Крыжановский: Юмор – как обоюдоострая сабля, очень опасный бизнес

infobank.by

На юморе и сатире можно зарабатывать большие деньги. Российские деятели искусств это доказали многократно. В Беларуси, напротив, артистам гораздо труднее доказывать свой статус.

Да это и не нужно, считает Евгений Крыжановский, кандидат в депутаты Палаты представителей, руководитель театра Христофор. Впрочем, говорит он об этом серьезно или в шутку – понять трудно…

- Евгений Анатольевич, как Вы полагаете, чего в жизни и в бизнесе больше – грусти или смеха?

- Я думаю, что в жизни всего 50 на 50. И в конечном счете многое зависит от самого человека. Если он пессимист – грусти в его жизни будет больше. Если веселый – смеху будет больше. И что же сделаешь, если у нас и так жизнь непростая. Зачем же еще и быть пессимистом, сжигать свои нервные клетки? Поэтому я - за оптимистичный подход к жизни.

Если же говорить о бизнесе, то тут смеха тоже хватает. Причем зачастую юмор помогает в бизнесе. Известен факт, когда один известный американский миллионер перед заключением сделок показывал своим коллегам по переговорам фильм Гайдая «Пес Барбос и необыкновенный кросс». Говорят, что все его переговоры были удачными, потому что проходили расслабленно и непринужденно.

- А у нас?

- Бизнес долгое время не приветствовался. У нас есть богатые люди, многие из которых помогают государству. Но все равно, общий настрой - отношение власти и народное мнение – таково, что бизнес или недолюбливают, или в чем-то подозревают (смеется).

- Какими качествами должен обладать бизнесмен с учетом нашей действительности?

- Смелостью. Здесь приходится бороться и выживать сильнейшим. Правила игры очень отличаются от тех, что существуют на Западе, поэтому надо иметь очень сильную волю, крутой характер.

Среди моих знакомых - четверо миллионеров. Они моложе меня, но все - уже седые. Иногда, глядя на них, я думаю, зачем им все это богатство – ведь покой не купишь… А потом я понимаю, что они уже без этого драйва не могут. Это - уже не жажда наживы, а стремление что-то делать, не жить пресно.

- А у вас самого как все начиналось?

- Все началось очень давно, и очень буднично (смеется). 14 лет назад, в 1998 году, я стал ИП. С одной стороны, стоя перед выбором банка, где мне открыть расчетный счет, я решил остановиться на том банке, который располагался ко мне ближе всего.

С другой стороны, все было не так просто. В моем районе - улицы Заславской – шесть банков. Но все-таки я выбрал Белорусский народный банк. Кажется, я тогда подумал, что для народного артиста должен быть народный банк.

- Какова ваша самооценка? Кто вы в большей степени – бизнесмен или артист?

- На 99,99% я артист. И остальные полпроцента, стремящиеся в бесконечности – я бизнесмен. Зато в моем Банке мне всегда помогут, подскажут необходимые для ведения счета вещи. Весь коллектив филиала ЦБУ №5 Белорусского народного банка теперь мне как родной. Все бывали у нас в театре.

Мне очень приятно, что в Белорусском народном банке я нахожу не только чисто деловой подход, но и человеческое отношение. Я надеюсь, что Банк будет народным в полной мере. Народ будет его любить и идти сюда.

- А теперь вопрос артисту Крыжановскому. У вас широкая география выступлений. Как она влияет на ментальность юмора?

- Где теплее – там больше смеются. Где холоднее – там меньше. Впрочем, ментальность юмора также тесно связана с профессией, возрастом, с составом аудитории.

- Бывают "страшные" аудитории?

- У нас бывали страшные - когда не смеются – выступления. Например, мне очень запомнилось выступление на юбилее одного из казино. Тогда нам пришлось в буквальном смысле слова «играть в з…це». Люди в казино стояли вокруг столов, где на кону были тысячи долларов, а где-то позади - их внимание пытались отвлечь мы…

Никто ничего не понимал и не хотел слушать. И тогда вспомнил знаменитую историю, которую мне рассказал Семен Альтов. В начале перестройки их с Михаилом Задорновым пригласили в ночной клуб. Заплатили очень хорошо. И Задорнов сказал, что выступать не хочет. На что Альтов сказал: «Смотри, как сейчас я сорву овации».

И он вышел и стал читать своим беспристрастным голосом… телефонные номера из записной книжки. И действительно, пока он читал, никто ничего не заметил. Выступление прошло «на ура». Все остались очень довольны, смеялись, и аплодировали.
А бывает и наоборот. Например, недавно мы выступали в Шкловской колонии. Казалось бы, люди там живут в сложных условиях.

Но во время концерта стоял такой рогот, что чуть люстра не упала.

- Юмор стареет вместе с артистом?

- Это - жанр для молодого и среднего возраста. И работать в нем должны молодые люди. Самое больное впечатление у меня было от выступления Аркадия Райкина, когда ему было уже за 70. Он медленно вышел на сцену, так же медленно стал читать свои репризы. И я видел, как люди в зале с сожалением смотрели на него. Но смех он так и не взял.

- Получается, что когда некоторые артисты уходят со сцены – это правильно?

- Да. И нам придется уйти… Сейчас в среднем артистам театра Христофор - 55 лет. Максимум – мы будем выступать до 60 лет.

- Смена есть?

- В этом-то и беда. Театр Христофор умрет вместе с нами. Мы трижды обращались в Министерство Культуры, Совет министров и даже к Президенту, чтобы нам дали статус государственного театра. Но пока юридически театр Христофор - это ИП Крыжановский.

Мы, к сожалению, не можем дать артисту пенсию, общежитие, соцпакет. Конечно, молодые ребята у нас пробуются. И мы надеемся, что к нам придут фанатики, которые будут пылать жаждой дела. Но пока смены как таковой у нас нет.

С другой стороны, в этом нет ничего страшного. Любой театр, как говорил известный французский мыслитель Дени Дидро, как человек. Он проживает такую же жизнь - сначала рождается, барахтается, потом ползает на коленках, потом стройнеет, дряхлеет. Вспомните знаменитую Таганку, которая была при Высоцком, Любимове. Сегодня она уже "не та".

Поэтому и Христофор не надо возрождать. Надо делать другой театр. А Христофор пусть останется в душах и сердцах и памяти на видео и фото.

- За 25 лет белорусы стали смеяться по-иному?

- Смех вообще постоянно меняется. 25 лет назад только начиналась перестройка. В Беларуси боялись произносить имя Горбачева всуе. Например, у меня был печальный случай, когда будучи в Москве на концерте Грушевского в Кремле, я увидел, как тот пародировал Горбачева. Зал замер. Все сидели, ни живы, ни мертвы, и смотрели на Горбачева. Но как только тот первый рассмеялся, зал «грохнул» вслед за ним.

И я, поверив, что такое можно повторить в Минске, сделал пародию на Горбачева и показал ее на концерте 8 марта в Филармонии. Надо сказать, что мое выступление было тогда провальным. Все ЦК Партии во главе с г-ном Соколовым молчало. Я ушел под стук собственных копыт. И «полетели» с постов в Минкульте тогда многие.

Даже приказ дали - разогнать театр Христофор. Но, слава Богу, буквально через несколько недель распустили саму компартию.

- Тогда политика была смешной. А сейчас что смешно?

- История развивается по спирали. И юмор возвращается назад – к сантехнику, теще, домоуправу. Потому что быт оказался важнее политики. Правда когда-то быт также надоест. И появятся новые герои, которых будут пародировать.

Единственное, мне, как актеру, как человеку с высшим театральным образованием, который был воспитан на Шекспире, Гоголе, Салтыкове – Щедрине, обидно, что смех тупеет. Не в последнюю очередь, благодаря российскому телевидению и программе Комеди Клаб. Именно они культивируют плоские шутки, в которых нет второго дна. Я уверен, что молодые люди 18-20 лет не имеют права материться на всю страну. Смотреть на это очень неприятно. Да, сейчас они ушли с белорусского экрана. Но свою каплю яда они внесли.

Юмор и сатира – как обоюдоострая сабля. Это очень опасное оружие, которым можно поранить и соперника, и себя. Так что это не просто смешной, но и опасный бизнес.

- Наверное, так сейчас проще снискать популярность и найти хороших спонсоров?

- На самом деле - все идет от культуры. Круг замкнут. Бескультурный человек никогда никому не будет помогать. Только человек начитанный, культурный, умный будет понимать, что нужно помочь своему искусству.

Только культура остается в веках. Если мы сейчас начнем вспоминать великих людей – большинство из них будут художники, писатели, поэты. И только на втором месте будут стоять короли, завоеватели… или бизнесмены.

Сегодня даже в Беларуси не все помнят фамилии Крыжановский, Бугаев, Воронков. Но все знают Христофор. Едет таксист – сигналит «привет Христофор». Гаишник останавливает: "Здрасте, товарищ Христофор". Молодежь на улице пальцами показывает. Так что Христофор - это действительно памятник нерукотворный. Я - не народный артист. У нас вообще нет никаких званий. Потому что никому из нас «народного» никогда не дадут. Но мы все народные по сути.

- Вы - противник званий?

- Я считаю, что это неправильно – а судьи кто? Примеров – миллион. У Высоцкий не было никакого звания. Для нас главное – имя, бренд. Как, например, и для банка.

Справка. Евгений Крыжановский родился в 1955 г. в г. Николаеве в семье военнослужащего. Окончил Белорусский театрально-художественный институт. После 12 летней деятельности в театре им. Я.Купалы в 1987г основал театр сатиры и юмора «Христофор».

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров