Продюсер Кубышкин: Время "поющих трусов" никогда не уйдет

"СБ.Беларусь сегодня"

Отечественный шоу–бизнес, наигравшись сам в себя, все отчетливее подает в последнее время сигналы SOS: зрительные залы не собираются, новых пластинок нет, интересные артисты не появляются.

Известный продюсер Владимир Кубышкин уверен — настал момент истины: 9 из 10 молодых артистов не реализуются в профессии. И это нормально. Каждый получит то, что заслуживает, и только в таком случае, при здоровой конкуренции, мы получим качественный шоу–бизнес.

— Владимир, неужели все так плохо, в последнее время мы видели на ТВ сразу несколько музыкальных шоу, дающих шанс молодым исполнителям заявить о себе.

— Нельзя делать шоу из банальности и использовать публичных людей, сидящих там в жюри, в качестве мартышек. Они заставляют молодых артистов верить в реальность происходящего, нещадно критикуют их, в результате чего исполнители получают моральные травмы и больше в себя не верят. Не хочу обвинять всех, но кто сегодня заседает в жюри и различных музыкальных "худсоветах"? Люди заинтересованные, до сих пор зарабатывающие деньги музыкой, в том числе и я. Они не хотят терять своих позиций, конкуренты им не нужны. У них уже есть свои коллективы, свои артисты, родственники, жены, дети, которых нужно кормить. Естественно, они не могут быть объективными.

— Но эти проекты все же оживили ТВ–картинку нашего шоу–бизнеса?

— Шоу–бизнес в отдельно взятой стране по объективным причинам невозможен. Швеция, например, не делает шведских звезд, она делает сразу европейских звезд. У них есть технологии. На постсоветском пространстве достаточно звезд из Беларуси, таких как Серега, "Ляпис Трубецкой", Дима Колдун. Их гораздо больше, чем артистов из Узбекистана или Молдовы. В Литве и этого нет. Аню Шаркунову хорошо принимали в Литве. Дважды в год мы выступаем там на довольно приличных площадках.

— Кстати, Литва хотела отказаться от "Евровидения" в этом году. Вы не моделировали подобную ситуацию: что если нам пару лет не поучаствовать в конкурсе?

— Если не поменяется сам подход к выбору исполнителя, ничего не изменится. "Евровидение" — это не просто конкурс, это идеологический ресурс. Такими вещами должны заниматься профессионалы, нельзя отдавать право выбора каким–то мифическим зрителям. Кто такие эти зрители? Назовите фамилии? Вообще, к любому зрительскому голосованию, на мой взгляд, прибегают тогда, когда хотят снять груз ответственности с того, кто и должен за это отвечать.

Я думаю, всех раздражает не то, что сейчас мало хорошей музыки, а то, что много плохой. Людей нельзя заставить полюбить кого–то, это вызовет обратную реакцию. Почему зрителям нравится Стас Михайлов? Он понятен и близок большой целевой аудитории. Вокальные данные не имеют к этому никакого отношения. Людям нужна энергетика на уровне подсознания. Никто не говорит, что, например, Полина Смолова плохо поет, поет она хорошо. Но почему–то многим слушателям ее сценический образ оказался неблизок. Вообще, у большинства наших артистов популярность со знаком "минус".

— До недавнего времени среди артистов была такая мода — мериться своими гонорарами. Они были раздуты?

— Нет, они не были раздуты. Гонорар с неба не берется. Он является следствием спроса и предложения. Можно придумать себе фантастический гонорар и сидеть без работы в ожидании того, что найдется человек, который его заплатит. Гонорар может подниматься, когда спрос на артиста растет настолько, что уже надо ограничивать количество заказов, поднимая цену. Это как на бирже. Ведь ни один нормальный артист не берет цену с потолка. В ней заложена оплата балета, музыкантов, ранее снятых клипов, песен. Другое дело, что можно потратить кучу денег на все вышеперечисленное и сидеть без работы. Это вопрос кпд от инвестиций.

— Какой процент наших исполнителей, на ваш взгляд, нерентабелен?

— Думаю, половина из тех, кого я вижу по телевизору. Потому что у них нет своей выработанной стратегии, деньги — есть, а профессионального подхода нет. Для меня мой выбранный вектор в шоу–бизнесе первоочередной. Он важнее тех денег, которые периодически мне предлагают папы дочек, мужья некоторых жен.

— То есть время "поющих трусов" уходит?

— Оно не уйдет никогда, но вот сам термин "поющие трусы" для меня оскорбителен, это просто ерничество, зависть. Есть устоявшиеся потребительские ниши. И одна из них — это девичьи группы. Всем нужна красота, сексуальность. Их хотят видеть на корпоративных праздниках, в казино, на презентациях. И еще неизвестно, что является большим шоу–бизнесом: проект "Играй, гармонь!" или группа "ВИА Гра". Так же, как существует огромная ниша рок–музыки и классики. Кто больше зарабатывает: Спиваков или братья Меладзе? Я уверен, что Спиваков. Так где же он, настоящий шоу–бизнес?

По сравнению с ними мы находимся в тепличных условиях в том смысле, что у нас бесплатные эфиры, а без эфира на TВ популярность невозможна. Самое дорогое в Москве для артиста — это попасть "в ящик". Мы получаем это бесплатно. И тем не менее я знаю многих молодых артистов, которые даже при эфирах сидят сегодня без работы. Получается, что государственные деньги тратятся впустую. Это катастрофа для них, и искренне, по–человечески я им сочувствую. Кроме того что нужно кормить семьи, есть еще и творческие амбиции. Артисты вообще болезненно переживают потерю интереса публики.

— И что же вы им советуете?

— Искать другую работу.

— Так цинично?

— Дело не в цинизме. Это объективная реальность. Если никто не покупает билеты на твой концерт, надо набраться мужества и сказать самому себе в одно прекрасное утро: "Не получилось..."

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров