В экономические проблемы верят уже все, но сценарий пока не описан

Дмитрий Бутрин, "КоммерсантЪ"

Признание российской властью существенного изменения экономической конъюнктуры становится всеобщим. Вчера глава ЦБ Эльвира Набиуллина признала снижение темпов роста ВВП в 2014 году до менее чем 1% реальностью, а премьер-министр Дмитрий Медведев впервые подверг сомнению выполнение задач "Стратегии-2020" правительства России.

Впрочем, сами по себе цифры оттока капитала, на всплеске которого основываются прогнозы, в 2014 году будут, как показывает февральская статистика ЦБ, нуждаться в дополнительной расшифровке и уточнении.

Показательно равнодушное отношение "расширенного правительства" к сменам экономических трендов в феврале—марте 2014 года из-за российско-украинского конфликта, инвестспада и перспектив расширения экономических санкций против РФ постепенно сменяется признанием масштаба проблем. Дмитрий Медведев, выступая вчера на одном из круглых столов ежегодной экономической конференции Высшей школы экономики, объявил текущие "макроэкономические и социальные показатели" "стабильными и неплохими" (хотя, по словам премьер-министра, "мы, конечно, ожидали несколько другого"), тем не менее впервые выразил сомнение в том, что "Стратегия-2020", которой правительство "руководствуется", может быть исполнена.

Вчера же Эльвира Набиуллина объявила о своей солидарности с предварительными оценками Минэкономики роста ВВП в 2014 году на уровне менее 1% — она сообщила об этом на конференции Ассоциации российских банков. Напомним, логика Минэкономики при оценке выглядит так: отток капитала из РФ на уровне порядка $100 млрд в 2014 году обеспечит провал инвестиций, что вызовет, в свою очередь, ужесточение кредитования, сокращение темпов роста потребспроса и снижение темпов роста в торговле. Глава ЦБ подтвердила и даже усилила декларацию о предлагаемых мерах противостояния такому сценарию. Как уже писал "Ъ", это продолжение жесткой кредитно-денежной политики — госпожа Набиуллина пообещала не изменять ключевую ставку по операциям ЦБ (сейчас 7%) до июля 2014 года.

Между тем сам по себе отток капитала, который, по оценкам ЦБ, уже заведомо выше прогнозных $20 млрд за первый квартал (пока есть только неофициальная оценка Минэкономики — $60-65 млрд за тот же период), видимо, не может оцениваться линейно. Вчера ЦБ опубликованы подробные данные о ситуации в банковском секторе в январе 2014 года, из которых следует, что чистые иностранные активы кредитных организаций за январь выросли с 1,7 трлн до 2,5 трлн. руб., а требования к нерезидентам увеличились на 1,1 трлн руб., до 9,9 трлн руб. в основном за счет валютных депозитов. При этом статистика по агрегату M2X (включает оценку объема валютных депозитов), публикуемая ЦБ с начала года на регулярной основе, демонстрирует снижение общей депозитной базы в РФ. Таким образом, реальное бегство капитала из РФ началось еще в январе, до старта украинских событий и первой, февральской, атаки на рубль — и оно, видимо, было реальной причиной, а не следствием валютной нестабильности. При этом официальные и неофициальные санкции, вводимые против экономики РФ, уже сейчас влияют на потоки капитала нелинейно, и оценить (особенно на фоне гигантских январских изменений) реальные составляющие нетто-оттока невозможно. Напомним, как уже писал "Ъ" (см. "Ъ" от 24 августа 2012 года), внутригодовые перетоки капитала из РФ в Швейцарию и обратно без влияния на сальдо баланса составляют до $30 млрд. за полугодие. Очевидно, что санкционные режимы (вчера Швейцария официально присоединилась к "украинским" санкциям ЕС против чиновников РФ) вполне могут заставить организаторов этих операций изменить их направления — и одно это предположение делает расчеты ЦБ и Минэкономики по масштабу влияния оттока на рост ВВП в 2014 году крайне условными.

Новости по теме

Новости других СМИ