Манаев: События в Украине могут усилить "партизанские" настроения белорусов

Змитер Лукашук, Еврорадио

Почему за альтернативного кандидата на президентских выборах готовы голосовать 53,2%, а рейтинг Лукашенко растет, разговариваем с социологом Олегом Манаевым

Экономическое самочувствие белорусов падает, а рейтинг Лукашенко растет

Еврорадио: Очередное социологическое исследование от Независимого института социально-экономических и политических исследований — если бы исследование с такими итогами, как мы имеем в данном случае, получило руководство какой-то соседней страны, то какими бы были их действия?

Олег Манаев: Дело в том, что так: "Все, надо уходить в отставку!" или "Могу спокойно себя и дальше чувствовать!" в общем, не смотрят ни на что наши руководители! Не важно, говорим мы о наших российских соседях, новых украинских властях, белорусских, казахских и так далее — на всем постсоветском пространстве. Есть вещи, которые они мгновенно запустят в обиход: "Рейтинг руководителя поднялся!", а какие-то вещи неприятные будут тихонечко пытаться как-то исправить. Если, конечно, вообще что-то с этим делать будут.

— Возьмем цифры, которые показывают "экономическое самочувствие белорусов в первом квартале текущего года": в декабре 12,6% опрошенных говорили, что их материальное положение улучшилось, а 28,4 — что ухудшилось. В новом опросе цифры 10,1% против 25,2% соответственно. Насколько опасны эти показатели?

— В этом году процесс "экономическое самочувствие" стал у белорусов более сложным, чем даже в декабре года прошедшего. Тогда все шло вниз: и средняя прибыль на человека, и — экономическое самочувствие. С одной стороны, когда у людей интересуешься о "личном" — их прибыли, семье, то люди говорят, что продолжают снижаться. А когда социологи спрашивают о материальном, экономическом положении страны, в кризисе ли она, то тут сегодня более оптимистические характеристики, чем это было в декабре. И количество тех, кто считает, что страна в кризисе, снизилось на 14%, и уровень оптимизма насчет социально-экономического будущего страны повысился с 12,5% до 24%, и так далее. Такая вот довольно сложная картина.

— И как социологи объясняют снижение количества тех, кто считает, что страна в кризисе с 68,4% опрошенных в декабре до 54,6% сегодня, если средняя прибыль на одного члена семьи уменьшилась с 325 до 312 долларов?

— Произошел так называемый реверс — поворот в другую сторону. И главная причина этого реверса — тень Украины, которая легла на белорусское общество. И след этот совсем другой, чем тот, на который много кто рассчитывал еще в ноябре-декабре. Тем не менее, несмотря на то, что количество тех, кто считает, что страна находится в кризисе, уменьшилось, де-факто количество людей, которые считают, что самочувствие страны довольно плохое — их все равно остается большинство.

— И, несмотря на это, опрос показывает рост рейтинга руководителя страны! Где логика в загадочной белорусской душе?

— Действительно, в течение почти вот уже 20 лет, как НИСЭПИ проводит опрос общественного мнения, такие чудеса возникают постоянно. Говорим мы об отношении к геополитическим сюжетам, внутриполитическим или социально-экономическим. Такое вот противоречивое, расколотое сознание. То же касается и отношения к власти. Напомню, что в конце прошлого года рейтинг президента начал "съезжать" и был в декабре когда 35%, а сегодня, согласно опросу, который проводился в конце марта, начале апреля, он вырос почти до 40%. Но, с другой стороны, когда у людей спрашивают: "Хорошо ли, что власть длительное время находится в одних руках?", то большинство относится к этому отрицательно. А на вопрос: "Если бы вы знали человека, который на следующих выборах смог бы успешно конкурировать с Лукашенко, то за кого бы вы голосовали?" только 34,5% готовы все равно голосовать за действующего руководителя страны, а 53,2% опрошенных — за такого неизвестного, но успешного конкурента. По моим наблюдениям, за последние приблизительно 10 лет наблюдается снижение доверия у людей к власти и к президенту в частности. Удивительного ничего нет: когда столько лет один человек при власти, то доверие к нему снижается, даже если все в порядке. А о Беларуси не скажешь, что у нас все всегда и стабильно в порядке — хотя бы кризис 2011 года вспомните. Люди начинают "мотать головой" в поисках этого потенциального "неизвестного успешного конкурента". И что? Они ничего не видят! Ни конкретных фигур, ни структур-партий, ни вразумительных и понятных простым людям программ. Особенно с учетом того, что политическое сознание у большинства людей — социалистическое, и они ищут похожую на действующего руководителя фигуру. Похожую не усами, а сильными лидерскими способностями. Чтобы что надо распределял студентам и пенсионерам, порядок поддерживал и так далее. Такого человека не находят и возвращаются взглядом к имеющемуся лидеру.


После первой крови и Небесной сотни большинство белорусов решило, что европейский путь — не для них

— Но все-таки желание перемен у белорусов есть?

— Да, за перемены около 55% людей выступают. Но они хотели бы перемен не кардинальных, не таких, которые полностью меняют привычный образ жизни. И это желание странным образом пока фокусируется опять-таки на фигуре президента.

— Возвращаемся к "тени Майдана" — как он отразился на настроениях белорусского общества?

— Отрицательно. И это отрицательное отношение к событиям в Украине смикшировало и недовольство своим экономическим положением, и властями в целом, и даже рейтинг у руководителя страны вырос. В ситуации с Майданом проявилась довольно сложная сущность белорусского общества. Я не раз отмечал, что в политическом смысле белорусское общество расколото. Часть — за старую парадигму жизни, советскую, плановую экономику, сильную власть. Они Лукашенко избирали и они его все время поддерживают. Вторая часть — за европейский путь, политическую демократию, смену власти. Так было всегда. И те импульсы, которые Майдан распространял вокруг себя, каждая часть белорусского общества воспринимала по-своему. "Европейцы" уверились в том, и говорили об этом до "первой крови", что "у Майдана, у украинцев получилась, а значит и у нас такое возможно через Площадь!" А те, кто были за власть, они укрепились в своих позициях: "Как только власть дала слабину, сразу начался развал, пошли бандеры с шухевичами — не дай Бог, чтобы такое у нас было!". И в этом смысле украинские события способствовали не консолидации белорусского общества, а дальнейшему расколу. Но главное тут — не эти два противоположные, а та часть, которая всегда колебалась. Их всегда было около 50%. Эту часть, особенно после первой крови и Небесной сотни, крымских событий, отвернуло от сторонников европейских ценностей. И это распространилось на отношение белорусов ко внутренней политике, внешней и даже — на отношение к местным выборам.

— По сравнению с декабрем уровень доверия к позиционным партиям уменьшился менее, чем на 1% — с 15,8% до 14,9% — тоже результат "тени Майдана"?

— Я обращу внимание не на рейтинг доверия, а на рейтинг недоверия: в декабре оппозиционным партиям не доверяли 63,4% опрошенных, а сейчас — 66,3%. А это рост на целых 3%. К тому же, напомню, совместный электоральный рейтинг 10 оппозиционных политиков не превышает 20%. А у одного Лукашенко рейтинг сейчас — 40%! И без "тени Майдана" тут тоже не обошлось. Помните, как в ноябре-декабре, начале января почти все лидеры оппозиционных структур ездили в Киев, выступали на Майдане, высказывали свою поддержку? Рядовые белорусы сделали вывод — так они еще и майданники! И на фоне того, что дальше в Украине произошло, реверсу в сознании белорусов это не поспособствовало повышению авторитета в глазах белорусского избирателя политических структур, их лидеров. И в ближайшей перспективе, даже в 2015 году, независимо от того, как будут развиваться события в Украине и России, эти настроения будут отражаться.

— О "внешнеполитической ориентации" белорусов — смотрю, и тут перемены и реверсы?

