Шоу-бизнес: "нал" и криминал

Оксана Яновская, "Белорусские новости"

Известный белорусский промоутер Геннадий Шульман, осужденный в декабре прошлого года к шести годам лишения свободы, обжаловал приговор в суде города Минска, который оставил без изменений вердикт суда Советского района столицы. Защита Шульмана готовит обжалование в вышестоящих инстанциях.

Шульман — не первый представитель шоу-бизнеса, вступивший в конфликт с Уголовным кодексом. Что за злой рок преследует организаторов концертов?

Черная полоса продюсера № 1

В 2009 году в отношении Геннадия Шульмана, чья компания "Класс Клуб ДК" имела лицензию № 1 на гастрольно-концертную деятельность в Беларуси, было возбуждено уголовное дело по обвинению в мошенничестве, совершенном в особо крупном размере. Так же ему вменялось в вину причинение имущественного ущерба без признаков хищения и даже вспомнили хулиганство, совершенное в 2002 году.

Как объяснял сам Шульман, тучи над деятельностью его фирмы начали сгущаться уже в 2007 году, после появления новаций в законодательстве, регулирующем гастрольно-концертную деятельность, в связи с чем пришлось нести дополнительные расходы, которые изначально не были предусмотрены сметой. Тогда Хозяйственным судом Минска было принято решение о начале процедуры банкротства продюсерской компании "Класс-Клуб ДК".

Вскоре Шульман зарегистрировал новую фирму — "Класс-Клуб Интэртеймент", учредителем которой числился сын Геннадия Михайловича. По версии следствия, в это же время Шульман обратился за финансовой помощью к своему другу. Тот сперва сам ссудил Шульману 60 тысяч долларов, затем уже его друзья занимали продюсеру разные суммы денег.

Как заявлял Шульман во время следствия, деньги ему ссужали при условии получения процента с прибыли. Сами же кредиторы уверяли, что давали деньги "по-дружески", то есть без процентов.

Кроме того, как часто бывает, кто-то занимал деньги у знакомых, чтобы "вложить в выгодное дело". В частности, одна из потерпевших заявила, что заняла деньги у знакомого и одолжила Шульману под проценты. К слову, долг он погасил, но женщина требовала вернуть проценты, которые за два года составили очень приличную сумму.

Как установлено в ходе расследования, деньги Геннадий Шульман либо вовсе не возвращал, либо не в том объеме, на который рассчитывали кредиторы. Тогда они обратились в прокуратуру, которая поручила сотрудникам ОБЭП провести проверку по заявлению. Однако в возбуждении уголовного дела было отказано, так как в возникшем конфликте усматривались гражданско-правовые отношения.

Спустя некоторое время кредиторы снова обратились с заявлениями в милицию, и "отказное" дело превратилось в уголовное. Кроме кредиторов обратились бывшие работники Шульмана, которым он частично не выплатил заплату.

В это же время администрации гостиниц, концертных площадок, предприятия "Мингороформление" и Минского городского управления МЧС подали иски в хозяйственные суды, так как компания Шульмана не рассчиталась в полном объеме за аренду и услуги по размещению афиш и обеспечению противопожарной безопасности на концертах.

По версии следствия, Геннадий Шульман имел возможность вернуть деньги, так как не все проводимые им мероприятия были убыточны. Однако это не было сделано, а деньги вкладывались в новые проекты, которые не всегда оказывались успешнее предыдущих. Некоторую часть денег Геннадий Шульман использовал в том числе на поддержание имиджа успешного и, что особенно важно, не бедного человека. Иначе рассчитывать на сотрудничество с администраторами «звезд» просто невозможно.

Согласно материалам следствия, Геннадий Шульман задолжал физическим лицам 408 миллионов рублей, что по курсу того времени составляет примерно 185 тысяч долларов.

1 декабря 2010 года суд Советского района Минска признал Геннадия Шульмана виновным в совершении преступления по ч.4 ст.209 Уголовного Кодекса — мошенничество, совершенное в особо крупном размере, назначив наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет с конфискацией имущества. Правда, исполнить последнюю часть наказания вряд ли возможно, так как у Геннадия Михайловича нет недвижимости и не обнаружено денежных счетов. А между тем, деньги по искам потерпевших возвращать придется.

По двум остальным статьям обвинения суд Геннадия Шульмана оправдал. Сейчас Шульман отбывает наказание в витебской колонии, а его адвокат продолжает попытки обжаловать приговор.

Тяжела и неказиста доля продюсера

Схем совершения преступлений существует не так уж много. Гораздо интереснее понять причины, способствовавшие его совершению. В случае с Шульманом недобрую шутку сыграло кредитование у друзей и знакомых. Сотни уголовных дел подтверждают истинность пословицы: хочешь потерять друга, вступи с ним в денежные отношения. Ведь если при кредитовании в банке четко расписаны права и обязанности сторон, штрафные санкции, то с друзьями люди всегда надеются договориться по-хорошему. Но не всегда получается. Также ошибкой можно назвать кредитование не под одно конкретное мероприятие, а вообще "на развитие бизнеса".

Говоря о Геннадии Шульмане и вспоминая уголовное дело в отношении бывших руководителей фестиваля "Золотой шлягер" Владимира Браиловского и Вячеслава Любинского, напрашивается вывод о том, что продюсеры стали заложниками непомерных аппетитов артистов.

Как рассказывал Геннадий Шульман старшему следователю по особо важным делам следственного отдела Советского РУВД Минска Александру Петренко, еще до подписания контакта с артистом необходимо было отправить его администратору предоплату наличными.

Законодательство о гастрольно-концертной деятельности в основном регулирует обязанности организаторов концертно-зрелищных мероприятий. В принципе, для артистов существуют те же правила расчетов за выполненную работу, то есть за выступление, что и для всех остальных категорий граждан. Работа артиста должна регламентироваться договором, условия которого он обязан выполнять без скидок на капризы и причуды, а деньги за работу должны не в конвертике передаваться, а перечисляться на расчетный счет. Таковы правила бизнеса. А шоу-бизнес ничем не отличается от любой другой коммерческой деятельности, но почему-то на постсоветском пространстве находится вне правового поля. К тому же в обществе существует некая снисходительность к "звездам", что позволяет некоторым из них жить по их собственным правилам.

Некоторые российские артисты, часто гастролирующие и в Беларуси, в телепрограмме "Последнее слово" на канале НТВ дружно и откровенно высказались в том духе, что "мы работали, работаем и будем работать за "черный нал".

Как выяснилось из интервью руководителей белорусских фирм, занимающихся организацией корпоративных праздников, наши артисты тоже "…привыкли жить на широкую ногу и по-прежнему хотят получать гонорары в валюте".

"Артист, который раньше за корпоратив зарабатывал 100 у.е., теперь хочет зарабатывать тысячу. Даже в кризис, понимая, что у людей и так нет денег, они не запрашивают меньше, хотя ситуация такая, что надо скидывать цену", — говорит Лариса Грибалева.

"Если вы хотите увидеть на юбилее или просто дне рождения звезду белорусской эстрады, то ничего не изменилось: как и раньше, все расчеты производятся в валюте", — сделал вывод коллега в обзоре праздничных услуг, предоставляемых столичными агентствами.

Что же получается? Если руководство праздничного агентства или любой другой фирмы включит в программу корпоратива выступление некоторых "звезд", то будет вынуждено добыть наличную валюту, совершив как минимум нарушение порядка ведения финансово-хозяйственной деятельности. А там, где "черный нал", недалеко и криминал…

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров