Лукашенко в Киеве - эталон политической эквилибристики

Григорий Сапежинский, russian.rfi.fr

О визите белорусского руководителя в Киев для участия в инаугурации Петра Порошенко сами белорусы узнали из сообщений украинских СМИ накануне. До последнего момента на официальном уровне в Беларуси никто не подтверждал визит, а пресс-служба Лукашенко сообщила об этом только утром дня инаугурации.

Александр Лукашенко явно получал удовольствие от своего присутствия в украинской столице, от приема и соседства с представителями Запада, куда его, как известно, давно не зовут. Кроме того, белорусского руководителя восторженно приветствовали сами украинцы — Лукашенко прошествовал в Софийский собор под крики "Жыве Беларусь!", лозунг белорусской оппозиции нисколько не смутил главу государства, в ответ он махал рукой и тоже что-то кричал.

Лукашенко также блестяще выдержал атаку украинских журналистов — в Беларуси общение официального лидера с прессой проходит четко и по регламенту, без импровизаций. Украинцам он посоветовал не терять Крым, сообщил, что террористов надо уничтожать, если они террористы, и что украинцы всегда будут братьями белорусов. Все эти ответы были с некими оговорками, то есть вроде бы как и в пользу Украины, но и не во вред Кремлю.

Политический обозреватель Александр Класковский разделяет высказывания Лукашенко на три позиции. "Первый пласт — эмоциональный, действительно, судя по всему, Лукашенко был в настроении, в ударе, потому что не часто ему доводится оказываться в такой компании. Для руководителя страны, которую называют последней диктатурой Европы, это, конечно, своеобразный прорыв", — отмечает Класковский.

Александр Класковский: И вот здесь начинается второй пласт, второй слой, который показывает, что все-таки этот визит для него был и серьезной работой, в первую очередь пиаровского плана. Я бы назвал это вторым изданием интервью Савику Шустеру — некоторое время назад очень удачно Лукашенко выступил в программе Шустера, и украинские телезрители тепло приветствовали его ряд высказываний, которые касались территориальной целостности Украины, заверения в дружбе между Беларусью и Украиной. И здесь в таком же ключе были высказывания, причем Лукашенко продемонстрировал просто чудеса такой эквилибристики, чудеса дипломатии, когда, например, он соглашался с тем, что террористов на Юго-Востоке Украины надо уничтожать, но тут же добавлял, что только сначала надо разобраться, чтобы своих не пострелять, и так далее. Буквально каждая его фраза была продумана, уравновешена так, чтобы, с одной стороны, понравиться конкретной аудитории, понравиться украинцам, показать себя их другом, а с другой стороны, не чересчур раздразнить Москву. Хотя, по большому счету, я думаю, Лукашенко до последнего дня тянул, не объявляли о том, полетит ли он в Киев. Мне кажется, что, конечно, тут могло быть и прямое согласование с Москвой, ну и плюс он посмотрел, как там Путин во Франции на семидесятилетии высадки союзников — и когда Путин и Порошенко все-таки встретились и, можно сказать, конструктивно поговорили, отлегло от сердца и у Лукашенко. Стало понятно, что можно смелее выдвигаться в Киев.


Белорусский журналист Вадим Довнар, последние годы работающий в Киеве, говорит, что подавляющее большинство украинцев относится к Лукашенко пусть и критически, но все же как к союзнику в нынешней ситуации.

Вадим Довнар: Это отношение тем более стало популярным после интервью Лукашенко Савику Шустеру, где, как показалось большинству украинцев, которые, подчеркиваю, некомпетентны в белорусской тематике, не наблюдали Лукашенко десятилетиями, им показалось, что он высказался категорически против позиции России. При этом люди забывают о том, как посол Беларуси голосовал в Совбезе ООН, не наблюдали, не отслеживали все его (Лукашенко — RFI) высказывания относительно Украины, разумеется, здесь не знают о том, как он поливал грязью Майдан и майдановцев. Да, у украинцев к нему отношение с симпатией — у вас (в Беларуси — RFI) работают заводы, у вас чистые города, у вас подстриженная трава, у вас в больницах простыни есть. Все остальное их в принципе не интересует. У многих иллюзия, что он испугался, что с Беларусью произойдет то же самое, что уже произошло с частью Украины.


Отметим, что Лукашенко в Киеве говорил также о вполне осязаемых вещах. По его словам, в ближайшие 5 лет товарооборот между Беларусью и Украиной может вырасти с 7 до 15 миллиардов долларов. Кроме того, его интересует проект совместного с Украиной производства бронетранспортеров. Примечательно, что даже за период полной неразберихи в Киеве товарооборот между странами снизился всего лишь на 3%.

Александр Класковский: Наверное, можно добавить третий пласт — что действительно есть и экономические, прагматические соображения у белорусского официального лидера. Он надеется на то, что Порошенко — при том, что риторика нового украинского президента во многом определена Майданом и вектором евроинтеграции — это шоколадный король, это бизнесмен, а с бизнесменом всегда можно договориться и в политике, и в экономике. Действительно большой товарооборот, его важно сегодня удержать, а завтра, может быть, еще и увеличить. Так что и эта прагматическая составляющая, я думаю, в визите Лукашенко тоже присутствовала, хотя в день инаугурации было не до того, чтобы обсуждать действительно какие-то бизнес-проекты.


По возвращении в Минск Александр Лукашенко вернулся к прежней риторике. 8 июня белорусский руководитель на церемонии закладки памятной капсулы на месте создания мемориального комплекса "Тростенец", где во время Второй мировой войны было уничтожено не менее 200.000 человек, заявил о "недопущении реабилитации нацистов и их приспешников". "Отдельные зарубежные политики убеждают нас, что все это — право на свободу, что все это — право на свободу мнений и проявление демократии. Мы такой демократии не приемлем", — сказал он.

На следующий день, 9 июня, пресс-служба белорусского официального лидера распространила выдержки из интервью Лукашенко сербскому ежедневнику "Политика" и государственной телерадиокомпании "Радио и телевидение Сербии". Лукашенко объяснил сербам свои приоритеты: "Для меня гораздо важнее, — я часто об этом говорю, — чтобы молодая мама вышла поздно вечером и вывезла на колясочке своего ребенка, не боясь того, что какие-то мародеры-живодеры ее остановят и будут издеваться. Чтобы нормально жили семьи, чтобы рожали детей. Для меня это важнее, нежели поехать в Евросоюз и там поулыбаться друг другу". И после удивительных ответов в Киеве поди разбери, кого именно считает мародерами-живодерами Александр Лукашенко. При умении и желании таковыми могут оказаться и пророссийские ополченцы, и "бандеровцы из "Правого сектора", и непосредственно белорусские оппозиционеры, и жители стран того же Евросоюза.

Новости по теме

Новости других СМИ