Сергей Дорофеев: Да, я — журналист оппозиционный!

"Еврорадио"

Ведущий "Выбора" рассказал "Еврорадио", спокойно ли спят журналисты государственных СМИ, есть ли в Украине цензура и почему умение варить борщ — не главное для девушки.

- Уже точно известно, что место вашей сегодняшней работы — "5 канал" Украина. Но интересно: в поисках работы вы сразу направили свой взгляд именно на Украину или рассматривались другие варианты в других странах?

- Была возможность трудоустроиться не только в Украине. Но эта страна — моя вторая родина, мои родители родом из Украины, они учились в Киеве. И я — наполовину украинец. В детстве я сюда часто приезжал, здесь живут мои родственники, бабушки с дедушками здесь похоронены — здесь многое знакомо. К тому же я всегда интересовался общественно-политической жизнью этой страны. Ведь, если говорить о национальной "зрелости", национальной идентификации, если говорить хотя бы о каком-то совершенстве гражданских институтов — они в Украине выше. Поэтому для меня как для журналиста это страна была если не примером, то очень интересной моделью, к которой нужно присматриваться, прислушиваться и перенимать все лучшее для своей работы в Беларуси. Поэтому я и остановил свой ​​выбор на Украине. И если говорить о предложениях, то они были здесь более интересными, чем в Москве.

- В своем открытом письме вы рассказали, что на киевский поезд вас проводила мама. Насколько слезными были проводы и был ли на вокзале кто-нибудь, кроме матери — любимая девушка?

- Я понимаю, на что вы намекаете. Нет, меня провожали все те люди, с кем я делился мыслями, с кем общался. Но это не означает, что все пришли меня на вокзал проводить. За первую половину 2011 года я несколько раз ездил и в Киев, и в Москву. Меня на перроне встречали самые разные люди. К некоторым из них я даже стал привыкать. Истории тогда были самые разные, не все я хочу вспоминать.

- Вы удачно обходите ответом вторую часть моего вопроса ...

- Я не обхожу. Просто мои личные соображения, мои личные подозрения — это лишь мои личные мысли и их по-разному можно трактовать. Время все расставит по своим местам, и тогда станет ясно: как оно было, почему оно было и как все происходило. Я не ухожу от вопроса — люблю говорить, когда у меня есть конкретные факты.

Просыпаться журналисту государственных масс-медиа без чувства стыда можно, но не долго

- Оставим пока этот вопрос. Когда стало известно, что вы трудоустроились на "5 канал", украинский еженедельник "Телекритика" сообщил следующее: "Оппозиционный белорусский журналист Сергей Дорофеев нашел работу". Как вы отнеслись к тому, что вас представили в качестве оппозиционного журналиста?


- Я эту информацию видел. Когда человек уходит со своей работы и уезжает из страны, практически все меняет в своей жизни — никто не выясняет подробности, так как причина лежит на поверхности для журналистов. Поэтому такая формулировка — ожидаема. За годы своей работы я получил репутацию журналиста независимого. Хотя это тавтология — независимый журналист... А каким он еще должен быть?! Но эту формулировку продиктовали те условия, в которых мы все работали в Беларуси. К сожалению, сегодня белорусское государство транслирует идею: "Кто не с нами — тот против нас". Если журналист на радио, телевидении или в газете оставляет одинаковые эфирные ресурсы для всех собеседников, представляющих различные платформы и политические силы... Не мне вам говорить, что в Беларуси это практически невозможно сделать, этого не происходит. А если происходит, то заканчивается так, как и со мной. И этот посыл: "Кто не с нами — тот против нас", я считаю, разрушает само государство. Так можно переварить самого себя. Что и происходит. Поэтому восприятие снаружи моей работы с определением "оппозиционный журналист"— я не вижу в этом ничего необычного и удивительного. И если таким образом трактовать мою работу и мою позицию, то да, я — журналист оппозиционный!

Но я еще раз хочу напомнить людям, принимающим решения в Беларуси, что в книжках по журналистике, которую я преподавал, написано, что журналист должен находиться в оппозиции к государству. Для того, чтобы помогать государству решать проблемные вопросы. Вскрывать для аудитории и для государства "болевые точки". Только тогда можно говорить о консолидации и росте гражданского общества. А не тогда, когда построен большой забор и все инакомыслящее отсекается. Это прописные истины, которые у нас почему-то не работают. Хотя понятно, почему.


- А есть ли в государственных СМИ действительно то, что в учебниках называется журналистикой?

- Я могу сказать, причем точно сказать, что просыпаться утром журналисту, который работает в государственных масс-медиа, без чувства вины и стыда можно. Но — не долго.

