европейские рынки нужна модернизация производства, деньги и время. Столь необходимое Киеву время может дать только Россия.

Запад лихорадочно пытается вернуть Украину в сложную систему внешнеполитического балансирования, которая позволяла рассчитывать на поддержку как с Запада, так и Востока. Однако ребята из Киева в очередной раз подвели Брюссель: А. Турчинов заявил, что главное условие для переговоров с Москвой – возвращение Крыма. Ситуация свернула в «грузинский» коридор.

Любопытно то, что примерно тем же занимается и белорусское руководство. 23 марта А. Лукашенко заявил, что Беларусь будет с «братскими народами – Россией, Украиной и другими» (http://newsru.com/world/23mar2014/lukashenko.html). А. Лукашенко очень нужен статут международного посредника.


Крымский тест

Реальная позиция официального Минска по крымской проблеме до 23 марта не носила какого-то секретного характера, а прекрасно прослеживалась по материалам, размещенным в белорусских государственных СМИ, документах МИДа РБ и высказываниях самого А. Лукашенко.

Задач у официального Минска в свете разгорающегося конфликта было несколько: увернуться от втягивания в российско-украинский конфликт, не признавать референдум в Крыму, сохранить весь комплекс отношений с новым украинским руководством. Эти задачи должны были обеспечить «подушку безопасности» не только для пресловутого чемпионата мира по хоккею, но и создать условия для столь желанного для А. Лукашенко диалога с Западом. Иными словами, Минск стремится дотянуть до мая во что бы то ни стало. Российско-украинский конфликт никак не вписывался в сценарий белорусских властей.

Были и попутные задачи: использовать сокращение российско-украинской торговли для занятия открывающихся на украинском рынке «ниш», «войти» в российском «обозе» в экономику Крыма, куда в ближайшее время начнутся колоссальные финансовые вливания и т.д.

Все эти планы должны были маскироваться сложным дипломатически-пропагандистским «танцем» на нескольких «площадках». Невольно возникает вопрос: А зачем все это было А. Лукашенко? Неужели нельзя было высказаться честно и прямо?


Угрозы

Можно было бы ответить на этот вопрос привычным набором традиционных аргументов, включающих стремление в рамках ЧМ по хоккею сделать из Минска и Беларуси «картинку» не хуже Сочи и запустить внешнеполитические «качели» балансирования между Востоком и Западом. Но думается, что были и другие причины, которые заставили белорусского президента потерять сон. При внимательном наблюдении вырисовываются три основные угрозы, которые А. Лукашенко не мог игнорировать.

Первая угроза находится в голове самого белорусского президента. Как любой восточно-европейский властитель, он живет в своеобразной системе координат, где США в большей степени, а ЕС в меньшей, но все равно воспринимаются совершенно сакрально, как своеобразные точки отсчета мировой экономики и политики. Вся восточноевропейская элита, политические классы воспитаны в преклонение перед военной и экономической мощью Вашингтона и Брюсселя, для которых, как по умолчанию воспринимается в Минске, Киеве, Кишиневе, просто нет в современном мире нерешаемых задач. А. Лукашенко давно примеряет на себя судьбу Саддама, Каддафи и т.д.

С другой стороны, белорусский политический класс, его правящая верхушка находятся в том же информационном капкане по отношению к современной России, в котором оказалась украинская элита. Россия воспринимается, как старая, окончательно исторически проигравшая держава, которая не в силах перейти в шестой технологический уклад и которая непременно развалится на несколько более мелких враждующих друг с другом государственных образований (здесь проявляется непонимание и опасения восточноевропейских политических классов в отношении федеративного устройства государства). Россия необходима в качестве временной остановки перед инкорпорацией в Евросоюз, т.е. в тактическом плане. Нужны российские ресурсы, российский рынок и т.д., но политический союз с Москвой опасен и бесперспективен. Отсюда и ожесточенная дискуссия на саммитах лидеров Таможенного союза о сути и перспективах Евразийского экономического союза.

Белорусский президент был уверен, что желание Москвы решить крымскую проблему является авантюрой и, в итоге, Россию под давлением США и Евросоюза отбросят от полуострова. Санкции должны были обрушить российскую экономику. А. Лукашенко считал, что он просто обязан уберечь республику и, естественно, свою власть, от безусловного разгрома России.

Вторая угроза была связана с пока чисто интуитивным ощущением, что старого «доброго» СНГ уже нет. Регион с Запада пытается «перехватить» ЕС, с юго-востока Китай, а в центре Россия начинает «ревизию» 1991 года. А. Лукашенко 23 марта сам отметил, что власти Украины несут ответственность за столь трагичные для Киева события в Крыму, «говорят, что Россия «оттяпала» Крым. Так вы, политики, не подставляйтесь». С этим можно согласиться. Меняющиеся власти Украины два десятилетия вели себя в собственной, очень сложной, многонациональной, поликонфессиональной и многоукладной стране, как слон в посудной лавке. Между тем, наличие в составе страны регионов с преобладанием национальных меньшинств, причем в статусе реальных коренных жителей (украинские власти за русскими прав коренной нации не признают) требуют от республиканских властей проведение исключительно эффективной и осторожной экономической и национальной политики. Украина даже не пыталась… В итоге, Киев не справился…

Конечно, тут же встает вопрос: а сам А. Лукашенко справился? В данном случае нет речи о российской общине в РБ, так как ни в одном из регионов Беларуси русское население не доминирует. Русские в Беларуси, в основном, горожане. Крымский вариант в Беларуси невозможен.

Но есть другая проблема: когда рушился Советский Союз, никто в Беларуси не сомневался, что будущее республики прекрасно, её ждет статус новой восточноевропейской Швейцарии, где жизненный уровень будет на порядок выше, чем в России и россияне будут только завидовать белорусам (последнее – непременный компонент белорусской государственной идеологии). Однако именно на просторах России сейчас ищут заработка сотни тысяч белорусских гастарбайтеров. Две недели назад автора этих строк в переходе около Велозаводского рынка (Москва) группа гастарбайтеров из Орши потрошила на предмет денег. Убедившись, что наткнулись на бывшего минчанина, удовлетворились одной тысячей рублей (около 30 долларов). Все это грустно и крайне неприятно, так как пришлось столкнуться с проявлением банкротства белорусской экономической модели за сотни километров от Беларуси.

Иллюзий нет. Состояние белорусской экономики и белорусской армии хуже, чем в Украине. Страна живет от одного российского кредита до другого. Сейчас официальный Минск истерично выбивает из России отмену экспортных пошлин (3,5 млрд. долларов). Иначе не прожить… А. Лукашенко тоже не справился и обходится его оазис белорусского социализма России все дороже.

Третья угроза как раз и связана с «ценой вопроса»: белорусскому властителю было необходимо как-то реагировать на присоединение Крыма к России, чтобы у его многочисленных противников в Москве не было повода напомнить российской общественности о предательстве России в 2008-2009 годах. То, что А. Лукашенко пытался тиражировать старый сценарий уклонения от союзнического долга в России было видно, как говорится, невооруженным глазом. Надеяться на то, что Кремль, после передислокации на белорусскую территорию ряда российских авиационный соединений, простит очередную попытку А. Лукашенко отсидеться в кустах, было бы контрпродуктивно. Без российского газа, нефти, рынка и кредитов суверенитет Беларуси не протянет и месяца.


Время пришло

Всю прошедшую неделю в Минске напряженно следили за разворачивающимся противостоянием России с Евросоюзом и США, ждали цунами политических и экономических санкций против Москвы. Не дождались… Стало ясно, что Россия прорвалась. Спорить с ней бесполезно, да и опасно. Пора становиться на сторону победителя, не забыв попинать проигравших (в данном случае Запад, который по словам А. Лукашенко «ничего не может»).

23 марта А. Лукашенко был вынужден, наконец-то, как-то относительно внятно прокомментировать ситуацию с Крымом: http://newsru.com/world/23mar2014/lukashenko.html . Справедливости ради, все-таки необходимо отметить, что в минувшее воскресение белорусский президент провел одну из лучших своих пресс-конференций, но в своем стиле – соединяя несоединимое. Однако несмотря на яркую риторику, получилось запутанно, испуганно и «противно».

А. Лукашенко «де-факто» признал вхождение Крыма в РФ, но ни слова не сказал о референдуме, то есть опять буквально ювелирно ушел от главного вопроса, который сейчас и обсуждается на мировой арене – легитимность референдума в Крыму, как условия для возвращения Крыма в Россию. Юридические вопросы А. Лукашенко вообще отверг.

Белорусский президент обошелся только тем, что, по примеру Казахстана, выразил «понимание» действий России, но одновременно заявил о том, что Украина неделима и тут же попытался «предупредить» Москву: «Дальше в Украину никто не должен лезть» (позиция почти совпадающая с европейской).

С одной стороны глава белорусского государства вспоминал о зверствах бандеровцев, но тут же принялся яростно доказывать право Минска на контакты и признание бандеровского правительства в Киеве, т.е. именно того, что и добивается Евросоюз от России.

Заявляя о своей грядущей встречи с некими «политиками» из Киева, белорусский президент не просто лезет в посредники, а буквально навязывается Москве в своем новом качестве. Безусловно, Москве такие услуги абсолютно не нужны, но А. Лукашенко тут же заявляет о своем союзничестве с Россией, что он будет всегда в критической ситуации с Москвой. Но вот поедет переговариваться с её лютыми врагами. Зачем? Кто его об этом просил? Во всяком случае, не Москва. Может В. Макей такую идею подкинул?

Столь противоречивые заявления белорусского президента говорят о том, что Минск пытается лавировать, а сам А. Лукашенко страхуется и на Западе и на Востоке.

В итоге, А. Лукашенко продолжил внешнеполитический «слалом»: референдум в Крыму не признан, а правительство в Киеве фактически признано, Беларусь в «кустах» и одновременно «рядом с Россией» и т.д. Но в целом, белорусский президент за «братство народов» … А вот жители Крыма, получается, что нет?

Новости по теме

Новости других СМИ