Юрий Хащеватский: Не надо участвовать в глупом спектакле 2015 года


На днях известный белорусский режиссер Юрий Хащеватский привез в Варшаву свой фильм "Обыкновенный президент". Еще в 1997 году он предупреждал мир об опасности диктатуры Лукашенко, но мало кто прислушался к предостережениям.

Сегодня Запад пожинает плоды своей близорукой политики, говорит Юрий Хащеватский в интервью главному редактору сайта charter97.org Натальей Радиной.

— Юрий Иосифович, в последний раз мы с вами виделись 3,5 года назад, в день моего освобождения из тюрьмы...

— Ты осталась такой же красивой. Я постарел. Но вы все молодцы. Я вами восхищаюсь.

— Хорошо помню нашу последнюю встречу, вы тогда меня очень поддержали. Что вы вспоминаете о том страшном времени, когда столько людей оказались в тюрьмах после президентских выборов?

— Между нами говоря, до сих пор испытываю дикий стыд. Потому что из-за своего здоровья (у меня астма, я задыхаюсь на морозе) не смог пойти на Площадь. А друзья мои сели. И так мне стыдно было, что я не с ними!

Я пришел к тебе и Диме Бондаренко, как только вас освободили, еще и потому, что когда мне ломали ноги в 1997 году, кто пришел ко мне, кто поддержал и морально, и материально? Именно вы! Поэтому что об этом говорить... Мы должны всегда быть вместе: бороться, отгребать, сидеть, выходить и побеждать.

— На вас напали, избили и сломали ноги в 1997 году, сразу после выхода фильма «Обыкновенный президент». На днях вы представляли эту ленту в Варшаве в рамках мероприятий, посвященных Международному дню солидарности с Беларусью. Думали ли вы тогда, что через 17 лет Лукашенко все еще будет находиться у власти?

— Нет, ни в коем случае. Я был плохой пророк в этом смысле. Все время говорил: «Полгода ему осталось, год ему остался...». И все время попадал пальцем в небо. Я не учитывал, насколько серьезно диктатора поддерживает Россия, несмотря на то, что Путин его ненавидит, а он ненавидит Путина.

Я тогда этого не понимал, в чем раскаиваюсь, потому что многих ввел в заблуждение, говоря, что скоро все закончится. Нет, это не кончилось, это продолжается и еще некоторое время будет продолжаться.

— И до какой поры?

— Нужны две вещи. Должны проснуться белорусы, в них должно пробудиться чувство собственного достоинства. Это очень важный момент. И должны кончиться деньги у режима Путина. Судя по тому, что весь мир объединяется против России, ждать осталось недолго...

По поводу белорусов. Вот многие, кто живет возле Польши и Литвы, часто туда ездят, видят, что цены там в 2-3 раза ниже, очень многое понимают, а на Площадь не идут! Это феномен.

— Надо учитывать еще страх людей перед репрессиями. Сегодня в Беларуси в 7 раз больше милиционеров, чем было в СССР. Но вернемся к Площади. В 2006 году вы сняли фильм с таким названием. Герои фильма говорят, что выход на Площадь стал для них переломным моментом и главным событием в жизни.

— Да, это стало главным событием в их жизни, потому что они сделали то, что должны были сделать. Многие из них отсидели, очень многих отовсюду повыгоняли. Тебя вот посадили в 2010 году. И я думаю, что сегодня и ты, и Дима Бондаренко, и Андрей Санников, и Ира Халип счастливы. По одной простой причине - вы сделали то, что должны были сделать. Вам не в чем себя упрекнуть. Вот в чем вся штука. И те ребята, которые выходили на Площадь в 2006 и в 2010 годах, тоже молодцы, тоже могут гордиться собой во многом.

Очень важно не пропустить такой момент, подняться над собой, над своими страхами. Понятно, что в тюрьме плохо, неудобно, но презреть это — необходимо.

— Есть ли какая-то альтернатива Площади для перемен в Беларуси?

— Нет. Ну, кроме естественной смерти главного героя. Он вцепился во власть, как клещ, и не отдаст ее. Витя Шендерович гениально написал о таких диктаторах: «Путин не может убрать руки с кормила, с руля, потому что как только он уберет эти руки — сразу же прибегут люди и начнут брать отпечатки пальцев». Так и тут. Слишком много преступлений совершено, слишком много людей убито.

К тому же, давайте говорить честно: Беларусь экономически уже сдана России. И нужна долгая мучительная работа для того, чтобы попытаться вернуть реальный суверенитет. Это самое страшное, что сделал Лукашенко с нашей страной за 20 лет. Номинально суверенитет еще есть, а реально его уже нет.

— Несколько лет назад вы сняли пророческий фильм «Лоботомия» о российско-грузинской войне. Вы рассказали о зомбиравании российского населения пропагандой. Тогда это казалось преувеличением, сегодня — это реальная проблема.

