Кому "алмаз", кому - "доллар"

"Рэспубліка"

Совместно с видными языковедами городской сленг белорусской столицы изучал репортер "Рэспублікі".

Как только я приехал жить в Минск, заручился поддержкой путеводителя. Но со временем понял, что географической карте многое неизвестно. Например, где находятся "кукуруза", "ромашка" и "коза" и откуда торчат "ослиные уши". В общем, чтобы понять столицу, пришлось выучить немало диковинных слов и выражений…

— Не в последнюю очередь люди придумывают неофициальные топонимы для того, чтобы иметь ориентиры. Официальных наименований недостаточно, зачастую они сложные и длинные. Поэтому некоторые учреждения вдобавок к основным получают дополнительные, народные названия, — объясняет мне доктор филологических наук, профессор БГУ Борис Норман.

Возникают же неофициальные топонимы стихийно. Стоит кому-то дать объекту удачное название, как оно тут же идет в народ.

— Городской сленг — это коллективная игра со словом и в слово. Сленговые эквиваленты городских объектов образуются различными способами, — говорит кандидат филологических наук, доцент БГПУ имени Танка Людмила Бессонова, защитившая кандидатскую диссертацию по теме просторечия. — Например, усечением. "Коржи" — это район улицы Корженевского, "сухари" — микрорайон Сухарево, "комса" — Комсомольское озеро. К усеченным словам близки напоминающие литературные слова аббревиатуры. Например, библиотеку Академии наук (БАН) называют "баней", а концертный зал (к/з) "Минск" — "козой", — рассказывает Людмила Александровна.

Экспрессивные метафорические названия возникают на основе ассоциативных переносов. По аналогии цвета — "красный костел" (официально он носит имя святых Симеона и Елены), размеров — "Брестская крепость" (дом на улице Танка) и "Китайская стена" (дом на улице Маяковского). Формы — "кораблик" (корпус БНТУ в Уручье), "кукурузы" (высотные дома на улице В. Хоружей), "шайба" (диско-клуб "WestwoldClub" возле гостиницы "Беларусь"), "флакон" (высотка на улице Мельникайте), "ворота города" (два здания на улице Кирова, которые за внешнее подобие, кстати, порой называют и "башмаками"), "алмаз знаний" (Национальная библиотека Беларуси), "труба" (переход в метро между станциями "Октябрьская" и "Купаловская"), "ромашка" или "тюльпан" (выставочный комплекс "БелЭкспо" на проспекте Победителей), "доллар" (жилой дом на улице Кульман, построенный в форме латинской буквы S), "ослиные уши" (два одинаковых высотных здания, в одном из которых на улице Сурганова разместились институты НАН Беларуси, а во втором на Академической находится факультет международных отношений БГУ) и многие-многие другие.

— Неофициальная топонимика — это современный фольклор. Такие названия, являясь плодами народного творчества, отражают наш национальный колорит, — считает Валентина Лемцюгова, доктор филологических наук, профессор, главный научный сотрудник Института языка и языкознания НАН Беларуси.

Примечательно, что некоторые из подобных топонимов употребляются представителями всех поколений, другие имеют возрастной ценз. Студенты, например, едва ли назовут площадь Победы "круглой", как это принято среди многих пожилых людей. А тем, скорее всего, неведомо, что их внуки именуют парк Челюскинцев не иначе как "челюсти", а дискотеку на территории парка — "рейхстагом".

Срок жизни подобных топонимов различный. Некоторые, как, например, "красный костел", живут многие десятки лет, другие остаются в памяти лишь одного поколения. К примеру, лет тридцать назад вполне приличную нынче студенческую столовую БНТУ на улице Якуба Коласа за "отменное меню" называли "бухенвальдом".

— Место в районе футбольного манежа, где сегодня находится автоцентр "Тойота", старожилы именуют исключительно "финской заправкой", которая раньше находилась здесь. Местные, среди них и я, так и говорят, мол, живем в районе "финской заправки", — рассказывает профессор Борис Норман. — "Китайской стеной" в Минске именуется один конкретный дом на Маяковского, однако есть и такие названия, которые закреплены сразу за несколькими сооружениями. В разных столичных районах, допустим, есть нареченные народом "подковы". Здесь важно отметить, что некоторые неофициальные топонимы известны во всем городе, другие лишь в определенной его части.

Сегодня, кстати, наукой урбанонимикой, изучающей внутригородские названия, в Беларуси занимается лишь один человек — это Анна Мезенко, доктор филологических наук, профессор Витебского государственного университета имени Машерова. Однако в ее компетенции изучение лишь официальных названий. Их же народные эквиваленты, признается профессор, остались и за ее научным бортом.

— Ни в Минске, ни в Беларуси в целом неофициальными топонимами, к сожалению, лингвисты пока не занимались. И это большое упущение, — отмечает Анна Михайловна.

От себя замечу, что колоритные неофициальные топонимы только одной нашей столицы заслуживают полноценного словаря…

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров