Экс-глава КГБ: Если белорусская милиция вдруг тоже станет полицией, нас не поймут

Катерина Борисевич, "Комсомольская правда в Белоруссии"

В последнее время все чаще слышны разговоры о том, что нашему Министерству внутренних дел необходима реформа. Вот и назначение нового министра сопровождалось подобными комментариями, тем более что главный милиционер страны пришел в ведомство из КГБ.

А тем временем в белорусской истории уже был министр, карьера которого связана с несколькими ведомствами. Первый глава внутренних дел независимой Беларуси Владимир Егоров тоже переходил из одной структуры в другую.

При этом Владимир Демьянович не похож на классического силовика: дома с женой разговаривал по-белорусски, в советские годы выучил латышский, а на пенсии читает Быкова. С Владимиром Егоровым мы поговорили о том, есть ли конкуренция между разными силовыми ведомствами, как нужно реформировать белорусскую милицию и тяжело ли выходить на пенсию после того, как достиг таких высот в карьере?

«Латышский выучил за два месяца»

С Владимиром Егоровым мы встретились на его даче под Минском. Двухэтажный коттедж из красного кирпича просто утопает в зелени, а по подстриженным газонам вальяжно ходит кот. Тут бы погоду и природу обсудить, но разговор начинаем со службы.

- Владимир Демьянович, один из самых интересных моментов в вашей биографии - это должность министра внутренних дел Латвии. Как вы попали в балтийскую страну?

- Меня назначили в августе 1985 года. Этот день я до сих пор помню. Захожу в кабинет министра, а он говорит: - Придется тебе ехать.

- Куда и с кем? - поначалу думал речь идет о командировке.

- Одному. В Латвию. Будешь министром.

Если честно, даже хотел отказаться от должности, но человек в погонах должен быть готов к тому, что будет служить там, где необходимо. Назначая меня министром внутренних дел, передо мной поставили задачу: навести порядок в оперативно-служебной деятельности, повысить профессиональную подготовку кадров.

И хоть в Риге меня встретили очень приветливо, я сразу столкнулся с проблемой: у латышей очень размеренный темп жизни, они никуда не торопятся, очень многие милиционеры относились к службе как ко второстепенному занятию. Главное - хорошо отдохнуть на Балтийском море. Такая расслабленность ставила меня в тупик, ведь найти кого-то из начальников в выходной день на работе было невозможно. В общем, пришлось ломать их психологию, суббота была объявлена рабочей для всего руководящего состава.

Еще один нюанс - языковой барьер. Как-то на совещании два офицера переговаривались между собой по-латышски, то ли меня обсуждали, то ли о чем-то своем говорили. Меня это так задело, что в тот же день попросил найти для меня преподавателя латышского языка. Чтобы быстрее выучить чужой язык, специально не стал менять секретаря и водителей на русскоговорящих, и уже через два месяца понимал латышей и мог поддержать разговор.

А потом меня назначили руководителем Представительства МВД СССР в Афганистане. И это стало для меня самой суровой школой жизни, непонятные мусульманские традиции и на все случаи жизни - «Аллах Акбар!» (Ред. - Аллах велик). Там все было обусловлено верой, за нее воюют и умирают.
Но где бы я ни служил: в Афганистане или Москве - меня все время тянуло на родину.

- Ну, возглавить белорусское МВД в начале 90-х - тоже суровая школа. Как вела себя тогдашняя милиция во время митингов?

- Таких митингов и демонстраций, которые проводил БНФ, в Минске не было никогда: на улицу вышло 50 - 100 тысяч человек. Руководство страны было крайне недовольно этим. Протестующие собрались прямо на площади Независимости. Мне предложили разогнать митинг. Мы стояли у окна и видели, как было прорвано милицейское оцепление и двое мужчин залезли на памятник Ленину, у его подножья был возложен терновый венок. Я отказался применять силу, иначе бы у нас повторились печальные события, которые произошли в Грузии, Молдавии. Отказался применять силу и тогда, когда на площади протестующие выставили палатку с бело-красно-белым флагом и пригрозили, если ее уберут, то один из участников подожжет себя. Допустить этого было нельзя, иначе пролилась бы кровь, так как огромная колона БНФ должна была через некоторое время двигаться на площадь Независимости. Мне грозили сорвать погоны и предлагали написать рапорт, я отказался. Все это вылилось потом в настоящую травлю, сколько раз меня проверяли, искали компромат, так и не нашли, но случай представился. Верховный Совет снял с должности главу МВД и председателя КГБ за выдачу прокуратуре Литвы коммунистов Бурокявичюса и Ермолавичюса. Это было сделано с устного согласия генпрокурора, хотя нам следовало получить его письменно.

КГБ и МВД разделяют огромные железные двери

- Из МВД вам пришлось уйти. Как восприняли коллеги ваш переход из МВД в КГБ?

- Очень спокойно, а как они должны были к этому относиться, если на тот момент я больше не принадлежал к министерству? Меня ведь уволили. Несмотря на то, что я имел специальную подготовку и до этого служил в том же центральном аппарате, приняли в КГБ настороженно, я бы сказал с прохладцей. Там ведь работают опытные офицеры, наверное, думали: «Ты давай поработай, прояви себя, а мы посмотрим». Но через некоторое время никакого напряжения уже не было.

- Так все же существует конкуренция между МВД и КГБ? Или это все мифы?

- Определенная конкуренция есть, но все зависит от личных качеств руководителя. К примеру, когда я был главой МВД, никогда не соперничал с руководством КГБ, с Ширковским у нас были приятельские отношения, мы созванивались, спокойно общались. Расскажу интересный случай. Кабинеты министра внутренних дел и председателя КГБ всегда находились на втором этаже, и, несмотря на то, что здания имеют общий коридор, пройти по нему было нельзя: ведомства разделяла огромная железная дверь, которая не открывалась годами, поэтому пройти можно было только через внутренний дворик или по проспекту. Когда я возглавил МВД, то дал команду открыть железные двери. Это не значит, что они были открыты нараспашку, но я и председатель КГБ стали ходить друг к другу на чай по коридору. Согласитесь, это был определенный знак и показательный момент.

Экс-глава КГБ: Если белорусская милиция вдруг тоже станет полицией, нас не поймут

Председатель КГБ (справа) никогда не соперничал с министром МВД Юрием Захаренко и министром обороны Анатолием Костенко. Фото 1995 год.
Фото: из семейного архива

- А когда вас освободили от должности председателя КГБ, сложно было уходить в никуда?

- Нет, я же потом стал депутатом Палаты представителей. Самый сложный период - 1994 год, когда меня уволили из МВД. Я не знал, что будет дальше, морально был не готов к выходу в отставку. Пять месяцев провел в уединении на даче. Это была хорошая проверка, те, кто еще вчера настойчиво набивался в приятели, перестали звонить, рядом остались только настоящие друзья. После президентских выборов мне предлагали стать послом в Болгарии, но я отказался, а потом предложили возглавить… МВД. Но в одну реку дважды не входят. Кстати, во время президентских выборов в 1994 году я стал доверенным лицом Станислава Шушкевича. Он проиграл, я уже думал, что после этого меня в руководство никто не позовет, но ошибся. Лукашенко лично предложил мне возглавить КГБ. Что интересно: те люди в Верховном Совете, которые меня снимали с должности министра внутренних дел, без вопросов утвердили в должности председателя КГБ. Вы себя все-таки считаете милиционером или чекистом? - И тем и другим (смеется). Годы службы в этих ведомствах не прошли бесследно.

«До сих пор храню все документы на имущество»

- Многие силовики в 90-е годы уходили в бизнес. Вам никогда не приходила в голову мысль, что стоит все бросить и открыть собственное дело?

- Однажды мне поступило предложение стать генеральным директором крупной фирмы, как говорили в то время, нужно было «крышевать» организацию. Отказался без раздумий. Мне, генералу-полковнику, заниматься такими вещами было низко. Я даже не мог представить, как буду звонить бывшим подчиненным с просьбой отстаивать интересы какой-то фирмы.

- Интересно, что заработал за свою жизнь бывший министр МВД и председатель КГБ?

- У меня есть квартира в Минске, вот эта дача, на которой мы сейчас находимся, и машина. Вы можете посчитать это деформацией личности, но я храню все документы на имущество, отчеты по строительным материалам и ремонту. Мало ли что может случиться. Когда-то меня уже проверяли, но ничего незаконного не нашли. Мне нечего бояться, могу отчитаться за каждую работу. Кстати, деньги на строительство своей дачи заработал, когда служил в Афганистане и Латвии.

Экс-глава КГБ: Если белорусская милиция вдруг тоже станет полицией, нас не поймут

Своего любимца генрал-полковник назвает просто "котя".
Фото: Сергей ГАПОН

- Владимир Демьянович, можете вспомнить самое сложное происшествие, с которым вам приходилось работать?

- Это произошло в 1989 году, когда я возглавлял Главное управление внутренних дел на транспорте МВД СССР. То, что случилось под Уфой, до сих пор стоит у меня перед глазами. Под железнодорожными путями была проложена крупная газовая магистраль, произошла утечка газа и, на беду, в этом месте расходились два встречных поезда. То ли сигарету кто-то выбросил, то ли эта была случайная искра, но произошло воспламенение газа, а потом взрыв чудовищной силы. На месте происшествия погибло около тысячи человек. Это было самое страшное ЧП.

- В последнее время очень много говорится о том, что Министерству внутренних дел необходима реформа. Как вы думаете, что нужно изменить?

- Реформа - это слишком громкое слово. Посмотрите, чем она закончилась в России. Переименовали милицию в полицию, а в остальном она осталась такой же, как и раньше. Если белорусская милиция вдруг тоже станет полицией, нас не поймут и не простят ветераны. Структура МВД выстраивалась не один год, нельзя взять и все резко изменить. К примеру, отдать паспортно-визовую службу в подчинение исполкома, а департамент исполнения наказаний - Министерству юстиции. Хотя в свое время пожарная служба была отделена от МВД, а потом превратилась в целое министерство - МЧС. Лично я считаю, что нужно сократить количество сотрудников, но не в оперативных подразделениях. Сокращения должны быть во внутренних войсках. У нынешнего министра Игоря Шуневича есть намерение собрать всех бывших министров внутренних дел для разговора о том, какой должна быть реформа.

- Многие удивились, когда на должность министра МВД назначили Игоря Шуневича. Он ведь работал в КГБ, а потом возглавил Министерство внутренних дел.
- Скажу прямо - это очень хороший опыт, у него есть что с чем сравнивать. Если в КГБ больше занимаются аналитикой, то в МВД при огромном объеме работы важно умело расставить имеющиеся силы и средства. Как человек новый он сможет посмотреть на некоторые вещи по-другому. Возможно, этого взгляда и не хватает сейчас в МВД.

«Ради жены даже охоту оставил»

Про второй брак Владимира Егорова в Минске ходят настоящие легенды. Ну как можно пройти мимо такой необычной пары: он - силовик, а она - ректор
Университета культуры. Казалось бы, такие разные люди, вместе они прожили 16 лет. Жена Владимира Демьяновича, Ядвига Григорович, умерла в прошлом году после тяжелой болезни.

Владимир Демьянович показывает ухоженный сад, которым раньше занималась его жена, про каждое дерево может долго и увлеченно рассказывать. К примеру, вот этот орех они привезли с Ядвигой Доминиковной из Латвии, и в прошлом году уже собрали полмешка урожая. Возле беседки Владимир Демьянович вздыхает:

- Сейчас здесь непривычно тихо, а когда была жива хозяйка, к нам часто приезжали в гости друзья, приходили соседи, мы шумной компанией жарили шашлыки и пели песни. Хорошие были времена.

Экс-глава КГБ: Если белорусская милиция вдруг тоже станет полицией, нас не поймут

Ради Ядвиги Доминиковны муж бросил охоту.
Фото: из семейного архива

- Владимир Демьянович, это правда, что вы ревновали жену к работе?

- Было такое. Мне не нравилось, что административная работа отнимала у нее слишком много времени. Ядвига была очень ответственной, допоздна задерживалась в университете и за все переживала. Мне кажется, она сгорела именно на работе. Никогда не забуду, как перед свадьбой будущая супруга сказала: «Если придется выбирать между тобой и работой, то я выберу тебя». Ну я послушал и женился (смеется).

- А она, как истинная женщина, передумала?

- Я никогда не был против того, чтобы жена работала. Она очень образованный, уважаемый человек, который многое сделал для развития культуры родной Беларуси. Лично я хотел бы, чтобы она больше занималась творчеством, а не бумагами. Надо отдать должное, Ядвига сама готовила, убирала, выращивала в теплице помидоры. Она была прекрасной хозяйкой, при этом у нее никогда не возникало мысли нанять помощницу.

- И как вы все-таки уживались вместе? Вы - человек с характером, а она…

- Узнёслая! Иногда мне приходилось опускать ее на землю, жена никогда не обижалась и прислушивалась к моим советам. Она же была белорусскоязычная, но это не было барьером. Я сам окончил белорусскую школу, прекрасно владею «мовай» и дома мы общались по-белорусски. Ты знаешь, за все годы семейной жизни я не помню, чтобы мы когда-то молчали. Нам всегда было интересно обсудить новую книгу, постановку в театре, статью в газете (на журнальном столике у Егорова лежит «Комсомольская правда» и «Народная воля». - Ред.).

Экс-глава КГБ: Если белорусская милиция вдруг тоже станет полицией, нас не поймут

Вместе с женой Егоров и по театрам ходил, и на отдых ездил.
Фото: из семейного архива

- Вы и по театрам ходили?

- Конечно. Ядвига там бывала по долгу службы, а я хотел быть рядом. В свое время окончил культпросветучилище, и первая запись в трудовой - директор районного Дома культуры. Признаюсь, ради жены оставил даже охоту. Она отнимает много времени, и лучше его потратить на женщину. К тому же после вечерних мероприятий ее нужно было везти на машине домой и, чтобы не задерживать до ночи водителя, у которого тоже есть семья, я решил везде сопровождать и возить свою жену сам.

Наша семья была очень интересной. Я - православный, а Ядвига - католичка. Супруга очень многое сделала для костела, поэтому ее с почестями отпевали в Красном костеле. Я даже удивился, когда увидел, сколько людей пришло проводить ее в последний путь, но Ядвига Доминиковна это заслужила.

- Владимир Демьянович, а где вы познакомились с женой? Неужели в театре?

- Это целая история! Когда я работал секретарем ЦК комсомола, ко мне поступило дело некой Ядвиги Григорович. Кто-то из ее однокурсниц эмигрировал в Израиль, в то время это считалось предательством, а будущая жена высказалась по этому поводу не так. В общем, мне поручили ее вызвать и поговорить. Пришла, красивая такая, молодая, мы побеседовали и расстались. Через некоторое время я приехал в Москву, позвонил ей и назначил встречу.

- Может, романтическое свидание?

- Нет, это была встреча, посидели в кафе, выпили чаю, я еще несколько раз присылал ей поздравительные открытки, которые Ядвига хранила всю жизнь, а потом наши пути разошлись на 20 лет. Как-то иду по улице Красноармейская и прямо под теми окнами, где «допрашивал» будущую жену и вдруг слышу: «Владимир Демьянович!», - оборачиваюсь - стоит Ядвига. В общем, закрутилось все, завертелось и очень скоро мы сыграли свадьбу.

- И у вас никогда не возникало разногласий?

- В суждениях и высказываниях Ядвига была более резкой. Ей не все нравилось, что происходило в белорусской культуре, образовании, политике, я же в этих вопросах был сдержанным. Хотя теперь понимаю, что жена была права.

Экс-глава КГБ: Если белорусская милиция вдруг тоже станет полицией, нас не поймут

Они прожили душа в душу 16 лет.
Фото: из семейного архива

«Я был против того, чтобы сын стал милиционером»

- Владимир Демьянович, скажите честно: вам пенсии хватает на жизнь?

- Лично мне - да. Кому-то, может, этой суммы и не хватило бы, но я не из тех, кто живет на широкую ногу.

- Ну отдых за границей вы можете себе позволить?

- А почему нет? Конечно, могу. Только недавно перенес операцию, поэтому про отдых на море пока не думаю.

- Ваши дети пошли по вашим стопам?

- Старший сын закончил нархоз. У него была прекрасная специальность - финансы, но мой друг сосватал его в милицию, я узнал об этом слишком поздно…
Лично я был против того, чтобы он тоже стал милиционером. Второй сын - связал свою жизнь с автомобилями. Сейчас он возглавляет белоруско-иранский автозавод. Он с детства неровно дышал к машинам, собирал коллекционные модели и из каждой заграничной поездки я привозил ему игрушечные автомобили. В четыре года сын уже мог отличить БМВ от «Опеля». Мы даже отвоевали с ним у жены две полки в стенке, где выставлялась его коллекция.

- Неужели такому активному человеку как вы, не скучно сидеть на пенсии?

- Вы будете смеяться, но у меня мало свободного времени. На даче дел уйма, когда живу в городе, хожу в Национальную библиотеку, столько книг еще не прочитано! Вот недавно по-новому открыл для себя Быкова, жаль, что в книжном магазине не было его последней книги. Годы научили меня одному: не надо ничего откладывать на потом, я мечтал, что мы с женой съездим в Арабские Эмираты, но не получилось… Думаю, осуществлю свою мечту уже вместе с внуком.

ДОСЬЕ "КП"

Владимир Егоров, 72 года

Родился в семье кузнеца, мать - крестьянка.

Окончил Могилевский пединститут, Высшую школу КГБ СССР (ныне - Академия ФСБ России). Работал директором Чериковского районного Дома культуры, секретарем ЦК.

1981 год - начальник УВД Брестского облисполкома, далее - первый заместитель Министра внутренних дел БССР.

1985 - 1986 гг. - министр внутренних дел Латвии.

1986 - 1989 - руководитель Представительства МВД СССР в Афганистане.

1989 - 1990 - начальник Главного управления внутренних дел на транспорте МВД СССР.

1990 - 1994 - министр внутренних дел Беларуси.

1994 - 1995 - председатель КГБ.

1996 - 2004 - член Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания РБ по национальной безопасности.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров