Станет ли украинский юго-восток российским?

Александр Надишин, Ежедневник

Донецк, а следом и Харьков объявили о своей независимости и намерении войти в состав России. На подходе Луганск. Украина заявила о повторении крымского сценария и обвинила Россию в подготовке военного вторжения.

Что же происходит в украинских регионах?


Империя наносит второй удар?

После начала волнений в Донецкой, Луганской и Харьковской областях, новые украинские власти сразу заявили, что Россия реализует в регионе повтор крымского сценария и хочет отхватить от потрепанной Украины новый кусок. И действительно, на первый взгляд все именно так и выглядит.

Вот российские наймиты захватывают здание областного совета в Донецке и Харькове, здание СБУ в Луганске, строят баррикады, вооружаются, провозглашают независимость и одновременно заявляют о присоединении к России, у которой просят ввести военный контингент.

Как заявил и.о. президента Украины Александр Турчинов, «враги Украины пытаются разыграть крымский сценарий, но мы этого не допустим». В этом русле все акции протеста, которые вспыхивают в регионе, именуются не иначе как сепаратистскими, а на Россию в очередной раз вешается ярлык империи зла. Она усиливает свое военное присутствие на границе, специально провоцирует и даже финансирует весь тот раздрай, который происходит в стране.

Если не особо задумываться, то все именно так и выглядит. Но если приглядеться, то сразу бросается в глаза тот немаловажный факт, что Россия странным образом демонстративно держится в стороне от всех тех событий, которые происходят сейчас в Донецке, Луганске и в Харькове.


А есть ли сценарий?

Несмотря на внешнюю схожесть событий в Крыму и на юго-востоке Украины, они на самом деле абсолютно разные. Этим и объясняется тот факт, что Россия пока просто наблюдает и еще не разыгрывает никаких сценариев.

Подготовка референдума в Крыму и принятие решения местным парламентом о присоединении к России проходили в спокойной, можно даже сказать благородной обстановке. Никаких столкновений, массовых волнений и тому подобных негативных явлений. Крымский сценарий изначально разыгрывался при поддержке местных властей и при практически полном единодушии местного населения. Даже те, кто выступал против, не проявляли никаких активных действий. Именно поэтому крымским властям не составило труда организовать блок-посты на въезде на полуостров и обеспечить в регионе полную стабильность. Если бы не люди в военной форме и отряды самообороны, то внешне все походило на самую обычную избирательную кампанию. Даже многочисленные международные наблюдатели, не нашли для себя никаких рисков и спокойно отправились в регион наблюдать за тем, как проходит волеизлияние народа.

Именно по причине общего единодушия жителей Крыма, спокойствия в регионе и отсутствия каких-либо внешнеполитических рисков для себя (санкции ЕС и США к таким не относятся) Россия совершенно спокойно смогла подключиться к процессу. Она обеспечила не только должную информационную поддержку, но также дала твердые политические и экономические гарантии руководству полуострова и населению.

В Донецке, Луганске и Харькове происходит нечто совершенно противоположное. И это больше походит не на профессиональную реализацию крымского сценария, а на его местную любительскую постановку.

Тут нет такого единодушия населения как в Крыму, а решение о провозглашении независимости и проведении референдума принималось теми, кого даже Россия до сих пор опасается назвать легитимной властью. В отличие от Крыма, юго-восток Украины сегодня – это почти полноценная горячая точка, которая может вспыхнуть при малейшем неосторожном движении. Это нитроглицерин, готовый рвануть в руках любого, кто вздумает сейчас производить с ним какие-то манипуляции.

Россия прекрасно понимает, не может не понимать, что если сейчас она активно подключится к процессу отсоединения юго-востока Украины, то получит для себя последствия значительно более серьезные, чем смешные санкции Запада. И не только для себя. Есть два фактора, которые полностью исключают вариант того, что в данном случае «парадом» командует Россия.


Два особых фактора

Первый весьма веский фактор заключается в угрозе общемировой безопасности. Совершенно очевидно, что Украина второй такой щелчок по носу уже не потерпит. И она при любом раскладе ввяжется в вооруженную борьбу за регион. В Верховной раде уже находиться законопроект, о введении чрезвычайного положения в Донецкой, Луганской и Харьковской областях. Турчинов уже открыто говорит, что намерен провести в регионе антитеррористическую операцию, если ситуация не стабилизируется. Украинские власти также заявляют, что пойдут на военную операцию, если Россия поддержит сепаратистов и введет свой контингент в Донбасс.

