Павел Усов: Лукашенко – это обычный тиран, способствовавший разрушению национальной государственности

Иван Греков, "Белорусский партизан"

Потому что для белорусов важна плотность своего кошелька, а не политические категории.

"Все эти 20 лет Лукашенко был основным механизмом, который ослаблял внутренний и внешний суверенитет. Уничтожая нацию и государство, он расширял свое могущество внутри страны, но вместе с тем становился зависим от Москвы".

Доктор политических наук Павел Усов в интервью "Белорусскому партизану" подводит черту под 20-летним правлением Лукашенко.

- Руководитель аналитического центра "Стратегия" Леонид Заико напрямую относит китайскую пословицу «Легко забраться на спину тигра, но слезть с нее так легко не удастся» к нескончаемому президентству Александра Лукашенко. Почему же Лукашенко не может слезть со спины тигра бесконечных 20 лет?

- Власть - это не тигр. Думаю, что слезть со спины тигра гораздо легче, чем отказаться от абсолютной власти. В пирамиде человеческих потребностей власть занимает высшую строчку и, как сказал афинский оратор Исократ, "извращает любого, кто ею обладает".

В истории нет ни одного примера, когда правители, получившие неограниченную власть, и ставшие тиранами, хотели бы добровольно от нее отказаться. Это связано не столько с теми материальными благами, которые получает властитель, сколько с вопросами личной безопасности. Стремясь к абсолютной власти и пытаясь ее удержать, человек попирает законы и совершает массу преступлений, поэтому власть становиться не только целью, но и единственным средством защиты собственной жизни. Лукашенко даже не пытается делать вид, что хочет отказаться от власти, он будет править до последнего издыхания.

- История правления Лукашенко неразрывно связана с торговлей независимостью Беларуси. Начав со строительства союзного государства, он продолжает очередную стройку - Евразийского экономического союза. Однако сам себя Лукашенко величает главным защитником независимости Беларуси. Укрепил ли он хоть на йоту белорусский суверенитет или же ослабил его, даже по сравнению с 1991 годом, когда на голову белорусов с неба свалилась независимость?

- Разница между строительством Союза Беларуси и России и Евразийского Союза в том, что в первом случае Лукашенко чувствовал себя начальником стройки, инженером, а во втором случае он всего лишь – гастрабайтер и работает на российской стройке. Я думаю, что когда задача будет выполнена, в услугах Лукашенко более не будут нуждаться. Поэтому и вопрос о суверенитете очевиден.

Все эти 20 лет Лукашенко был основным механизмом, который ослаблял внутренний и внешний суверенитет. Внутренний - в плане формирования политического и национального самосознания белорусов, которые по своей сути остались советскими людьми, живущими мифами о великом СССР; внешний – удержание Беларуси в сфере геополитического влияния России. По-другому Лукашенко не мог: без антинациональной политики, без интеграции с Россией его власть не была бы устойчивой. Уничтожая нацию и государство, он расширял свое могущество внутри страны, но вместе с тем становился зависим от Москвы.

- Чем покорил Лукашенко белорусов? Невзрачный директор совхоза, который не обладает никакими особыми талантами; имея два высших образования, так и не смог научиться грамотно говорить ни на одном государственном языке – русском или белорусском. Став президентом, вскоре перестал жить со своей женой. Неужели образ Лукашенко соответствует представлениям народа о достойном руководителе государства?

- Политические потребности белорусского общества вначале 90-х были весьма ограничены. Белорусы не голосовали за страну, за язык, за будущее. Они голосовали за то, чтобы было хорошо – здесь и сейчас. Восприятие демократии и перестройки базировалось именно на этом: из бедности к богатству за один день, максимум - за два. Как только стало очевидно, что демократия превращается в новый долгострой светлого будущего, наступило глубокое разочарование, на чем и сыграл Александр Лукашенко. В целом экономическая, а не политическая мотивация является доминирующей в определении поведения белорусов. Поэтому вероятность того, что после Лукашенко к власти придет новый популист, довольно высока.

- Кем войдет Лукашенко в новейшую историю Беларуси?

- Все зависит от того, кто будет писать новую историю, и в какой точке развития будет находиться Беларусь после его ухода. В настоящее время в официальной истории Лукашенко - "отец народа", политический стабилизатор, выведший страну из упадка. По всем объективным параметрам, . Остается надеяться на то, что он не станет последним президентом независимой Беларуси.

- Накануне каждой президентской кампании Лукашенко объявляет: народ не захочет меня – я уйду. Но у него и в мыслях нет – уходить. Когда придет время?

- В его словах есть доля правды. Пока народ готов молча терпеть и соглашаться с существованием авторитарного режима у себя в стране, это означает, что он будет существовать. Большего Лукашенко и не нужно. Для тирана важно, чтобы его боялись, а не любили. Как говорил Николо Маккиавели, страх народа лучше его любви, которая неустойчива и недолговечна, в отличие от страха.

В целом же политическая система, как и любой живой организм или механизм, устаревает и изнашивается. Белорусский режим переживает период старения и застоя и все, что делает власть – это косметические операции, попытки навести внешний лоск при внутренней дряхлости организма. Без серьезных внутренних институциональных изменений политическую систему ждет неминуемый крах, даже кислородная подушка Москвы не сможет сохранить авторитаризм в Беларуси в том его виде, в котором он существует сейчас, так как Россия сама переживает не лучшие времена.

Новости по теме

Новости других СМИ