— Мне было бы приятно сказать тебе, что я такой умный и все предвидел заранее. Нифига подобного. Документальный материал — это поразительная штука. Он сам выстраивается и сам диктуется, сам начинает говорить. И для меня это тоже было открытием.

Я могу ошибаться в фильмах, но я никогда не вру. Эта правда сама рассказала о том, что будет. Документальное кино — невероятно интересная вещь.

Уже в 2009 году я абсолютно точно знал, что Россия пойдет на Крым. Я тогда во многих интервью это говорил в связи с «Мистралями», предупреждал: ждите их в Крыму. Это следовало из логики моего фильма, той правды, которая в нем заложена. Меня может понять только тот, кто делал документальное кино...

— Как Путину удалось за такой короткий срок «провести лоботомию» всей страны, лишить способности мыслить такое огромное количество людей?

— Ужасно! Когда в свое время Зянон Позняк говорил, что Беларусь — это модель, испытательный полигон для России, я смеялся, думал, что он сумасшедший. Но Зянон оказался прав.

Вспоминаю 1997 год. Я показываю кино, объясняю, что Лукашенко — диктатор, что вы все еще от него наплачетесь, а мне говорят: «Ну что вы так беспокоитесь? Рядом великая демократическая Россия! Все у вас будет хорошо! Никуда ваш местный диктатор не денется. Смотрите, как уже хорошо в России: там уже и олигархи есть! И Березовский, и Гусинский…». И где сейчас этот Березовский?

Я тогда отвечал, что очень опасно на это рассчитывать. Понятно, что Беларусь маленькая, а Россия — большая. Но любой вирус маленький, а организм большой. Вирус может убить этот организм. Было очевидно, что Россия повторит наш путь, и она повторила. Если вы посмотрите, как она это сделала, какие были проведены мероприятия, вы заметите, что это абсолютное повторение шагов Лукашенко.

Если бы еще тогда дали Лукашенко хорошенько по шее в Европе, устроили бы бойкот, прекратили все торговые отношения — не справился бы он! Его бы те же россияне уничтожили!

Поэтому не надо сейчас говорить, что мы, оппозиция, слабые. Все эти годы мы боремся с российскими деньгами, а эти деньги — огромные. И все наши оппозиционеры пытаются найти несчастные десятки тысяч долларов на предвыборную агитацию и тому подобное, но сталкиваются с российскими миллиардами. И это самое чудовищное.

Мне интересно, понимает ли, например, бывший глава Консультивно-наблюдательной миссии ОБСЕ Ханс-Георг Вик, что кровь белорусских оппозиционеров, в том числе, и на его руках? В 1999 году он уверял белорусов, что нужно идти с властью на круглый стол.

Понимает ли всю ответственность за то, что происходит в Украине, телеканал "Евроньюс"? Я читаю блоги российских десантников, молодых ребят, которые едут воевать в Украину на стороне сепаратистов. Один из главных их аргументов — события в Одессе.

Я специально записал с "Евроньюса" их новость о событиях в Одессе. Это потрясающе. Начало событий есть. Конец событий есть. Но нет главного - середины, когда напали на Евромайдан, когда начали стрелять, когда был первый убитый из тех, кто просто шел по улице с украинскими флагами. (Кстати, Антимайдан за день до трагедии ходил по улицам с флагами — и их никто не трогал!) И вот это не сказать, не разобраться в ситуации, специально перевалить с больной головы на здоровую… Сколько литров крови на "Евроньюсе?"

Поэтому надо понимать, что никто не шелковый. Европа тоже не шелковая.

— Я знаю, что у вас есть идея снять фильм под названием "Совращение Европы". О чем могло быть это кино?

— О том, как российское лобби, российский способ ведения бизнеса через откаты и распилы утверждается в Европе. Мы в Беларуси все возмущались коррупционными схемами с растворителями и разбавителями, обвиняли в этом (и правильно обвиняли) белорусскую власть, но ни разу никто из нас не задал вопрос: а кто был их партнером на Западе? Кто все получал? Ведь без европейцев это все было бы невозможно.

Понятно, что и Россия была вовлечена в эту схему. Но сегодня мы знаем, что в связи с санкциями транзитная Беларусь становится основным полем для грязных игр. А ведь Европа может закрыть на это глаза ради денег, которые отстегиваются бюрократам.

Я бы очень хотел снять такой фильм, но учитывая резкость темы, он должен основываться на юридически безупречных фактах. Для этого мне нужны огромные адвокатские силы, частные детективные агентства. Это очень дорого, я не найду таких денег. Хотя надо было бы снять.

Да, малайзийский "Боинг", эта трагедия прочистила многим мозги. Но боюсь, что очень ненадолго.

— Новые власти Украины предложили Беларусь в качестве площадки для переговоров с Россией, хотя сегодня это площадка для размещения российских войск и военной техники.

— Они повторяют ошибку Саакашвили. Тот тоже все пытался лавировать между ценностями и экономической выгодой. Но если ты пришел к власти, декларируя моральные и нравственные ценности, ты не должен предавать их. Вот почему я люблю отцов-основателей Америки? Они сумели так построить государство, что даже спустя сотни лет США не отступают от принципов свободы и демократии. Это то, что не понял Саакашвили и пока не может понять Порошенко.

Россия осуществляет через Беларусь свою торговую деятельность, отстегивая режиму Лукашенко проценты. Сейчас серые схемы расцветут буйным цветом. Диктатор может озолотиться на контрабанде. Здесь будет черт знает что. Это очень печально, потому что Беларусь достойна лучшего.

Конечно, все мы смертные, и эта власть — тоже. Они уйдут, но что после них останется? Вот в чем вопрос.

— У вас есть трогательный фильм "В поисках идиша" об истории белорусских евреев, снятый вместе с Александром Городницким. Как вы сегодня оцениваете политику государства Израиль в отношении Беларуси?

— Что касается фильма "В поисках идиша". Беларуси нужно многому поучиться у Израиля. Например, тому, как был восстановлен язык. Белорусам тоже нужно восстанавливать язык, чтобы все стали на нем говорить.

Про Израиль. После слов о том, что в Беларуси нет политзаключенных, а есть только уголовники, я очень разочаровался в после Израиля в Беларуси. Я старый одесский хулиган, и если окажусь поблизости с Иосифом Шагалом, могу не сдержаться...

Считаю, что это мерзавец, который никакого отношения к великому государству Израиль не имеет и какими-то неправдами оказался послом в Беларуси. А какую взял себе фамилию! Это же издевательство! Лишить фамилии, плюнуть в морду и выбросить из страны.

— Накануне я вас спрашивала, какая атмосфера в Минске, и вы ответили: очень много гопников. Это результат белорусской и российской пропаганды?

— Это ужас. 20 лет назад я начал делать фильм "Обыкновенный президент". И сейчас детям, которые родились в тот момент, уже 20 лет. Что эта власть хотела от них, чему она их научила? БРСМ, шкала ценностей, в которой самая большая — это Лукашенко с его лысиной и безграмотностью…

Я не говорю, что им удалось оболванить всех. У нас есть огромное количество высоко интеллектуальной, грамотной молодежи, но пиром правят гопники, которые после хоккея и футбола ходят по городу и кричат "Ура!", таскают за собой эту красно-зеленую тряпку под названием "закат над болотом" и не знают истории страны, в которой родились и живут.

Их породил и воспитал этот режим, и нам еще очень долго придется приводить этих людей в чувство, объясняя, что и как.

— Вы так или иначе участвовали во всех президентских выборах в Беларуси: работали в штабах Домаша и Гончарика в 2001 году, в 2006-м поддерживали Милинкевича, в 2010-м — Андрея Санникова. Какая, на ваш взгляд, должна быть стратегия оппозиции на выборах 2015 года?

— Я совершенно уверен, что на выборах в 2015 году все будет сфальсифицировано, посчитано так, как надо.

К тому же, на выборах 2010 года победил Андрей Санников. Во всяком случае, этот политик выходил во второй тур, а если бы был второй тур - точно бы победил. Другой кандидат в президенты Николай Статкевич до сих пор находится в тюрьме. И поэтому мне кажется, что это нечестно ни перед обществом, ни перед самим собой участвовать в этих выборах.

Надо их бойкотировать, причем бойкотировать каждому, спокойно — не ходить и все. Площади после этих выборов, думаю, не будет, потому что украинские события людей очень серьезно напугали. А другого варианта добиться правды нет.

Поэтому нужно плюнуть на эту власть и не участвовать в глупом спектакле.

— Что нас ждет после 2015 года?

— Крах режима Путина, а вслед за ним режима Лукашенко. Практика показала, что все зависит от российской ситуации. Даже если вдруг благодаря Божьему промыслу Лукашенко скончается и отойдет от кормила, моментально возникнет другой. Нужны очень серьезные изменения.

Но унывать не надо. Посмотрите, как живет Европа. Все там хорошо, только немного скучно. Бороться не с чем. Вот и борются они с глобальным потеплением и прочим… С тем, что придумано, потому что все проблемы решены.

А у нас — изумительное время. Ты можешь стать борцом, можешь стать человеком, получить имя в истории. Ты можешь очень многое сделать сейчас. Время, в котором был Калиновский, а до этого Костюшко — такое же сейчас! И может быть, ребята, вы сделаете то, о чем потом будет написано в книгах. Вы можете стать незабываемыми людьми. Не надо прятаться, надо бороться, выигрывать и побеждать!

— До встречи на белорусской Площади?

— До встречи на белорусской Площади в свободной Беларуси. Я надеюсь до этого дожить, все увидеть. Надеюсь, что мы будем жить в своей стране счастливо, долго и всего у нас будет хватать.

Новости по теме

Новости других СМИ