Иными словами, речь уже идет о полноценном военном столкновении между двумя государствам. Конечно, Украина понимает, что шансы на победу в военном противостоянии с Россией у нее ничтожно малы. Она и не рассчитывает на победу. Заявляя о намерении с оружием в руках отстаивать свою территориальную целостность, Украина рассчитывает, что в такой ситуации Запад будет действовать более решительно и тоже непременно ввяжется в противостояние. А если в юго-восток Украины вслед за российскими и украинскими войскам войдут силы НАТО – это уже фактически начало третьей мировой.

Второй фактор заключается в том, что России не нужны Донецкая, Луганская и Харьковская области. По крайней мере, не сейчас. Этот регион всегда был протестным. Именно Донбасс первым открыто выступил с протестом против советских властей, стоило лишь Горбачеву ослабить бразды правления и дать советскому народу чуток демократии.

Если в случае с Крымом Россия получала значительное усиление своего геополитического положения и готовый к любым экономическим преобразованиям регион, то откусив от Украины Донбасс и Харьковскую область, Россия не получает ничего, помимо серьезной головной боли.

Россия еще никак не проявила своего интереса к горячему региону, а фондовый рынок уже отреагировал на это снижением всех индексов. Так РТС только за один день упал сразу на 4,5%. Да, когда шла подготовка референдума в Крыму, на рынке происходило что-то подобное. Но тогда Россия и не скрывал своих действий, поэтому все было достаточно предсказуемо. Никто по поводу падения индексов особо не беспокоился, так как прекрасно знали, что после референдума, все восстановится. Именно благодаря стабильности в регионе.

В нынешней ситуации Россия еще никак себя не проявила, а уже пострадала. А что будет, если начнется активная пусть даже информационная поддержка происходящих в Донецке, Луганске и Харькове событий? Понятно, что снижение всех индексов продолжится. При этом на скорое восстановление никто рассчитывать не сможет, так как даже без полноценного военного конфликта с Украиной регион еще долго останется проблемным регионом.


Так чей же сценарий?

Все вышеописанные факторы очень красноречиво говорят наблюдателям, что никакого повтора крымского сценария на юго-востоке Украины, скорее всего, не разыгрывается. По крайней мере, не Россией. Одно лишь то, что Россия пока никак не реагирует на просьбы донецкого Народного совета (даже не стоит вопрос о рассмотрении обращения), само по себе о многом говорит. Даже российские телеканалы пока ограничиваются простой констатацией факта, что в Украине продолжается дестабилизация обстановки. Поэтому если в данном случае Россия и реализует какой-то сценарий, то уже точно не крымский. Это уже подтвердил и Совет федерации, который заявил, что несмотря на просьбы протестующих в Донецке, Россия может направить в Украину своих миротворцев только с санкции ООН. А вряд ли реакцию ООН, с ее огромной и разношерстной компанией государств, можно прописать в каком-то сценарии.

Но если нет никакого российского сценария, то возникает ряд вопросов. Почему так переполошились новые украинские власти? О каких военных силах, которые концентрируются у границы, они говорят? Почему они вдруг стали необычайно бойцовыми, если в случае с Крымом сидели как мыши под веником?

Тут следует вспомнить, совсем недавние заявления новых украинских властей о том, что у них есть план, как наказать Россию за Крым и поправить ситуацию в стране.

Украинские власти прекрасно понимают, что волнения в Донецке, Луганске и Харькове – это следствие их революции, и очень удачной (для России) аннексии Крыма.

Население юго-восточных регионов всегда было недовольно тем, что произошло в Киеве. Это тот электорат, который традиционно поддерживал Януковича и «Партию регионов». Они сопротивлялись Евромайдану с самого начала, а крымские события просто придали им уверенность в том, что и они могут также легко войти в состав России. Именно поэтому многие аналитики и сходятся во мнении, что крымский сценарий в Донбассе реализует не Россия, а местные любители. И само собой, по собственной инициативе.

Понимают это и новые украинские власти. Но вместо того, чтобы успокоить всех, и нормально объяснить, что в данном случае не прокатит, они сами же нагнетают истерию. Это самая обычная психологическая атака на Запад, который дальше нелепых санкций и обещаний не осмеливается двигаться. Если же разыграть реальную угрозу российского вторжения, то сразу решается ряд серьезных проблем. Не нужно стабилизировать внутриполитическую и экономическую обстановку для получения обещанного кредита МВФ (какая стабилизация, если над страной нависла угроза вторжения), не нужно искать средства для армии – НАТО нам поможет. Тогда даже «Правый сектор» разоружать не потребуется.

Вот и получается, что если хорошенько поразмыслить над тем, что происходит на юго-востоке Украины, то вырисовывается совсем иной сценарий, нежели тот, о котором сейчас говорят Евромайдановцы.

Новости по теме

Новости других СМИ