"Из-за поломки автомобиля мы с Лукашенко чуть не опоздали на принятие первой Конституции"


Сегодня исполняется 19 лет с момента принятия первой Конституции независимой Беларуси.

Как шла работа и что не вошло в основной документ страны, "Комсомолке" рассказал член-корреспондент Национальной академии наук, доктор юридических наук, профессор и заслуженный юрист Валерий Тихиня.

Над созданием Конституции трудились две рабочие группы депутатов Верховного Совета XII созыва: первая - во главе с Василием Шолодоновым, в которую входил и Валерий Тихиня, вторая - под руководством Виктора Гончара. В общей сложности работа над проектом новой Конституции продолжалась около четырех лет.

- Валерий Гурьевич, знаю, что предложения по наполнению Конституции были разные, сильно дискутировали?

- Некоторые статьи принимались с первого раза, другие, таких было большинство, иногда и с 10-й попытки. Например, неудачей окончилась попытка депутата Олега Трусова вернуть столице Беларуси ее старое название - Менск.

14 марта 1994 года у меня была запланирована встреча со своими избирателями в Светлогорске. На эту встречу со мной согласился поехать Александр Лукашенко - тогда еще депутат от Шкловского избирательного округа №310 Могилевской области.

После встречи с избирателями, которая прошла на одном дыхании и длилась более четырех часов, мы заехали на квартиру к моему старшему брату Анатолию, а ближе к полуночи выехали в Минск.

Мы спешили, потому что утром 15 марта 1994 года нам надо было быть в Верховном Совете, на пленарном заседании которого намечалось принятие окончательной редакции текста Конституции…

"Депутаты Верховного Совета XII созыва были романтиками"

- По закону подлости в дороге автомобиль сломался, на ремонт ушло полтора часа, - продолжил Валерий Гурьевич. - И хотя мы уже опаздывали, решили ехать медленно: ночью мартовская дорога была скользкая, покрыта тонкой коркой льда. Было обидно, что по техническим причинам и погодным условиям мы можем пропустить историческое событие - принятие Конституции в Овальном зале белорусского парламента.
Несмотря на возникшие форс-мажорные обстоятельства, мы все же приняли участие в итоговом голосовании по проекту Конституции.
В 12 часов 35 минут (это время я зафиксировал на своих часах) 15 марта 1994 года Основной Закон нашей Республики был принят. Из 250 проголосовавших депутатов 236 высказались за, 6 - против и 8 - воздержались.

- С чем вы были не согласны?

- На мой взгляд, депутаты Верховного Совета XII созыва были романтиками. Приведу такой пример. В статье 1 ныне действующей Конституции записано, что Республика Беларусь - правовое государство.

Председатель Верховного Совета XII созыва Мечислав Гриб подписывает Конституцию Беларуси.
Фото: из архива.
Еще в 1993 году при постатейном обсуждении конституционного законопроекта я предлагал не выдавать желаемое за действительное, а записать норму следующего содержания «Республика Беларусь стремится к построению правового государства». К сожалению, мой голос не был услышан, потому что депутаты верили, что это произойдет… завтра.
Прав оказался немецкий мыслитель Гете, который сказал, что между провозглашением идеи и ее реализацией - дистанция огромного размера...
У нас медленно реформируется действующая правовая система, которая по многим своим параметрам еще не отвечает стандартам правового государства. Кроме того, процесс совершенствования законодательства в Беларуси носит сложный и противоречивый характер. Нет у нас также зрелого гражданского общества, которое, как известно, является необходимой предпосылкой создания правового государства.

"Это вульгарное представление о правовом государстве…"

- Но Конституция Республики Беларусь образца 1994 года и по форме, и по содержанию, несмотря на отдельные изъяны, в целом соответствует международным стандартам, отвечает потребностям и реалиям нашего общества. Мы вправе ею гордиться, и прежде всего потому, что впервые в истории Беларуси на конституционном уровне закреплена была идея создания правового государства, которая входит в золотой фонд общечеловеческих ценностей.

- Некоторые утверждают, что государство, которое имеет законы, уже является правовым…

- Это, скажу без преувеличения, вульгарное представление о правовом государстве. Следуя такой ущербной логике, можно договориться до того, что фашистское государство является правовым государством, поскольку оно имеет законы.

В правовом государстве не на словах, а на деле должен действовать принцип разделения властей, направленный на предотвращение узурпации власти (законодательной, исполнительной и судебной) в одних руках. В правовом государстве должна быть высокая правовая культура, неукоснительно должен действовать принцип взаимной ответственности государства перед гражданином и гражданина перед государством.

Когда я был председателем Конституционного Суда РБ, в 1995 году мы рассмотрели в суде нашумевшее дело о деноминации белорусского рубля, в результате которой многие граждане потеряли свои денежные сбережения. Суд констатировал, что Правительство и Национальный банк не выполняют провозглашенный правовым государством принцип взаимной ответственности государства перед своими гражданами…

Мы не должны питать иллюзии относительно того, что если всех обучить праву, то исчезнут правонарушения. Нельзя преувеличивать роль права. Некоторые наши законотворцы, на мой взгляд, порой ошибочно руководствуются следующим правилом: примем закон - и нет проблемы. Но далеко не все проблемы можно решить с помощью права. А вот дискредитировать таким путем принятый закон можно…

Как сказал один мудрец, разум нам дан для того, чтобы человек разумно жил, а не для того, чтобы он только видел, что живет неразумно.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Сергей Наумчик, координатор оппозиции БНФ в Верховном Совете XII созыва, член Конституционной Комиссии:

- Напомню, что всего в Верховном Совете тогда было 345 депутатов. Мы, депутаты оппозиции БНФ, выступали резко против включения в Конституцию раздела о президентстве, так как считали, что это приведет к весьма тяжелым последствиям. Поэтому мы вообще не участвовали в голосовании, стремясь заблокировать принятие Конституции.

Раньше нам удавалось противостоять инициативам Кебича, но в этот раз нас, к сожалению, не поддержали Гончар, Карпенко и другие, которые сами метили на пост президента. Конституция была принята, причем с грубейшими нарушениями регламента Верховного Совета.

Кстати, из окончательной редакции Конституции парламентское большинство исключило упоминания о ВКЛ и БНР.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров