Айплатов: Если вам так дорога страна – начните с себя

Татьяна Гусева, "Салідарнасць"

Его кожаный медведь живет дома у миллиардера Прохорова. Его майки имеются у футболистов "Арсенала". Он одел звезду мировой оперы и смартфон Galaxy. Успешный белорусский дизайнер Иван Айплатов рассказал "Салідарнасці", как создать гардероб на скромную сумму и почему он не создает одежду для женщин старше 50.

– Иван, когда идете по улице, вы обращаете внимание на то, как одеты белорусы? Чем мы отличаемся от других?

– Да ничем не отличаемся. Белорусы одеваются в те же бренды, что и все европейцы. Мы живем в одном информационном пространстве. Глянец, интернет – все это нам доступно.

В каждой среде белорусы одеваются по-разному. Бухгалтеры, сварщики, художники – у каждого свой дресс-код.

Безусловно, на стиль тех, кто родился и вырос в СССР, повлияло, что в то время информация о мировой моде была в ограниченном доступе. В связи с этим некоторые одеваются немножко неправильно, не соблюдают дресс-код.

И наши девушки выделяются на фоне европейских, которые носят обувь на низком ходу, растянутые майки и ужасные джинсы. Но именно этим наши девушки нравятся всем европейским мужчинам. Да и мне как мужчине больше нравятся девушки постсоветского пространства. Опять же, я не имею в виду всех. Есть вкусно одетые женщины, а есть безвкусно. Так вот за вкусно одетых женщин на каблуках я голосую двумя руками.

Годами в наших людях подавлялось чувство вкуса и чувство красивого в искусстве и в быту. Соответственно, это отразилось на отношении людей к одежде.

И в то же время наши соотечественники послереволюционной волны эмиграции развивали историю моды во многих европейских странах. Часть персонала Дома моды Коко Шанель составляли женщины из России, причем дворянского сословия. То, что сегодня имеет Европа, сделано в том числе и руками русских и белорусов того времени.

– Что вас раздражает в том, как мы одеваемся?

– На мой взгляд, в уличной моде есть много раздражителей. Но сам я толерантен к людям, и особенно к тому, как они одеваются. Есть персонажи, которые вызывают профессиональное негодование, но они любого нормального человека вводят в состояние легкого оцепенения. Например, летом оскомину набили носки с сандалиями. Сейчас мне печально смотреть на девушек в ботфортах. Для меня они всегда были символом безвкусицы.

Но я всегда вхожу в положение людей: почему они так одеты. Кто-то не догоняет в силу того, что нет информации, кому-то просто не подсказали, а для кого-то чувство прекрасного так выражается.

– Как-то с приятельницами обсуждали мужчин. Женщины, если вы знаете, когда собираются вместе, обычно перемалывают косточки мужчинам. Так вот, мы сошлись на том, что если встречаем стилягу, значит это представитель секс-меньшинств или иностранец. Третьего не дано. Что скажете в защиту белорусских мужчин?

– Скорее всего, вы говорите сейчас о мужчинах, которым от 35 и выше. Это последние люди, которые выросли в Советском Союзе. Современные молодые люди - от 25 лет и младше – они другие. Среди них встречается больше тех, кто следит за собой, одевается правильно и даст фору многим европейским мужчинам.

– Иван, а что делать, если приходишь на вечеринку и встречаешь там своего двойника в точно таком же наряде?

–Тут уже кто победит эмоционально. У кого харизма сильнее – та и будет королевой бала. Здесь без женских штучек не обойтись. А еще у каждой девушки, кроме платья, есть туфли, аксессуары.

Таких случаев много, когда женщины появлялись в одинаковых нарядах. Например, Софи Лорен и Бриджит Бардо. Бриджит подала в суд на автора платья.

Для меня вообще всегда казались странными эти женские беды вроде одинаковых платьев или сломанного ногтя.

– Можно ли в Беларуси прилично одеться на зарплату меньше 500 долларов?

– Моя мама одевала меня и мою сестру на 120 советских рублей. Это приравнивалось к 120 долларам. Конечно, приходилось непросто. Но красивые вещи в гардеробе были, пусть и немного. То, что нельзя было купить в эпоху дефицита, шили в домашних условиях на культовом "Зингере".

Я думаю, при желании можно одеться модно и красиво. Все зависит от вкуса.

Не ходите с этими деньгами в бутик, а отправляйтесь в магазины с более доступными ценами. Идите туда, где за 100 долларов можно приобрести гардероб. Надо жить по доходам. А это главная беда наших людей. Купить на последние деньги машину, а заправить ее нечем... Жить по доходам – это самый правильный подход к жизни, особенно для тех, кто вырос в СССР. У нас же было принято на всю зарплату купить джинсы. Это до сих пор осталось в привычках людей.

– Как папа дочери-тинэйджера расскажите, бывают ли у вас войны из-за одежды?

– Моей дочке Юле 15 лет. Она, как и другие, попадает в плен стереотипов, тенденций, которые выложены в соцсетях, и, конечно, пытается их копировать. Я пытаюсь объяснить ей, что идя по одной дорожке со всеми, становясь в одну и ту же очередь, – придешь в то же место, куда и все.

Летом она хотела выкрасить полголовы в розовый цвет. Я ей объяснил, что такое тенденция на розовые волосы, насколько ей этого хватит, и как долго будут отрастать волосы, и что существуют смывающиеся краски. Тут надо не скандалить, а предложить альтернативу. Если у тебя есть желание самовыразиться, надо стать тем, кто создает тенденции розовых волос, а не тем, кто носит эти волосы. Ты можешь быть законодателем, а не потребителем.

- На Белорусской неделе моды вы представили новый бренд FELICITY и назвали свою целевую группу - девушек двух категорий. Первая - незамужние и неравнодушные к тому, что происходит в их гардеробе, в стране и в их голове. Другая категория – замужние молодые женщины, которым важно мнение мужа, хочется чего-то нового и которым тоже не все равно. После этого вашего заявления в Фейсбуке появилась группа "Нецелевые" - для тех, кто плачет о несоответствии стандартам красоты Ивана Айплатова.

– А что, есть какие-то другие категории?

– Например, разведенные. Или женщины постбальзаковского возраста.

– А что, разведенные не входят в категорию незамужних? Мы четко выбрали себе целевую группу и не собираемся делать ничего для женщин старше пятидесяти. И ничего плохого в этом нет. Если кому-то не нравится, пусть одевается в немецкие бренды для женщин постбальзаковского возраста. У брендов во всем мире четко определены ниши. В компании ZARA еще более узкая целевая аудитория. Есть, например, одежда только для поклонников R'n'B-эстетики. Так что, теперь женщинам бальзаковского возраста обижаться на эти бренды, что ли? Или нам бегать за полными женщинами и извиняться, что мы не делаем больше 48-го размера?

Это обсуждают непрофессионалы в мире моды либо те, которым нечего делать. Есть люди, которые для своей страны ничего не делают, а вот в Фейсбуке активно об этом пишут. Идите и делайте что-нибудь! Возьмите, мусор уберите вокруг дома! Или дорожку от снега расчистите. Если вам так дорога страна – начните с себя. У меня уже пальцы устали удалять тех людей, кто активно пишет, как все плохо. А сами ничего не делают, чтобы все было хорошо.

– А как у нас на самом деле?

– Мне замечательно. Я занимаюсь любимым делом и работаю над своим брендом. Мне никто не мешает. И я создал свой мир. Об этом же и Сергей Михалок говорил. Создавайте свои миры и живите ими. Вы же не можете бороться с хамством во всем мире.

У нас плохо, а везде хорошо – это позиция провинциалов и неудачников. Если бы они тратили время не на разговоры, а на дело... Хотите, я вам организую тур в любой город России, кроме Москвы и Питера? Стоит проехать чуть дальше московской кольцевой, и вы впадете в шок от того, что увидите. Запущенные города, бездорожье, отсутствие элементарной инфраструктуры, полная социальная незащищенность. И все живут. Пьют просто, и все... Я много путешествую по России и вижу все это своими глазами.

Для меня самое важное в жизни – семья, работа и мои друзья. А политизированность общества – это минус, когда настоящие ценности уходят на второй план.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров