Денис Кобрусев: Мы не считаем наши кампании победами

Катерина Жукова, UDF.BY

Когда власть плюет на людей, люди объединяются для защиты своих прав. Именно так возникают стихийные инициативы в Минске, когда люди объединяются для борьбы против уплотнения, против уничтожения зеленых зон. И власть нередко уступает под напором минчан.

Местные инициативы начали стихийно возникать после 2010 года. Последний год—два в процессах гражданской самозащиты участвует Гражданская инициатива "Европерспектива", весной нынешнего года объединившая около десятка местных инициатив в оргкомитет Минского объединения местных инициатив.

Каким образом гражданам удается противостоять государственной системе и защищать свои права? Об этом в интервью проекту UDF.BY - "ПОЛИТИКА" рассказал лидер "Европерспективы" Денис Кобрусев.


"Наши пути с руководством БХД разошлись"


- Как Вы попали в политику?

- Активной общественной деятельностью я занялся в 2004 году, когда поступил на исторический факультет Белорусского государственного университета. Я вступил в "Задзіночанне беларускіх студэнтаў" уже на закате организации. Потом восстановил с друзьями филиал ТБМ на своем факультете, и уже в рамках ТБМ работали со студентами: возили на экскурсии, организовывали историко-краеведческие мероприятия.

На последних курсах университета начался политический этап моей жизни: сначала я вошел в оргкомитет по созданию Партии Белорусская христианская демократия, поскольку мне пришлась по нраву её идеология. Практически сразу в 2009 году стал секретарем Минской городской организации БХД, положив начало партийной карьеры.

Но я занимался не политикой, а менеджерской работой, обеспечивая деятельность партии, ее минской структуры.

К сожалению, к 2010 году, как это часто бывает в белорусской политике, пути с руководящим органом БХД разошлись.

- Что произошло?

- Не вдаваясь в детали, скажу, что произошел конфликт интересов с различным видением его разрешения. Мы создавали "Молодых христианских демократов" - мне хотелось видеть организацию более самостоятельной, которая бы шла в фарватере программы и политики БХД. А руководство партии решило сделать МХД молодежным крылом партии: единые решения, единый бюджет, единая деятельность. Для меня такой подход оказался неприемлем: все молодые кадры задействовали в делах БХД, создавая раздвоение, а на МХД у активистов времени уже не оставалось. Организацию использовали только для получения виз, проведения заграничных семинаров и привлечения ресурсов, что мне не нравилось в принципе.

В итоге конфликт завершился тем, что я добровольно ушел из Управы БХД, из Национальной рады БХД, отказался выступать учредителем третьего съезда БХД и, в конце концов, ушел из БХД.

- Последнюю президентскую кампанию Вы провели под другими флагами…

- В президентской кампании 2010 года я участвовал в качестве менеджера в кампании "Говори правду". Почему работал не на Рымашевского? К тому времени я оказался в опале в БХД, поэтому решение не работать на Рымашевского пришло само собой.

Почему на Некляева? В 2010 году Некляев был единственным кандидатом, более-менее профессионально строившим избирательную кампанию, профессионально привлекал и распределял ресурсы. Избирательная кампания Некляева многое мне дала в менеджерском плане, дала опыт.

После 2010 года профессионалы из команды Некляева разошлись, не остались в кампании. Впрочем, это не вина кампании – ее задача заключалась в том, чтобы дожить до дня выборов.

Стиль управления кампанией "Говори правду" после выборов не давал шансов на самореализацию.


"Власть не может проиграть"


- И что Вы предприняли?

- Мы с Виктором Янчуревичем решили создать структуру, которая занялась бы реальной работой с людьми, а не на уровне деклараций и заявлений. Это мы и сделали в феврале 2011 года. И первой в нашем кейсе стала защита Севастопольского парка. Виктор Янчуревич и раньше занимался этой проблемой, у него были отлажены связи с инициативной группой по защите парка.

Мы первыми в Минске попытались организовать местный референдум – по Севастопольскому парку. Создали инициативную группу по сбору подписей, но нам отказали в ее регистрации по формальным причинам. Но мы продолжим деятельность за сохранение Севастопольского парка.

Позже воспламенился конфликт в "Уручье-2", связанный с уплотнением, со строительством шести домов, в том числе двух для сотрудников ОМОНа. Было собрано около четырех тысяч подписей против строительства домов, практически каждую неделю проводили массовые акции протеста. Вначале к нам присоединились Советы ветеранов, но под давлением сверху постепенно отошли.

Пытались работать с депутатами. В итоге мы добились того, что представители инициативной группы "Уручье-2" прорвались в администрацию президента, к Владимиру Макею, который являлся тогда ее руководителем. После высшего вмешательства нам удалось добиться отмены строительства двух домов. Половина района – девять тысяч человек – вздохнули спокойно. Хоть что-то…

Сейчас три дома строятся, и с этим, к сожалению, уже ничего не сделаешь…

- Сколько побед за два года "Европерспектива" записала на свой счет?

- Мы не считаем наши кампании победами. "Победа" означает, что есть сторона победившая и проигравшая. В ходе войны невозможно добиться успеха. Когда говорят: "Мы победили!", подразумевают: власть проиграла. Власть не может проиграть – у нее достаточно ресурсов, чтобы подавить небольшие группы сопротивления.

Наша задача состоит в том, чтобы местные инициативы и люди, их права и интересы спокойно воспринимались властью, и власть учитывала интересы людей. А на эти процессы надо смотреть не через призму "победа-поражение", а через призму нормальных коммуникаций, когда мнение людей учитывается при принятии решений. Поэтому мы называем это не победами, а позитивными кейсами…

С октября 2012 года, когда мы активнее начали заниматься проблемами уплотнения, защитой зеленых зон, у нас более дюжины позитивных кейсов. Мы защитили два зеленых сквера в "Зеленом луге", есть компромиссное решение по зданию детского садика на "Востоке-2". Последний успех на улице Цнянской – переулке Якуба Коласа: на общественных обсуждениях два раза принимались решения в пользу жителей. И последний успех – водно-зеленый диаметр Минска в районе улиц Пулихова—Первомайской, ландшафтно-охранная зона, где хотели построить развлекательный центр. Но прислушались к людям и пока оставили в покое этот участок.

Однако для нас позитивные кейсы – начало дальнейшей работы с людьми. Мы хотим привить людям ответственность за территорию, где они проживают, чтобы в будущем не возникало проблем с застройками, уплотнениями, уничтожением зеленой зоны. Это значит, что люди должны принимать участие в развитии этой территории.

- А как вы находите проблемы? Или проблемы сами ищут вас?

- Если люди обращаются к нам с проблемой, мы их консультируем, помогаем в необходимом объеме. Но мы никогда не идем на поводу эмоций; мы всегда изучаем законодательство, статус территории, проходили ли общественные обсуждения, все ли процедуры проведены в соответствии с законом.

Самый эффективный способ предотвращения конфликтов – заблаговременный мониторинг. "Европерспектива" регулярно проводит мониторинг всех общественных обсуждений. Дней за 10 до обсуждения мы выезжаем на место и анализируем вероятность возникновения конфликтной ситуации; и если такая вероятность высока, мы информируем граждан об общественном обсуждении и возможностях этого механизма. Как правило, после информационной обработки люди приходят на обсуждение, формируют местную инициативу, которая уже на законных основаниях готова защищать свои интересы.

Роль нашей организации сводится к оценке соответствия проекта законодательству (по большому счету, практически на всех стройках нарушаются нормативы). Если проблема существует, и она волнует горожан, то мы проводим полноценную кампанию по защите их интересов.


"Блата у нас точно нет!"


- Чтобы помогать людям, нужно иметь вход в высокие кабинеты, грубо говоря, блат. Как у вас налажены отношения с властями, инвесторами, застройщиками?

- Блата у нас нет точно! (смеется). Мы строим свою политику на максимальной публичности: любое действие мы максимально публично освещаем на своем сайте и стремимся, чтобы писали о нас. Если надо разговаривать с чиновниками, мы идем и разговариваем с чиновниками. По каждому конкретному проекту. Если надо добыть информацию – мы идем в отделы архитектуры администраций районов. Если нужна поддержка чиновников – вместе с жителями мы идем к чиновнику и разговариваем.

В последнее время мы придерживаемся неконфронтационной линии поведения. Мы опробовали и конфронтационную линию – она дает результат, но он может быть краткосрочным. Нам важен долгосрочный результат. Мы понимаем, что районные администрации, весь аппарат Мингорисполкома в один прекрасный момент не исчезнут, и на их месте вдруг не возникнет просвещенная европейская бюрократия. Нам приходится работать с теми чиновниками, которые есть. И чиновники знают, что за нами стоят люди; если они будут принимать решение не в интересах людей, это чревато эскалацией конфликта.

Наш идеал – за цивилизованным столом переговоров защитить интересы местного сообщества и добиться соблюдения их прав. А город при этом чтобы мог спокойно развиваться.

- Что собой представляет "Европерспектива"?

- Мы дважды подавали документы на регистрацию городского общественного объединения, но нам дважды отказали по формальным причинам: несоответствие гарантийного листа о предоставлении юридического адреса нормам законодательства. Это чепуха. Мы знаем, почему нам отказывают в регистрации. Мы не даем провернуть сомнительные стройки, выявляем нарушения прав людей, действуя в формате гражданской инициативы. У нас есть Рада из 5 человек, есть с десяток штабистов, которые выполняют функцию "мозгового штурма".


"Мы продолжаем переговоры с Мингорисполкомом"


- Наша задача – не сделать что-то вместо людей, а сделать так, чтобы люди начали сами себе помогать. Только так можно привить людям ответственность. А практически всю работу выполняют местные инициативы.

Сегодня в Минске образовалось около десятка локальных инициатив, которые образовались на месте резонансных конфликтных градостроительных конфликтов. Мы поняли, что влияния конкретной местной инициативы бывает недостаточно для позитивного решения проблемы. Поэтому мы предложили объединить местные инициативы. Ведь проблема, по сути, общая на весь город – такова градостроительная политика, которая возникает в разных уголках города. Поэтому мы предложили не затыкать дырки, а сконцентрировать усилия на решении корня проблемы. Мы предложили объединить усилия всех местных групп. Логично предположить, что и влияние объединенных групп тоже увеличится.

И мы создали оргкомитет Минского объединения местных инициатив. Этот процесс закрутился в марте-апреле нынешнего года, сейчас около десяти инициатив вошли в оргкомитет. Раз в месяц мы обсуждаем совместные планы. Сейчас мы ведем переговоры о создании общественно-консультационного совета по вопросам градостроительной деятельности при Мингорисполкоме. Мы активно разговариваем с главным архитектором города Александром Петровым. Мы составили свой список людей, которых хотели бы видеть в этом совете– сейчас идет разговор только о персональном составе совета. "Европерспектива" и Минское объединение местных инициатив считают, что в совет должны войти представители простых граждан, рассматривают его как диалоговую площадку, где можно решать конфликты на ранней стадии или вообще не доводить до конфликта. Мингорисполком и комитет архитектуры склонны рассматривать ОКС как сугубо архитекторский орган, где будут заседать люди с дипломами архитекторов. Но мы-то понимаем, что в последнем случае ОКС не станет диалоговой площадкой. Мы продолжаем переговоры и надеемся, что придем к компромиссному варианту: в совет войдут профессионалы архитекторы и представители общественности – хотя бы по одному представителю от каждого района.


"Как политик я практически никогда не выступал"


- Вечно бороться против уплотнения нельзя, человек по сути своей должен развиваться. Как дальше жить думаете? Впереди – местные выборы, нет желания попытать счастья?

- Как политик я практически никогда не выступал. И если я присутствовал в неких политических движениях, я выступал в качестве менеджера. Политика – это приход к власти и влияние на жизнь через реализацию своих программ. В существующей белорусской ситуации для этого необходимо не одно объединение, даже не партия. Сегодня такой политической конструкции не существует, и я сомневаюсь, что в ближайшее время появится.

Вечно бороться с уплотнением невозможно, вы правы. А мы и не стремимся влезть в каждую конфликтную ситуацию, вставляя свои пять копеек. Нам интересно влиять на политику градостроительных решений, которые принимает Мингорисполком. Защищать интересы горожан и развивать местные сообщества.

Насколько успешно – пусть люди судят.

Справка. Родился в 1986 году в Гомеле. С 2004 года живет в Минске. Окончил исторический факультет по специальности историко-архивоведение. Общественный активист. Соучредитель общественной инициативы "Европерспектива".

Новости по теме

Новости других СМИ