Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Николай Козлович, Onliner.by

Святослав Яцевич живет в Париже, а работает в "Новинках". И это не то, о чем вы подумали. Париж — белорусская деревушка в Поставском районе, "Новинки" — самый старый в стране рыбхоз. Святослав пришел сюда молодым специалистом по распределению, пять лет он ловит рыбу и кормит семью. А его предприятие — страну. О рыбном бизнесе, дотациях и перспективах, о тяжелой мужской работе читайте в нашем фоторепортаже.

Раннее утро, будний день. Вместе с директором рыбхоза Александром Лихомановым мы едем по узкой земляной косе. Слева и справа от нас — дамбы, прудики и пруды. В них плещутся карп, толстолобик, амур.

— В следующем году у нас юбилей. Рыбхозу будет 75 лет, — говорит Александр. Он за рулем, внимательно смотрит по сторонам. — Это одно из самых старых предприятий страны. Среди всех рыбхозов "Новинки" занимают 10-е место по площади и 6-е по объему производства. Каждый год выращиваем более 1000 тонн товарной рыбы. Мы ОАО, но все акции находятся у государства. Я здесь восемь лет.

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Над вырастными и нагульными прудами курсируют чайки, лениво смотрят на копошащихся внизу людей. Чайкам столько рыбы не надо, а у рыбхоза план. В эти дни здесь горячая пора. В "Новинках" начали массовый осенний облов.

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Нам говорят, что это риск. Вода не остыла, еще теплая. Есть вероятность, что может быть замор. Но куда в бизнесе, пускай и государственном, без риска?

— После обеда стартуем, — говорит кому-то по мобильнику директор.

* * *
Над старой советской кормушкой «Рефлекс 1500», напоминающей ржавый катамаран, пролетел лебедь. "Рефлексы" стоят здесь лет тридцать и могут простоять еще столько же, потому что сделаны из добротного металла. Новые кормушки делает белорусский производитель, решивший на металле сэкономить, снизив цену и выиграв тендер. Эти кормушки, говорит директор, быстро гниют и тонут.

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

"Новинки" — полносистемное карповое прудовое хозяйство. Основную долю производства занимает карп, меньшую — толстолобик и амур. В небольших объемах выращивают также щуку и сома.

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Перед тем как попасть на сковородку, рыба проходит несколько стадий развития. В инкубационном цехе получают икру, потом личинку, малька. На определенном этапе из стационарных ванн их перемещают в пруды, где начинают подкормку. Рыбу растят два или три года. В начале сентября цех не работает, а ванны стоят пустыми.

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Инкубационный цех

А вот пруды забиты под завязку. На одном из них мужики грузят в лодки комбикорм. Его предстоит разбросать по кормушкам — по полторы тонны на каждую. Мотор "Ямаха" заводится легко, "Ветерок" гремит и кашляет — поплыли. Корм работники будут вскоре выгружать лопатами, вручную.

— В рыбхозах степень механизации крайне низкая, — замечает Александр Лихоманов. — Можно было бы купить кормораздатчики, но они стоят бешеных денег — весь наш бизнес потеряет смысл.

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

* * *

Сегодня предстоит выловить около 30 тонн рыбы. Больше не нужно, ведь карп без промедлений должен уйти в торговую сеть. Вот-вот будем начинать.

В тесной "сторожке" собираются с окрестных прудов работники, занятые до этого на подкормке, очистке водоемов. Одни играют в тысячу, другие мастерят сачки. В коробках от "Орифлейма" лежат гвозди. В бутылки из-под пива налит компот. Дымится чайник. Весело горит костер, плещется в паре метров от нас рыба, а в ведре аппетитно булькает похлебка. Варят не уху, а рассольник. Есть уху каждый день рыбоводы устают.

