Станет ли Порошенко адвокатом Лукашенко в Европе?

Геннадий Косарев, "Завтра твоей страны"

Может ли Европа на фоне крымского шока принять белорусский режим со всеми его уродливыми проявлениями? Фактически победивший на президентских выборах в Украине Петр Порошенко уверен, что Беларусь должна воспользоваться преимуществами программы "Восточное партнерство".
- Я абсолютно убежден в том, что Беларусь должна воспользоваться преимуществами Восточного партнерства (ВП), которые Евросоюз предлагает, — заявил в понедельник Петр Порошенко.

Беларусь и сама хотела бы воспользоваться некоторыми выгодами ВП, не сомневается политолог Александр Класковский.

— Но у официального Минска, как и у ряда серьезных экспертов в Европе, уже нет иллюзий относительно того, насколько широко можно развернуть этот проект, — отмечает аналитик.

Белорусские власти на старте ВП вдохновились возможностью получить деньги под некоторые весьма полезные утилитарные проекты, связанные с обустройством границ, с трансграничным сотрудничеством и вместе с соседними странами разработали и подали в Брюссель свои предложения.

— Но потом начались политические завихрения и эти проекты оказались в долгом ящике,— подчеркивает эксперт.


Лукашенко уже не самый одиозный персонаж

В октябре 2009 года Порошенко в качестве главы украинского МИДа встретился в Минске с Александром Лукашенко.

По его итогам через месяц была организована встреча в Киеве Ющенко и Лукашенко. А сможет ли и будет ли Петр Порошенко играть в определенном смысле роль адвоката Александра Лукашенко в Европе, как это пытался делать экс-президент Украины?

— Судя по этому высказыванию Порошенко, он, напротив, в дипломатичной форме пытается подтолкнуть Лукашенко к демократизации, а не обелять авторитарный режим, — считает Александр Класковский. — Было действительно много спекуляций, что Ющенко станет помощником Лукашенко и поможет ему войти в Европу. Но это не реализовалось. Хоть ты из шкуры вылезь, ничего не сделаешь, если у Европы есть вопрос ценностей, вопрос политзаключенных, который стоит на повестке дня.

По словам эксперта, Европа не может сделать исключение и принять белорусский режим со всеми его уродливыми явлениями. Хотя на фоне крымского шока Европа, видимо, вынуждена переосмыслить свои отношения с так называемой последней диктатурой.

— Как подчеркивает сам Лукашенко в своих последних интервью, он уже не самый одиозный персонаж на политической сцене Европы. Действительно, теперь самой демонизированной фигурой здесь выглядит Владимир Путин. И, в целом, сейчас в мышлении западных стратегов большую роль начинает играть геополитический фактор, как это было на фоне российско-грузинской войны 2008 года, когда Запад также отодвинул в сторону претензии по поводу демократии и прав человека и стал наводить с Лукашенко мосты уже по той причине, что тот занял особую позицию по поводу признания Абхазии и Южной Осетии, – напоминает собеседник.

Так и теперь на фоне российской агрессии возрастает ценность геополитического компонента в отношениях между Минском и Западом. И в этом плане белорусский режим может надеяться на некоторое смягчение риторики и требований Европы по части демократизации и соблюдения прав человека.

— Но, опять же, для танго нужны двое, и вопрос в том, будет ли у белорусских властей хотя бы минимум политической воли, чтобы сделать самые элементарные шаги навстречу, чтобы помочь Евросоюзу с сохранением лица разблокировать отношения с Минском. Тут вопрос упирается в политические фобии белорусского руководства, которому чужды ценности Европы и всегда кажется, что оттуда исходит опасность устоям власти, — говорит Александр Класковский.


"Перезагрузка Восточного партнерства возможна только при разблокировании отношений между Минском и Евросоюзом"

По его словам, и в рамках Восточного партнерства Брюссель мог бы, наверное, продемонстрировать через такие проекты возможности сотрудничества, "показать пряник".

— Этого не было сделано, и по ряду причин, в частности, из-за резкого политического похолодания между Минском и Евросоюзом после выборов 2010 года эта программа увяла. К тому же началась жесткая игра России, которая выбила из колеи Украину за один шаг до подписания договора об ассоциации ее с ЕС. Москва переманила Армению, которая отказалась парафировать аналогичный договор об ассоциации с ЕС. Теперь эксперты говорят, что тучи сгущаются над Молдовой. Все эти факторы в сумме ослабили потенциал Восточного партнерства,— уверен Александр Класковский.

К тому же, обращает внимание собеседник, Европа "задергана внутренними проблемами, сирийской проблематикой, и теперь после Крыма, она вообще получила мощный шок вследствие агрессивной политики России".

— Европа, по сути, забросила проект ВП. И хотя звучат фразы, что необходимо ему придать второе дыхание, вряд ли у кого-то в Брюсселе до этого дойдут руки. После Крыма, после резкого ужесточения внешнеполитической линии России, с фактическим расколом Восточного партнерства, Европе, наверное, не нужно просто заниматься апгрейдом этой программы, а придумать новую концепцию,— подчеркивает политолог. — Официальный Минск уже не питает надежд, что в рамках ВП удастся навязать свой вариант прагматического сотрудничества.

Тем более, здесь важен и вопрос сохранения лица, говорит Александр Класковский. Белорусские власти обидели два момента. Во-первых, делегацию Национального собрания не включили в Евронест – парламентское измерение ВП. Во-вторых, диалог о модернизации Беларуси был начат без консультаций с белорусскими властями. Так что разрулить эти вопросы в одночасье не получится, и, скорее всего, перезагрузка ВП если и возможна, то в рамках разблокирования отношений в целом между Минском и Евросоюзом.

Новости по теме

Новости других СМИ