Дела об исчезновении Захаренко, Гончара и Красовского через две недели закроют

Инна Студинская, Свабода

Срок расследования уголовного дела об исчезновении бывшего министра внутренних дел Юрия Захаренко заканчивается 24 сентября, а 16 сентября исполняется 15 лет со дня исчезновения политика Виктора Гончара и бизнесмена Анатолия Красовского.

Таким образом, в сентябре с интервалом в неделю обе дела об исчезновении известных политиков могут просто закрыть с формулировкой "в связи с истечением срока давности".

Руководитель "Белорусского документационного центра" Раиса Михайловская не исключает, что так и будет:

- И мы предполагаем, что это будет "время икс". С окончанием этого 15-летнего срока они могут эти дела закрыть. И потерпевшие могут ознакомиться в таком случае со всеми материалами расследования. Но тут надо знать способности наших властей, что некоторые материалы могут засекретить, могут не показать родным и их представителям. Но в любом случае это возможность ознакомиться с материалами дел.

- Имел ли кто-то возможность до сих пор ознакомиться с материалами дела?

- Не допускают, до сих пор никто не знакомился. Только раньше была признана потерпевшей по делу Захаренко его жена Ольга, которая живет в Германии. Поэтому ознакомиться с материалами дела можно будет в том случае, если примут решение о закрытии дела из-за истечением срока давности. Дело Захаренко ранее продлили до 24 сентября.

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу пострадавшие имеют довольно широкие права - заявлять ходатайства, жалобы, знакомиться с материалами дела, обжаловать решения процессуального органа, заявлять отводы и так далее, говорит руководитель правозащитного объединения "Правовая помощь населению" Олег Волчек:

- Если первый год следователи еще что запрашивали у родных, родственников, то, наверное, уже лет 14 никто не вызывал ни родственников, ни адвокатов, ни представителей. Хотя дела вроде бы держатся на контроле, но никто не напрягается.

Теперь хоть есть надежда, что потерпевшие по делу смогут ознакомиться с материалами расследований. Но, к примеру, некоторые родственники пропавших находятся за пределами Беларуси - это жена Анатолия Красовского - Ирина и дочь Валерия, жена Юрия Захаренко - Ольга и дочь Елена, - и они не смогут ознакомиться с делами. Поэтому мать Захаренко Ульяна Григорьевна давно обратилась с заявлением, чтобы и ее признали потерпевшей по делу сына, объясняет представитель семьи Захаренко правозащитник Олег Волчек:

- Почему мы настаивали - потому что жена Ольга и дочь Елена в Германии, и если дело будет закрыто 24 сентября, они, естественно, сюда не приедут, потому что они получили статус беженцев. Слава богу, мать Ульяна Григорьевна жива, и она может получить статус еще одной потерпевшей по делу. Сначала нам отказали, сказали, что двух достаточно, хотя в любом деле можно и 10, и 20 иметь пострадавших - ограничений нет. Это право родных и родственников.

После нескольких жалоб Ульяны Захаренко пришел ответ из Следственного Комитета: 14 июля ее утвердили потерпевшей. А недавно стало известно, что следователь Варавко в сопровождении нескольких человек приехал к 90-летней женщины, не представился, напугал и дал подписать некую бумажку. Которую, и только одну, - до сих пор вопрос, не говоря уже о моральном аспекте, если следователь не дал себе труда объяснить женщине пожилого возраста, что она подписывает и зачем приехали следователи, замечает правозащитник Олег Волчек:

- Варавко и другие следователи - все все хорошо знают, шлют сообщения о продлении сроков, чтобы я передал родственникам. Могли бы чисто по-человечески позвонить, сказать, что "мы подъедем, чтобы бабушка не ехали, можете и вы присутствовать". Но у меня есть другой вопрос: а если они другие бумажки дали бабушке подписать? Мы же не знаем. А что, если они дали бумажку такого плана: мол, "я с материалами дела ознакомилась, претензий не имею", и все остальное?

И все же, есть ли надежда, что дела исчезновений Захаренко, Гончара и Красовского будут расследованы до конца? Если бы их переквалифицировали на другую статью, которая не имеет срока давности, могло ли бы то измениться? Ольга Захаренко и Ирина Красовская, которые живут за пределами Беларуси, написали заявления с просьбой объединить дела об исчезновении их мужей и переквалифицировать их со 101 статьи уголовного кодекса, который действовал до 2000 года, на статью 128 - "преступления против безопасности человечества". Но на это должна быть политическая воля, убеждена руководитель "Белорусского документационного центру" Раиса Михайловская:

- Следователь Юрий Варавко ответил отказом. Мы понимаем, что юридически такое возможно только при политической воле, скажем так. Но, с другой стороны, они могут и не закрывать эти дела до полного расследования, до нахождения виновных, до нахождения тел - то есть к какой логической точки.

Новости по теме

Новости других СМИ