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

"Парижанин" Святослав Яцевич пишет что-то в тетрадке. Он — мастер участка, ответственен за все здешние пруды. Святослав окончил академию в Горках, получает около 5 млн. Супруга — 2 млн, она только-только после декрета. Слава купил за $4900 кирпичный домик в Париже, ездит на Scenic 2001 года выпуска. В окрестных колхозах, говорит нам, мрак и страх. А "Новинки" — пока не утонули.

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Рыбак Валера, грузный мужчина в полосатой майке, спрашивает о том, что там нынче творится в Минске. Мы рассказываем про свежий улов белорусского правосудия, про Баумгертнера и компанию, но Валере это явно неинтересно.

— А вот и Роман идет. Хавайтесь в бульбу! — перебивает он.

Мужики дружно смеются, мы вскоре понимаем, в чем дело. Роман — местная звезда и балагур, заводной дядька, любитель травить анекдоты.

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

— Поспорили как-то заяц с медведем… — начинает он, не церемонясь. — Слышали? Нет? Ну так я расскажу!

За полтора часа Роман рассказывает сотню анекдотов, не останавливаясь ни на минуту. Он водитель трактора, получает гроши, но смог поднять на ноги двух сыновей и дочку. Дочь Романа учится на юриста, будет работать на таможне. В перерыве между байками тракторист говорит нам, что выбор ее одобряет.

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

* * *

Директор Лихоманов победил в "Новинках" пьянство, увольнял алкашей без жалости, объявил войну браконьерам. Каким-то образом он умудряется сохранять старый рыбхоз одним из лидеров в отрасли.

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Александр Лихоманов (в центре)

Директор говорит:

— Рыбная отрасль находится в тяжелом финансовом положении. Наше хозяйство последние четыре года занимает первое место по итогам работы среди всех организаций. Фактически, мы последние, кто еще может работать без государственной поддержки. Она у нас составляет меньше 10%.
Почему мы еще держимся? За счет высокой производительности труда: она в 2,5 раза выше, чем средняя по департаменту мелиорации. В штате 70 человек — с учетом сторожей, водителей, администрации. Не много.

И всем этим людям стоит сказать спасибо, что они еще здесь. Средняя зарплата у нас где-то 4,9 млн. Самая высокая в рыбной сфере. Но я прекрасно понимаю, что людям надо платить как минимум в два раза больше. Потому что у них непростой труд. Когда зарыбление, облов, работаем ночами, без выходных. Многие подолгу в воде. Мои работники не держат личных хозяйств: у них просто нет времени! Да, им надо платить больше, но сделать мы этого не можем.

В советские времена отрасли дотировалась на 70%. Сейчас поддержки почти нет. Но цены поднимать нельзя. Наоборот, в этом году все рыбхозы были вынуждены пойти едва ли не на демпинг — снизить стоимость продукции на 3—4% по сравнению с 2012 годом. И это при том, что стоимость топлива, комбикорма увеличилась на 30%. Ведь если бы мы подняли цену, рыбу бы никто не купил.

Карпа среднего продаем на рынках по 21 150 рублей, карпа отборного — по 26 300. Есть ли прибыль? Сложно сказать. Ориентировочно расчетная себестоимость выращенной рыбы составляет сейчас 19 000 рублей (прудовая рыба, кстати, во всех странах обходится дороже морской, дело в кормах). Плюс транспорт, логистика, топливо, чтобы доставить рыбу в торговую сеть. На транспортные расходы в каждом килограмме заложено 4 тыс. рублей, а в этом году будет все 5 тыс. Поэтому не в убыток, наверное, выйдет только карп отборный.

Где выход? Надо пересматривать нашу дотационную модель. Вводить прозрачный механизм дотирования. Не по принципу "у тебя нет денег на зарплату рабочим, мы тебе выдадим, а если барахтаешься, выживаешь — не получишь ничего". Надо помогать тем, кто может и хочет работать! Сейчас, например, мы не можем конкурировать со свининой и птицей, ведь эти отрасли государство поддерживает.

