Смоленские сельчане - белорусам: "Спасите, погибаем!"

"Радыё Свабода"

Губернатор Смоленской области Алексей Островский предложил часть земель сопредельных с Беларусью районов области давать в пользование белорусским аграриям.

Пока неизвестно, откликнуться на приглашение главы российского региона белорусские фермеры, а вот сельчане Смоленщины приветствуют инициативу губернатора. Белорусов они ждут как спасителей. Земля зарастает, так как ее некому возделывать.

Россия. Смоленская область. Монастырщинский район. За плечами - белорусский Мстислав. Куда ни глянешь - непочатый край поля, огромные площади выжженной травы и хорошо проросшие в давно невозделанное земли березы. Редкие поселения необитаемые.

В деревне Вайнино людей нашли на стройке охотника имении. Его возводить бизнесмен из Санкт-Петербурга. Сам он из местных. В родные места наведывается изредка - чтобы проследить, как ведется стройка. Жители окрестных деревень, которые нанялись на работу к бизнесмена, заявление смоленского губернатора Алексея Островского одобряют.

Смоленские сельчане - белорусам: "Спасите, погибаем!"

"Некому сеять, - объясняет один из сельчан. - Вот наш совхоз днях продал последнюю машину. Сейчас нет ни рабочих, ни техники. Ничего нет".

Когда-то, упоминают собеседники, запущенные сейчас земли возделывает совхоз "Любовицкий". После неудачных попыток изменить форму собственности хозяйство обанкротилось.

Смоленские сельчане - белорусам: "Спасите, погибаем!"

"Бывший совхоз наш был самый большой в районе по посевной площади - 5 тысяч гектаров. По 500 гектаров только одного льна высаживали. Картофель хорошо родила. А сейчас пять лет этот совхоз даже зерна не посеял - даже сотки", - повествует о судьбе хозяйства крестьянин из России.

Сельчане прощались, предлагая, чтобы белорусские фермеры всерьез восприняли заявление главы российского региона и смелее брали землю на Смоленщине. "Будет выгодно, не сомневайтесь", - убеждали россияне, прощаясь.

Снова дорога. Тот же выжженный да заросший березами пейзаж вокруг. Доезжаем к деревне Любавичи. Двадцать пять километров от границы с Беларусью. Большое селение встречает небольшими обработанными земельными шнурами возле домов. У некоторых - старая сельхозтехника. Здешние сельчане также читали заявление губернатора Островского.

"Если наши, русские, ее не могут обработать - хоть кто ее обрабатывает", - в отчаянии реагирует на упоминание о заявлении губернатора жительница деревни Любавичи.

По ее мнению, без помощи извне здешнем не спастись: "На это больно смотреть: едешь и видишь, как все зарастает. Просто ужас. Пусть работают люди, чтобы не зарастали мы". "Иначе мы пропадем", - добавляет она. "Из деревни все поуезжали. Никого здесь нет, - продолжает собеседник. - Я как в Мстиславль отправляюсь и до границы доезжаю - сразу видно, что в другое государство приезжаю. А у нас все бурьян, кусты и свалки у дороги. Господи, чтобы кто на это все обратил внимание".

Смоленские сельчане - белорусам: "Спасите, погибаем!"

Каждый встреченный в Любавичах сельчанин уверял, что не против, чтобы белорусы брали землю на границе Беларуси и России. Такой упадок, как у них в деревне, - повсюду на Смоленщине, говорили они.

"Держатся те хозяйства, которые неподалеку от более-менее больших городов области", - объясняют сельчане.

Глава местной сельской администрации Виктор Худощевский отметил, что белорусы уже пытались арендовать здесь землю. Когда-то год назад, вспомнил он, предприниматели из Шкловского района решились были взять две с половиной тысячи гектаров. Посмотрели, говорит, сказали "хорошо" - и больше их в Любавичах не видели.

Смоленские сельчане - белорусам: "Спасите, погибаем!"

О том, что сотрудничество с белорусами тогда не сложилась, глава сельской администрации вспоминает с сожалением и ждет, что появятся все же более практичные белорусские фермеры: "Я вам дам самые лучшие земли. Если понадобится какая помощь с моей стороны, я буду только с вами".

Глава сельской администрации заявляет, что уже пугал начальство референдумом о присоединении Беларуси деревень обанкротившегося совхоза, если чиновники не исправят ситуацию в сельском хозяйстве: "Я говорил, что соберу референдум, как в Крыму, чтобы присоединиться к Лукашенко. Я говорил серьезно своим руководителям в районе. Раньше же наша поселение относили к Могилевской области. Здесь был Мстиславский уезд. Наша территория относилась к Беларуси".

На вопрос, благоволит местное население Беларуси, Виктор Худощевский без колебаний утверждает, что да: "Они все тут руками и ногами за Беларусь. Вы же молодцы, зерно продаете нашим. Вы же видите, что у нас ничего не сеется, и не пашется. Все заросшее. Хозяйство распалось. Ничего не осталось. Техники никакой. Все распродали. Наше руководство, как следует, ничего не понимает в сельском хозяйстве".

Виктор Худощевский отмечает: сельское население не любит Путина и Медведева, хотя аннексия Крыма, на его взгляд, и подняла рейтинг президента России. Сам Худощевский заявляет, что он сторонник коммунистической партии. Критика руководства России звучит из его уст довольно радикально. На вопрос, знает ли он, что бы было с ним, если бы он так же критиковал в Беларуси политику Лукашенко, и занимал бы при этом должность главы сельской администрации, - только улыбается.

Симпатией к Александру Лукашенко местное население не скрывает. Объясняет это незатейливо, по-простому: "Он знает, что такое земля, и он знает, что в земле наши корни". "А наши ребята откуда? - спрашивает женщина и сама отвечает: - Они городские. Они не знают, где у коровы вымя. Если развал пошел ... Ваш Лукашенко взялся за что? За деревню! Поэтому у вас деревня и осталась. А у нас все пошло из-за рубежа. Говорили, что там дешевле ... Мы же вот живем недалеко от Мстиславля. К Пустынкам когда подъезжаем, то говорим: "Вот посмотрите, здесь не только дорога другая, но и воздух другой".

"А когда белорусы сначала возьмут землю на Смоленщине, а потом решатся делянки присоединить к Беларуси?" - провоцирую вопросом одного из жителей Любавич. Тот, подумав, отвечает: "Не решатся".

"Да Россия может в любой момент задавить Беларусь. Скажут завтра все перекрыть - и все", - угрожающе говорит российский сельчанин, завершая фразу отборгым матом.

Смотрины деревни завершаем возле разрушенной православной церкви. Старую каменицу закрыли советы в начале шестидесятых. На обращения местных верующих недавно открыли, но денег на ремонт нет.

В полуразрушенной святыне проводятся богослужения. Рядом с церковью - здание сельской администрации и два магазина.

Смоленские сельчане - белорусам: "Спасите, погибаем!"

Дорога к Беларуси занимает полчаса. Невеселый пейзаж российских окрестностей оживает, когда на горизонте появляется колокольня белорусского Пустынковского монастыря.

Новости по теме

Новости других СМИ