Мечислав Гриб: Беларусь вынуждена передать часть своего суверенитета ЕАЭС


29 мая в Астане главы Беларуси, Казахстана и России подписали Договор о создании Евразийского экономического союза.

Еще накануне подписания Лукашенко в Минске сокрушался, что договор о ЕАЭС – не тот, на который рассчитывала Беларусь. “К сожалению, это не тот договор, на который рассчитывала Беларусь, и не тот, о котором изначально заявляли наши партнеры, прежде всего Российская Федерация”, – сказал Лукашенко.

Но на следующий день, 29 мая, Лукашенко поставил свою подпись под договором о создании ЕАЭС.

Почему Лукашенко подписал невыгодный для Беларуси договор? Чем грозит стране новое интеграционное образование?

На вопросы "Беларускай праўды" ответил председатель Верховного Совета Беларуси 12 созыва Мечислав Гриб.

- 29 мая Лукашенко подписал договор о создании Евразийского экономического союза. Беларусь и так находится в орбите влияния России, из которой вырваться весьма сложно. Чем грозит или что сулит Беларуси вхождение в ЕАЭС?

- Хотелось бы иметь текст договора перед глазами, чтобы его комментировать: пока мы только слышим, но не видим.

Буквально накануне Лукашенко говорил, что проект договора о создании Евразийского экономического – не тот, которого ждала и хотела бы Беларусь. В договоре не урегулированы все экономические противоречия между участниками ЕАЭС, остались изъятия, на отмене которых настаивал официальный Минск. А "изъятия" – это нефть и газ прежде всего, которые Беларуси придется покупать на основании беларусско-российских соглашений – а их мы также не видели.

В общем, Беларусь еще больше попадает в зависимость от России. Из трех участников ЕАЭС главный игрок – Россия, Казахстан – меньше по населению и территории, Беларусь – еще меньше. Правила игры в ЕАЭС определяет Россия.

Создание ЕАЭС предусматривает создание руководящих наднациональных органов. Союзом будет управлять Евразийская экономическая комиссия, чьи решения обязательны для выполнениями. Если судить по прессе, комиссия должна формироваться на паритетных началах – в нее войдет равное количество представителей от трех стран. В любом случае Беларусь вынуждена передать часть суверенитета Евразийской комиссии.

- Но Назарбаев сегодня заявил, что ЕАЭС является сугубо экономическим союзом.

- В это хотелось бы верить Назарбаеву. Все интеграционные процессы (между Беларусью, Россией и Казахстаном, между Беларусью и Россией) преподносились публике как экономические. И союз Беларуси и России в самом начале представлялся как экономический. А потом тихо и незаметно все интеграционные экономические союзы перерастают в политические.

И ЕАЭС в скором времени станет политическим союзом. Характер стран-участниц союза таков, что союз авторитарных государств не может строиться только на экономической базе.

- Какой частью суверенитета придется поступиться Беларуси?

- Сегодня речь идет о решении экономических вопросов, которые должна решать Беларусь в соответствии со своей Конституцией. Экономические полномочия придется передать Евразийскому союзу. Подписали договор о создании ЕАЭС, а на Конституцию никто не смотрит. Подписали – и до конца года ратифицируют этот договор.

Не думаю, что из ЕАЭС получится нечто серьезное. Если против России будут действовать санкции США и Евросоюза за агрессию в Украине, эти санкции автоматически перекинутся на Беларусь и на Казахстан. И мы будем отвечать за Крым наравне с Россией.

- Еще в начале мая Лукашенко заявлял, что “мы не можем пойти в ущерб себе на неравных условиях в этот экономический союз”, но спустя несколько дней объявил, что «мы не будем блокировать подписание этого договора». Что заставило беларусского руководителя изменить риторику?

- Экономика заставила Лукашенко изменить риторику. Мы настолько зависим от помощи России, что не способны самостоятельно осуществлять свою политику.

- Свою риторику Лукашенко изменил после визита в Москву. Ветеранам он обещал, что привез из Кремля 2-миллиардный кредит, договоренности по нефти и газу. Однако ни одно обещание до сих пор не выполнено. Почему?

- Лукашенко обещал беларусам то, что ему обещали в Кремле. Россия свое обещание не аннулировала, но и не осуществила. Лукашенко обещал ведь не свое, что можно достать из собственного кармана и отдать людям; Лукашенко обещал чужое. А Кремль захочет – даст, не захочет – не даст.

Новости по теме

Новости других СМИ