Кремль возьмет на контроль отношения Минска и Киева

Андрей Федоров, Naviny.by

Поздравление, направленное Александром Лукашенко Петру Порошенко 28 мая, на тот момент оказалось для украинского коллеги единственным посланием такого рода, поступившим от глав стран-участниц Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и кандидатов в него.

Однако уверенности в том, что в отношениях с новой украинской властью проблем у официального Минска не будет, это событие не придало.


Вопреки воле Москвы?

С учетом того обстоятельства, что ни один из высоких гостей, прибывших в Астану на подписание договора о ЕАЭС, которое состоялось 29 мая, подобного шага не совершил, поступок Александра Лукашенко выглядит достойным. А если учесть, что главный партнер по новой структуре мог отнестись к нему негативно, то и достаточно смелым.

Например, Нурсултан Назарбаев сделал это только через два дня после саммита, видимо, удостоверившись в том, что наказания, по крайней мере немедленного, не последует.

Гипотетически можно было бы, конечно, предположить, что в отношениях с Украиной руководители России и Беларуси договорились играть роли "плохого и хорошего полицейских". Однако это вряд ли.

Во-первых, они обладают далеко не одинаковыми возможностями, о чем третья сторона, разумеется, осведомлена. Кроме того, один из них сам находится в чрезвычайно сильной зависимости от другого, что сразу же ставит под сомнение эффективность такого сговора.

Поэтому можно утверждать, что поздравление было в большей степени искренним, нежели чисто формальным. Но тогда неизбежно возникает вопрос, что побудило Лукашенко пойти на определенный риск?

Одно из возможных объяснений вытекает из того обстоятельства, что поздравление было направлено как раз накануне подписания договора о ЕАЭС. То есть, возможно, расчет был сделан на то, что Владимир Путин не захочет омрачать выяснением отношений в один из наиболее важных дней своей карьеры, когда на горизонте вроде бы забрезжили контуры возрождающейся империи.

Ведь, надо полагать, мало кто воспринял всерьез заявление российского президента на встрече с руководителями международных информагентств в рамках Петербургского экономического форума 24 мая, когда Путин назвал обвинения в намерении восстановить империю и Советский Союз "ошибочным мнением", "элементом информационной борьбы" и "ярлыком".

Однако, поскольку памятливость нынешнего главы России хорошо известна, высказанная выше версия выглядит сомнительной. Какими бы радостными ни были праздники, все равно наступят суровые будни…

Кстати, возможно, как раз на случай предъявления претензий Лукашенко в Астане подстраховался фразой о том, что "рано или поздно руководство Украины поймет, где лежит ее счастье" (то есть в ЕАЭС).

Хотя в полной искренности последнего заявления есть сомнения: маловероятно, что белорусскому руководству на самом деле так уж хотелось бы иметь столь мощного конкурента за российские преференции.

А вот совет Украине "не делать поспешных шагов по выходу из Содружества", данный на состоявшейся уже после возвращения из Астаны встрече с руководителями делегаций, участвовавших в заседании Совета глав правительств СНГ в Минске, вполне соответствует взглядам белорусского лидера.


Особо самовольничать не удастся

Как бы там ни было, теперь уже совершенно очевидно, что белорусские власти имеют по украинскому вопросу собственную точку зрения, которая существенно отличается от российской. Прежде всего это касается готовности сотрудничать с новыми украинскими властями.

Однако остается открытым вопрос, не ограничится ли эта готовность исключительно риторикой, в то время как на практике никаких отступлений от своей политики Москва официальному Минску не позволит.

Во всяком случае, до сих пор это ему не удавалось, о чем свидетельствует, мягко говоря, неэтичное голосование против резолюции о территориальной целостности Украины на Генеральной ассамблее ООН. А также, пусть и данное под сильным давлением, разрешение на размещение на территории нашей страны дополнительной группировки российской боевой авиации.

С другой стороны, эти действия белорусского руководства стали, к счастью, не более чем демонстрацией готовности следовать в российском фарватере, так как никаких конкретных последствий не имели.

Безусловно, Минск будет стараться отстаивать свои интересы. К сожалению, сейчас возможностей для этого у него стало еще меньше.

Во-первых, возможности ослабевают в результате более глубокого втягивания в евразийскую интеграцию, поскольку Астана далеко не всегда будет оказываться на белорусской стороне. А если это все же произойдет, Москва будет в состоянии заблокировать инициативы партнеров.

Во-вторых, по-прежнему сохраняется угроза, что если Кремлю активно не понравится поведение Беларуси, он сможет без особых проблем осуществить ее инкорпорацию по крымскому образцу.

В свете всех этих обстоятельств едва ли можно дать радужный прогноз касательно перспектив взаимодействия Беларуси и Украины. К сожалению, в целом складывается впечатление, что любой мало-мальски серьезный аспект их двустороннего сотрудничества теперь будет тщательно рассматриваться Москвой сквозь призму российско-украинских отношений на предмет наличия в нем "крамолы".

Новости по теме

Новости других СМИ