— А если признать, что денег у государства нет и не будет?

— Без денег работать можно. Но для этого в рыбхозе нужно выращивать порядка 300 тонн рыбы. Штат нужно сократить до 20 человек. Часть рыбы будет получена на естественных кормах. При такой оптимизации будет и прибыль. Но на такой шаг никто не даст пойти… Есть программа продовольственной безопасности. И есть планы, которые нужно выполнять.

* * *

Для облова воду из пруда спускают. На это уходит две недели. За несколько часов до начала процесса в специальной камере открывают проход, рыба, чувствуя свежую воду, валит внутрь. Потом камеру закрывают, воду спускают, начинают наполнять емкости.

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Работники рыбхоза облачаются в комбинезоны и лезут в камеру. Грузовики уже прибыли, можно начинать. Валера становится за пульт управления краном, виртуозно ворочает громоздкую штуковину. Кран, говорит он, называется "Пионер", а почему так, Валера не знает. Какая к черту разница?

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Под завязку набивают несколько машин. Балагур Роман уезжает последним, успев рассказать анекдот про совхоз Ильича, который развалился. Его трактор смешно пыхтит, подпрыгивая на колдобинах. Выловленную рыбу Роман и компания везут на сортировку.

Основная работа сейчас пойдет там, а рыбаки садятся за перекус. Свои ссобойки они выкладывают на стол. Говорят о погоде, об осени, о выходном и о том, что многое сегодня еще нужно успеть. Этим вечером, и следующим, и многими вечерами еще им придется вкалывать. "Что будет потом?" — задаем на прощание дежурный "городской" вопрос о будущем.

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Потом, отвечают они, придет зима, и надо будет рубить лунки…

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Сортировка: выловленную рыбу разделяют по виду, весу. Карп, которого мы выловили сегодня, к слову, двухлетний, поэтому не очень большой

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза


Кстати

— Может быть, рыбхозам удастся зарабатывать больше денег на форели, которую чиновники решили выращивать в Беларуси массово? — спросили мы у директора "Новинок".

В 2015 году и у нас планируется построить форелевый комплекс. Но не бывает сюрпризов в пакете с лапшой! Нужны либо деньги из бюджета, либо дешевые кредиты. Пока этого нет. К тому же, я считаю, Беларусь еще не готова к форели. Те хозяйства, которые скоро откроются, страну форелью обеспечат и так.

Проблема заключается и в том, что белорусы потребляют очень мало живой рыбы. Во-первых, мы еще не «созрели», Беларусь — развивающаяся страна. Во-вторых, отсутствует культура потребления. Вот пример. Когда я только начинал работать, разрабатывал стратегию по реализации, думал, что самые большие продажи будут в богатом Новополоцке, а самые низкие — в небогатых Браславе, Нарочи. Но вышло наоборот. В Браславе продаем больше, в Новополоцке — меньше. Причина в том, что там, где люди живут рядом с водоемами, где привыкли к рыбе, знают, как ее готовить. Из карпа делают домашнюю селедку, закатывают консервы, готовят барбекю. В молодых городах такой культуры и опыта нет. Если бы в стране велась рекламная компания, если бы рыбу централизованно «пиарили», как теперь говорят, ситуация бы изменилась.

Сейчас в Поставах мы строим цех переработки. Планируется, что там будет и рыбный ресторан. Но для этого, правда, нужны свободные деньги. А их нет. Поэтому ресторан пока только в мечтах.


Ловцы грез: репортаж из белорусского рыбхоза

Фото: Алексей Матюшков

Новости по теме

    Сто тонн рыбы ушло из рыбхоза в Свислочь

    В рыбхозе "Свислочь" в Осиповичском районе водой прорвало запруду. Экстренные меры по ликвидации прорыва размером в шесть метров результатов не принесли. Размыв увеличился до 30 метров, глубина теперь - до 12 метров.подробности

Новости других СМИ