— Да, если в декабре за объединение России и Беларуси проголосовали бы 23,9% опрошенных, то сейчас — 29,3%. А если бы пришлось белорусам выбирать, с кем объединяться, с ЕС или Россией, то за объединение с Россией сегодня бы проголосовали 51,5%, а за объединение с ЕС — 32,9%. А еще три месяца назад было все наоборот: за Россию — 36,6% и 44,6% соответственно! И это — несмотря на Крым и все остальное. Почему? Первое: это ведь проевропейская часть начала все в Украине, все протесты начали с отказа властей подписывать Соглашение об ассоциации с ЕС. Если бы все обошлось без крови, к власти путем выборов пришел новый президент, в страну пошли европейские кредиты, то тот декабрьский проевропейский тренд и дальше бы развивался и усиливался. Но получилось иначе и сейчас в сознании белорусов закрепилось, что вина за хаос, кровь, аннексию и интервенцию лежит на "европейских устремлениях" — если это с Европой все связано, то и Европа нам не нужна. Второе слагаемое: "А что сделала Европа, чтобы помочь проевропейской Украине?" Сначала они месяц колебались, а потом какие-то там санкции против чиновников ввели. В сознании рядового белоруса Запад, который имел отношение к тому, что сегодня происходит в Украине, сегодня украинцев бросил. Вместе это привело к тому, что большинство белорусов от Европы отвернулось. Не берусь предсказывать, будет ли это настроение сохраняться, но не исключаю того, что все может пойти по третьему пути. Этот третий путь очень характерен для белорусов — самоизоляция. Увеличится количество людей, которые будут склоняться к мысли, что нам ни в Россию, ни в Европу не надо — мы сами по себе. Мол, мы — партизанский лагерь в центре Европы, мы сами по себе, мы — не за белых и не за красных, мы живем в своем лесу, в своей землянке, были партизанами и ими останемся. Я такого варианта полностью не исключаю.


"Лишь бы не было войны" — это ментальная карта, которая лежит в душе белорусов

— Давайте взглянем более подробно на отношение белорусов к событиям в Украине…

— На вопрос "Считаете ли вы отстранение Януковича от власти справедливым наказанием за кровопролитие?", ответили положительно около 28% опрошенных, а "государственным переворотом, захватом власти" — почти 55%. И если только 12% опрошенных ответили, что считают возможным повторение Майдана в Беларуси, то почти 77% считают такое невозможным. А если бы такие события все же начались бы, то на стороне белорусского Майдана участвовали бы 15,5%, на стороне власти — 10,5%, а "ни на чьей стороне" — почти 66% опрошенных. И на последнее я бы в связи с возможным ростом "партизанских" настроений хотел обратить внимание. На вопрос "Стоит ли крови людей лучшее будущее?" положительно ответили только 14,1% опрошенных, а отрицательно — 78%! Это установка глубоко закрепилась в голове массового белоруса. Мы думали, что "чарка, шкварка и лишь бы не было войны" — это мнения каких-то старушек в деревнях, а мы, молодые, жители городов не такие. А вот оно оказалось как. Оказалось, что это такая ментальная карта, которая лежит в глубине белорусской души и сознания. И когда что-то происходит такое, как в Украине, так реагируют люди. А власти не глупые, когда дело касается сохранения своих позиций, и используют такие настроения себе на пользу.

— Накануне очередные выборы: есть ли ответ в этом опросе на призывы не ходить на выборы, на надежды изменить власть через Площадь?

— Есть. На вопрос: "Если народ не доволен властью, то как он должен действовать?" за перемеы через выборы высказались почти 40%, за перемены через выборы и мирные протесты высказалась еще 40% опрошенных, и только около 15% ответили, что народ для смены такой власти может использовать любые методы. Таким образом, почти 80% опрошенных высказываются за перемены через выборы — пусть себе и с возможностью протестов, но мирных. Исходя из этих цифр и всего, о чем мы говорили ранее, вероятность организации в 2015 году белорусского Майдана на Площади мне кажется малореальной. Потенциал к протестам в радикальной форме в белорусском обществе был и есть, но он количественно значительно уступает тем, кто за мирный путь, выборы. Несмотря на то, что есть недоверие к выборам и разочарование в них.

Новости по теме

Новости других СМИ