Постройки "звездного" архитектора Сантьяго Калатравы разрушаются одна за другой

Кирилл Головастиков, lenta.ru

Сантьяго Калатрава — одна из звезд современной архитектуры. 62-летний уроженец Валенсии, со штаб-квартирой бюро в Цюрихе и филиалами в Париже и Нью-Йорке, он прославился своими футуристическими постройками, сочетавшими лаконичность и масштабность хай-тека с естественностью и разнообразием природных форм.

На Калатраву одновременно повлияли Ле Корбюзье и Антонио Гауди; его называют продолжателем традиций испанского модернизма Феликса Канделы и нового экспрессионизма Ээро Сааринена. Работы Калатравы очень узнаваемы, очень дороги и очень востребованы. Однако в последние годы к этим постоянным артибутам добавился еще один: очень скандальны. Практически каждую новую постройку сопровождает одна и та же история: она сдается гораздо позже сроков, во много раз превышает смету, а затем требует доделок или сразу — ремонта. В январе 2014 года на несовершенства сооружений Калатравы указали власти Венеции и его родной Валенсии.

12 января стало известно, что строители начали сдирать мозаику с фасада здания Дворца искусств королевы Софии — оперного театра в Валенсии. Здание стоит закрытым с декабря 2013 года, когда из-за сильных ветров облицовка начала осыпаться. Отменить пришлось не только рождественские представления, но и январскую премьеру оперы Пуччини "Манон Леско", поставленной покровителем театра Пласидо Доминго.

После переговоров Калатрава и строительные компании согласились не только удалить с фасада хрупкие плитки, но и покрыть стоимость ремонтных работ — три миллиона евро. Представитель архитектора заявил, что причины падения мозаики неясны. Калатрава украшал фасад театра тысячами маленьких фрагментов мозаики, подражая барселонцу Антонио Гауди. Теперь же их все отдерут, а стены закрасят белой краской, по крайней мере до тех пор, пока не придумают, как закрепить мозаику намертво.

Постройки "звездного" архитектора Сантьяго Калатравы разрушаются одна за другой

Дворец искусств королевы Софии (Фото: Heino Kalis/Reuters)

Дворец является частью Города искусств и наук — современного развлекательного комплекса с океанариумом, IMAX-кинотеатром, музеем науки и ботаническим садом, который Калатрава спроектировал еще в середине 1990-х во славу родной Валенсии. Комплекс, стоящий на дне осушенной реки Турия, действительно привлекает туристов и местных жителей; как говорит сам Калатрава, он не только "поместил Валенсию на карту", но и создал второй по посещаемости испанский архитектурный комплекс после Альгамбры. Однако театр, открытый в 2005 году и завершивший строительство Города, оказался втрое дороже изначального бюджета в 300 миллионов евро. Таких денег у кризисного испанского региона не было; по состоянию на 2013 год, долг в 700 миллионов за Дворец искусств все еще числился на Валенсии.

На родине Калатрава давно сочетает популярность с дурной славой: так, местный политик Игнасио Бланко открыл сайт Calatravatelaclava, что можно перевести примерно как "Калатрава обдерет тебя, как липку". Бланко отмечает, что за работу над зданием театра Калатраве заплатили 94 миллиона евро — и это при том, что в нем оказались 150 мест, с которых не видно сцену. Музей науки изначально был построен без аварийных выходов и лифтов для инвалидов, жалуется Бланко.

Одновременно в январе стало известно, что на Калатраву собирается подать в суд Венеция — за его мост Конституции. Четвертый мост через Большой канал был задуман в 1999 году. Власти города захотели, чтобы он соединял железнодорожный вокзал Санта-Лючия с пьяццале Рома, площадью с автовокзалом, через которую в город въезжают машины. Таким образом, мост должен был обозначить своеобразные ворота в город. Калатрава спроектировал футуристический и помпезный 95-метровый мост из стекла и камня и подсветил его флуоресцентными лампами. Мост, по задумке архитектора, сначала был полностью собран, а затем установлен.

Сооружение стало скандальным еще до того, как венецианцы его увидели. Жители говорили, что четвертый мост городу попросту не нужен — тем более в непосредственной близости от третьего, моста Скальци, а четыре миллиона евро можно потратить более рационально. Возмущение вызывал и сам проект — современный вид сооружения с трудом гармонировал с венецианским барокко. Возведение моста затянулось: первые пешеходы должны были пройти по нему в 2004-м, но открыли мост лишь четырьмя годами позже; из-за протестов власти решили отказаться от торжественной церемонии. В 1990-е, когда проект задумывали, бюджет Венеции предполагал 4-миллионные траты, в итоге же мост обошелся городу более чем в 11 миллионов евро.

Постройки "звездного" архитектора Сантьяго Калатравы разрушаются одна за другой

Мост Конституции (Фото: Manuel Silvestri/Reuters)

Последней каплей стало то, что проект испанского архитектора не учитывал нужд горожан и туристов, передвигающихся на инвалидных колясках, а крутой подъем оказался труден для пожилых людей. Обеспечить доступ на мост людям с ограниченными возможностями власти города потребовали от Калатравы еще в 2003 году, однако передвижная платформа для инвалидных колясок на мосту Конституции заработала лишь осенью 2013-го — спустя пять лет после открытия. Как и сам мост, механизм стоил вдвое дороже изначально запланированной суммы — в итоге заплатили 1,8 миллиона евро.

