Белорусские элиты: между тюрьмой, подметанием улиц и оппозицией

Сергей Николюк, Naviny.by

Если высыпать металлические стружки на бумагу и поднести снизу магнит, то их хаотическое расположение немедленно структурируется. Тут просматривается прямая аналогия с ролью элит в обществе.

В рамках конференции "Рубикон-2014" (Таллинн, 21-22 мая) состоялось пленарное заседание, посвященное белорусским элитам. Естественно, не обошлось без дискуссии вокруг понятия "элита". Аналогичная дискуссия возникла и вокруг понятия "системная оппозиция".

Далее я буду вести речь главным образом о политической элите. Напомню: исконное значение слова "элита" — избранные, лучшие.


Отбор по принципу лояльности

Понятие "элит" разделило в Беларуси ту же судьбу, что и другие слова, позаимствованные на Западе ("парламент", "электорат" и т.п.). Форма осталась, а содержание изменилось до неузнаваемости.

Казалось бы, и западная и отечественная элиты выполняют одни и те же функции. Так в чем проблема? Проблема в происхождении элит, то есть в порядке прихода к власти.

Западную элиту формирует неэлита через механизм выборов. Демократия потому и оказалась более эффективной по сравнению с авторитаризмом, что предложила способ отбора в элиту лучших представителей общества. Что касается отечественной элиты, то она формирует себя сама. И в качестве критерия попадания в элиту служит лояльность по отношению к тем, кто отбирает.

В результате элита трансформируется в клику. Слово это итальянское и переводится как шайка, банда.

Таким образом, элиты делятся на открытые и закрытые. Первые, как свидетельствует история, являются элитами развития, вторые — элитами деградации. В результате негативной селекции кадров (отбора по принципам лояльности, а не профессионализма) во власти накапливается некомпетентность, проявление которой мы имеем возможность наблюдать практически ежедневно.

Всю свою энергию элиты деградации тратят на поддержание стабильности. Развитие при этом возможно, но исключительно за счет присвоения чужих ресурсов. Последние могут быть естественными (как тут не вспомнить борьбу Александра Лукашенко за право присваивать российскую нефтяную ренту) или культурными (знания, технологии).

Присвоение чужих культурных ресурсов осуществляется в экстенсивном режиме, отличающемся от интенсивного тем, что заимствуются результаты инноваций без способности самим производить инновации.

Идеологию развития за счет присвоения чужих ресурсов наряду с политической элитой сегодня осваивает и элита научная. Приведу высказывание доктора экономических наук Александра Лученка о преимуществах Евразийского союза, опубликованное в мае в "Советской Белоруссии": "Целесообразно говорить о формировании общего бюджета, через который можно было бы перераспределять ренту (выделено мной. — С.Н.) от использования природных ресурсов для обеспечения равных условий деятельности во всех странах нового экономического сообщества".


Проблема ротации кадров

Отключение механизма выборов порождает проблему ротации управленческих кадров. Сталин решал ее с помощью расстрелов. На путь усиления репрессий встал и Лукашенко. Отсюда набирающая обороты кампания борьбы с коррупцией. В качестве очередного ноу-хау следует рассматривать "суровый, жесткий, но справедливый декрет", о подготовке которого было объявлено в апрельском послании президента народу и парламенту.

Декрет, в частности, должен ввести запрет на "пересаживание" руководителей, проваливших работу, из кресла в кресло. Вопреки действующей Конституции ее гарант заявил буквально следующее: "Провалил работу — ни на какое хлебное место трудоустроиться такой негодяй не сможет. Ни в государственном секторе, ни в частном — нигде! Будет подметать улицы! Вот это — пожалуйста!"

В возможность реализации на практике последнего предложения верится с трудом. Если чиновники окажутся перед выбором между тюрьмой и подметанием улиц, то тем самым будет создан механизм их перехода в оппозицию (подобных случаев после 1996 года я не припомню).

Поэтому вопреки декрету главе государства придется оставлять негодяев, избежавших тюрьмы, внутри госаппарата.


То, что "нам нужно", нам не по плечу

Закрытость элиты исключает публичную оценку ее деятельности, что порождает безответственность. Кто, к примеру, сегодня помнит, что в новогоднем обращении к народу Лукашенко объявил 2013 год переломным для экономики?

Год прошел. Где можно ознакомиться с результатами качественного обновления и ускорения модернизации предприятий? Модернизация, если мне память не изменяет, рассматривалась главой государства в качестве залога укрепления нашей государственности и роста благосостояния народа. Однако в президентском послании-2014 отчета о результатах перелома мне обнаружить не удалось.

После 2006 года, в условиях нарастающего дефицита ресурсов, Лукашенко вынужден постоянно инициировать кампании повышения эффективности экономики. Кампания модернизации государственных предприятий — далеко не первая, но и не последняя в их ряду.

На начальном этапе все они активно рекламируются. На этапе завершения о былых надеждах ни сам инициатор кампаний, ни золотые перья государственных СМИ предпочитают не вспоминать.

Еще одна цитата из "Советской Белоруссии". Ее автор — коллега Лученка, заместитель председателя Белорусской научно-промышленной ассоциации по инвестиционной и инновационной политике Георгий Гриц: "Нам нужно как можно быстрее приступить к формированию реальной, а не на бумаге, единой промышленной политики, основанной на глубокой взаимной промышленной, финансовой, торговой кооперации".

Кто бы спорил. Все перечисленное "нам нужно" и разговор обо всем перечисленном не прекращается уже четвертую пятилетку. Продолжится он и в пятую. Сомнений по этому поводу у меня не возникает. Но задача формирования реальной, а не на бумаге, промышленной политики не по плечу элите деградации.

Мер же по формированию элиты развития "государство для народа" не предпринимало и предпринимать в ближайшее время не планирует.


Вертикаль не переделаешь

Послание-2014 открывается рассуждениями на тему «единства белорусского народа». И в данном случае без элиты развития нам не обойтись.

"Если высыпать опилки на бумагу и поднести снизу магнит, — поясняет директор российского "Левада-Центра" Лев Гудков, — то их хаотическое расположение немедленно структурируется. Вот такова и должна быть роль элит, наиболее авторитетных групп, которые структурируют массовые представления, соединяя их с повседневными проблемами существования, с экономическими интересами".

Социальных опилок в стране в избытке, но социальный магнит, способный их структурировать, за годы независимости так и не сформировался. Любой опрос НИСЭПИ по любому политизированному вопросу фиксирует раскол. В белорусском обществе отсутствует то, что в политологии именуется "базовым консенсусом".

Любые призывы к диалогу с вершины властной вертикали изменить ситуацию не в состоянии, так как вертикаль, сформированная по принципу лояльности, искусством диалога не владеет. Он чужд ее природе, и потому диалог отсутствует внутри самой вертикали.

Она держится на монологе первого лица и уже в силу этого не может быть изменена путем частичных переделок и коррекций.

Новости по теме

Новости других СМИ