- А для того, чтобы долго просыпаться "без чувства вины и стыда", нужно не иметь совести?

- Я не знаю: тут у каждого история своя. Если бы мне можно было повторить любой из моих эфиров, я бы их точно так и повторил. Может, что-то сделал бы острее. Но тогда были такие обстоятельства, и я так провел эфир. Ни за один свой ​​эфир мне не стыдно. Что же касается того, насколько сегментированы по своему подходу белорусские масс-медиа, когда мы нейтральные масс-медиа вынуждены называть оппозиционными из-за того, что политическая и социальная турбулентность изменила в Беларуси все ориентиры и подходы, то это уже вина времени.

- В Украине все не так?

- Что же касается украинцев, то здесь увеличивается количество людей, о которых можно сказать, что это люди европейской формации. На днях я прочитал интервью первого президента Украины Леонида Кравчука, где он сказал, что современная Украина — это три государства в одном. Одна страна по инерции живет советскими стандартами. Вторая — это те украинцы, которые хотят, чтобы все было только по-украински. Но во время глобализации и культурной интеграции это невозможно. Я сейчас не хочу кого-то обидеть, но сейчас не те времена, когда можно закрыть все двери и жить только своей жизнью. И третья Украина — Украина современная, живущая современными трендами. Это люди европейской формации, гибкие и владеющие языками. И если не разделять страну по политическим, голубовато-оранжевым приметам, то действительно — есть три страны. И процессы, которые происходят в Украине, интересны мне и как гражданину Беларуси, и как журналисту. Это очень хорошие политические, гражданские, журналистские матрицы, которые позволяют мне лучше понимать происходящее в Беларуси. И теперь я лучше понимаю то, что происходит в Беларуси, так как я могу сравнивать. И мне удается сейчас делать для Беларуси больше, чем в самой Беларуси.

Белорусами легче всего управлять: большинство из нас люди терпеливые, молчаливые

- Я тоже слежу за тем, что происходит в Украине. И вижу, что в последнее время там не все так безоблачно для независимых СМИ. И газеты закрываются, и определенная цензура появилась. Вы этого не заметили?


- Я не так долго работаю в Украине, чтобы хорошо замечать эти изменения. Но я их чувствую. Даже за те три месяца, что я здесь живу, я эти изменения почувствовал. Но я могу сказать, что уровень гражданской зрелости у украинцев выше, чем у белорусов. Не так давно бывший посол Украины в Беларуси Роман Безсмертный сказал, глядя то ли на фото, то ли на видео, когда на площади омоновец ударил женщину, что если бы такое случилось в Украине, то этого человека порвали бы на месте. Мы разные — белорусы и украинцы. Украинцы не допустят нивелирования гражданских свобод и прав. Я не представляю себе, как можно было человеку в форме ударить женщину!

- Такие случаи у нас в последнее время часто случаются...

- Да... Я часто над этим думаю. Белорусы — странная нация. По-моему, нами легче всего управлять: большинство из нас люди терпеливые, молчаливые. Плюс — кто-то еще не определился в своих взглядах политических. А на тех, кто работает, пытается эту стену пробить, сограждане набрасываются с критикой. В то время, когда нам необходимо консолидироваться, мы сами себя раскалываем. Для меня трагедия, иначе не скажу, осознавать тот факт, что у нас увеличивается количество псевдопатриотов. Это люди — причем разных профессий, разного статуса, которые сидят у своих компьютеров и на форумах, а я читаю все белорусские сайты, поливают грязью всех! Я хочу их спросить: а что они сделали для своей страны? в предлагаемой временем и обстоятельствами ситуации? они пытались продвигать идеи гражданского общества на своем рабочем месте? пытались нас объединить? Нет. Если говорить о журналистике, то одно дело журналисту доносить свои идеи из независимых интернет-площадок, которые время вынуждает называть оппозиционными, и совсем другое, по себе могу сказать, — транслировать гражданские ценности в эфире государственного ТВ. И работать так, чтобы иметь возможность и завтра выйти в эфир. И этой своей каплей точить камень.

А псевдопатриоты только раскалывают общество. Если эти люди такого о себе высокого мнения, думают, что они такие образованные, что же они не знают природы вещей? На самом деле, они просто невежды. А есть еще в Беларуси и те, кто говорит: "Как, он не говорит по-белорусски? Он враг!". Я считаю такой подход примитивным. Равно как есть и те, кто готов дышать в унисон с властной вертикалью, смотреть ей в глаза и просто растворяться в требованиях сверху. Это тоже радикализм, но иного плана — унижающего саму человеческую сущность. Я за конструктивный подход — мир не черно-белый. Но в Беларуси он сейчас цвета серого.


- Ваша первая программа на "5 канале" выйдет в эфир 4 октября. О чем будет передача?

- Это — программа-интервью, которая имеет название "Портреты с Сергеем Дорофеевым". Где собеседники своим рассказом пишут свой правдивый портрет. Портреты из слов. Эта программа будет очень похожа на "Выбор +", который я делал на ОНТ.

- Сравните условия работы и атмосферу в коллективе между тем, что имеете сейчас, и что было.

- Отличается организация труда. В Беларуси я занимался всем. Я был руководителем и ведущим программы "Выбор", руководителем и ведущим программы "Выбор+", занимался административными вопросами, которыми не должен заниматься. Когда работал ведущим программы "Наше утро", то занимался еще и одеждой, различными бумагами, которые вынужден был заполнять, так как на нас была не личная одежда, а канала. На "5 канале" круг моих обязанностей четко очерчен, что меня радует. Потому что если ты занимаешься всем — трудно не забыть о чем-то важном.

- Знаю, что и у владельца "5 канала" есть свои политические взгляды. Не столкнулись ли вы с тем, что "этого политика брать не надо — он для нас неформатный"?

- Я с таким еще не сталкивался. И по рассказам коллег знаю, что такой жесткой регламентации нет. Для меня как для, подчеркиваю, журналиста "5 канал" — независимый. Мне никто не передает бумаги с тем, как думать, куда смотреть, никто не намекает различными вздохами, взглядами, другими продуктами агитпропа, что мне делать. Это главное.

- А в Беларуси были такие агитпроповские вздохи?

- Мы ведь с вами из Беларуси, мы все понимаем и видим. А в Украине я понимаю, что смогу объективно освещать события. А вот насколько "5 канал" независим от платформы владельцев, я этого знать не могу. Я знаю одно — абсолютной независимости не бывает. Существуют интересы бизнеса, власти и так далее. Но и во время нашей с вами предыдущей беседы я говорил: в профессии журналиста есть определенный допуск, позволяющий чувствовать себя комфортно и не терять себя как личность.

Не надо отождествлять девушку с умением готовить вкусный борщ

- Отойдем от философских размышлений. Как вы устроили свой быт в Киеве?


- Очень хорошо, с жильем мне помог канал. Поэтому я не могу сказать, что бытовые вопросы отнимают у меня много времени. Хотя есть вопросы, которые стали для меня новыми, — в Минске я не занимался ежедневно приготовлением себе пищи. Холостяки-мужчины меня поймут. Все приходится успевать. Это хорошая бытовая армия. Что удивительно — я очень изменился за последние месяцы. Не по-журналистски, не по-граждански, а в своей самостоятельности. Для меня это стало эволюцией. Правда, хотелось бы, чтобы эволюция проходила более спокойно и не добавляла в 30 лет седых волос.

- Украинки ведь не только очень красивые, но и такой вкусный борщ варят!

- Это правда! Но, говоря о подруге, не надо ее отождествлять с умением готовить вкусный борщ. Здесь еще необходим целый набор различных качеств, способностей, умений. Борщ — это только борщ. И я думаю, что все будет в порядке! Тот статус, в котором я сейчас, меня более чем устраивает и мне в нем комфортно. А как будет дальше — покажет время.

- Спасибо за беседу ...

- Я хотел бы воспользоваться вашим ресурсом, чтобы высказать слова поддержки всем белорусам, всем журналистам, и сказать, что я чувствую себя белорусом и мои мысли с теми, кто переживает за Беларусь. Кто переживает сейчас не лучшие времена, но не изменил себе. Я хочу поддержать этих людей и их веру. Ведь только такая вера нас объединяет и дает нам силы, которые нам больше черпать неоткуда. В нашей стране есть такое отношение: если ты не в земле, не в тюрьме — ты не любишь страну. Мне бы хотелось, чтобы мы от этого избавились. Я не пытаюсь сейчас кому-то нравиться. Просто верю — именно сейчас мы должны объединяться. Не по политическим — по нравственным принципам. Пафосно? Но другими словами не скажешь. Мне очень хочется, чтобы мы перешли из категории созревающей нации — в нацию. Пусть меня услышат не как журналиста Сергея Дорофеева, а как гражданина своей страны, просто Сергея.

поделиться

Новости по теме

    "Свой "Выбор+" буду делать в Киеве"

    После увольнения Сергея Дорофеева с телеканала ОНТ, о нем почти не было никаких известий. О предложениях по работе, которых у него, между нами говоря, было много, телеведущий говорил неохотно. Просил подождать. Но уверял, что уходить из профессии неподробности

Новости партнёров