Впрочем, мост был источником бед и для обычных пешеходов: туристы оступались из-за разного расстояния между ступенями (прекрасные венецианские виды вокруг мешали им смотреть под ноги). Правда, трудно было и тем, кто все же смотрел: их дезориентировало чередование стеклянных и каменных фрагментов на поверхности моста.

В итоге в 2013 году власти города начали судиться с архитектором: первое заседание прошло в минувшем ноябре. За срыв сроков строительства и превышение сметы от Калатравы требуют 3,8 миллиона евро. Тот отвечает, что ни в чем не виноват: дескать, ошиблись те, кто считал бюджет на первой стадии планирования, а сам он в процессе возведения моста был скорее консультантом, чем контролером. Сейчас же Венеция придумала новый повод подать на Калатраву в суд: власти заявляют, что за пять лет мост уже потребовал ремонта на 464 тысячи евро, а эксперты Политехнического университета Турина подготовили отчет, согласно которому причиной тому явились недостатки, заложенные в конструкции моста изначально.

Постройки "звездного" архитектора Сантьяго Калатравы разрушаются одна за другой

Винодельня Исиды (Фото: losdosacuarios/Panoramio)

Это лишь две последние, хотя и самые громкие, неудачи выдающегося архитектора; ими список не ограничивается. В том же 2013 году на Калатраву подала в суд виноторговая компания Domecq, для которой архитектор спроектировал винодельню Исиды в баскской Алаве. Оказалось, что у необыкновенной красоты здания протекает крыша, что для виноделия, разумеется, критично. Как утверждает заказчик, архитектор не учел резких перепадов температур и дождливого климата Страны Басков. Поскольку рабочие строительной компании, изначально сотрудничавшей с Калатравой, никак не могли починить кровлю, сделанную из дерева и алюминия, владелец заявил, что хочет получить от архитектора два миллиона евро. На эти деньги планировалось нанять других архитекторов и строителей — тех, которые могли бы справиться с протечками.

Сразу две крупных постройки Калатрава создал в Бильбао: это новый терминал аэропорта, открытый в 2000 году, и мост Субисури через реку Нервьон, по которому удобно добираться до музея Гуггенхайма. Аэропорт, имеющий очертания птицы и прозванный за это голубкой — La Paloma, пришлось переделывать в середине нулевых. В нем, среди прочего, не хватало места не только для магазинов, но даже для пассажиров, которые после прохождения таможни были вынуждены мерзнуть под открытым небом. Субисури же успели прозвать мостом сломанных ног: в дождливую погоду стеклянные плитки становятся опасно скользкими.

Постройки "звездного" архитектора Сантьяго Калатравы разрушаются одна за другой

Аэропорт в Бильбао (Фото: pic.men.sohu.com)

В Нью-Йорке Калатрава перестраивает станцию подземной скоростной железной дороги PATH, располагавшуюся под Всемирным торговым центром и уничтоженную терактами 11 сентября. Временная станция была открыта в 2003 году, новая откроется в конце 2015-го — на шесть лет позже плана. Стоить она будет, как и все у Калатравы, вдвое дороже сметы — 4 миллиарда долларов. Источники The New York Times утверждали, что архитектор ради своих творческих амбиций сознательно усложнил конструкцию станции, а заодно потребовал, чтобы некоторые необходимые элементы были размещены в близлежащих зданиях — например, вентиляция. В 2012 году организация, заказавшая Калатраве этот непростой проект, прошла аудит и была признана раздираемой конфликтами и недееспособной.

Любое издание, которое пишет про спорные сооружения Калатравы, непременно оговаривается: все они очень красивые. Сам архитектор за собой недоделок не признает, однако с журналистами, доискивающимися правды, почти не разговаривает. В кратком письменном заявлении, переданном в The New York Times, Калатрава заявил, что задача его построек — делать города уникальными и обогащать человеческий опыт. Осуществлялись все эти проекты по высочайшим стандартам, заявляет архитектор — умалчивая о завышенной стоимости и, очевидно, списывая скорые поломки на инженеров и строителей. The Guardian, обозревая скандалы вокруг работ Калатравы, кажется, сочла, что проще назвать те из них, с которыми не произошло ничего плохого (газета упоминает мосты в Дублине и Манчестере, вокзалы в Лиссабоне, Льеже и Лионе, здания в Нью-Йорке и Милуоки).

Тем не менее непохоже, чтобы скандалы останавливали заказчиков: в списке построек Калатравы, готовящихся к завершению, более 10 пунктов. Возможно, от его услуг все же откажутся после последней неудачи, самой неприятной: строившийся конференционный центр в Овьедо (испанский регион Астурия) в один непростой день 2011 года просто рухнул. Летом 2013-го суд признал Калатраву ответственным за инцидент и обязал его выплатить три миллиона евро.

Новости по теме

Новости других СМИ