Отбивать у России Смоленск Лукашенко не будет

Александр Класковский, Naviny.by

Александр Лукашенко решил выбить клин клином. На «Крым наш» он ответил прозрачным намеком: а Смоленск, если подходить с той же логикой, наш.

На пресс-конференции для российских журналистов 17 октября в Минске белорусский руководитель сделал достоянием гласности аргумент, который использовал в приватной беседе с Владимиром Путиным: «Это вы должны напрягаться, потому что часть псковских, смоленских и брянских земель когда-то принадлежали Беларуси».

Естественно, Лукашенко как опытный игрок тут же снял напряжение: «Но нас устраивает то, где находятся сейчас наши якобы земли — смоленские, брянские или псковские».

При этом осадочек, сами понимаете, остался.


Кое-кому лучше не «выпендриваться перед миром»

Таких публичных щелчков по имперским амбициям Кремля на этой длившейся пять с половиной часов пресс-конференции набралось изрядно.

Наверное, кое-кто из российских журналистов шел на «прессуху» с мыслью, что удастся прижать хитроватого Батьку в украинском вопросе: как же так, ведь союзники, почему не получилось единым фронтом?

Но Лукашенко, обычно источавший на подобных мероприятиях елей «славянского братства» и любивший повторять, что белорусы и русские — один народ, на этот раз дал бой. Причем легко разложил на лопатки великодержавную идеологию, показал нелепость грубых действий русского медведя и даже прочел гостям лекцию о необходимости осторожной, взвешенной, хитрой (так и говорил) внешней политики.

«В одиночку остаться и выпендриваться перед миром — смерти подобно», — нравоучительно заметил белорусский президент. И этот намек был более чем прозрачен.


Об имперских амбициях — открытым текстом

Нынешняя пресс-конференция оказалась 12-й такого рода. Но по тональности она резко отличалась от большинства предыдущих. Причиной тому — украинский вопрос, ставший моментом истины для партнеров Кремля по евразийской интеграции.

При всей военно-политической и особенно экономической зависимости от Москвы Лукашенко вынужден был с самого начала занять в украинском кризисе позицию балансирования (или, скорее, лавирования) — хотя бы из чувства самосохранения. И на пресс-конференции 17 октября он продолжал эту эквилибристику, уже принесшую Минску букет дивидендов.

С одной стороны, белорусский союзник проговорил ряд жестких для уха российского патриота вещей. В частности, четко высказался в пользу территориальной целостности Украины, де-факто осудил аннексию Крыма как вопиющее нарушение международного права.

Жестким было и заявление, что первая из причин, по которым Россия поддержала сепаратистов на Донбассе, — это соображения «личного имиджа, рейтинга» (догадайтесь с трех раз, чьего).

По ходу же Лукашенко открытым текстом заявил об имперских амбициях Москвы, подверстав под это дело и обидевший его российский налоговый маневр. Заодно заступился за маленькую Молдову, с которой Беларусь взаимовыгодно торгует, не обращая внимания на европейский вектор Кишинева.

Но белорусский руководитель не был бы самим собой, если бы не бросил гирьку на другую чашу весов. Без особой логической связи с предыдущим было заявлено: Украина сама виновата, что Крым отошел России.

Здесь Лукашенко напомнил и о языковом законе, и об угрозе появления НАТО на полуострове. Впрочем, главный аргумент звучал, если вдуматься, весьма пикантно: мол, почему украинцы уступили эту землю без боя (читай: не дали Кремлю как следует по зубам)?

Да, попутно получил свое и Запад, который-де натравил славян друг на друга (правда, мучает наивный вопрос: неужто они такие дети неразумные или марионетки?) и к тому же отверг мирный план Лукашенко, воплощение которого помогло бы избежать кровопролития.

Это выглядит трагикомично, но следует признать: политики разных стран действительно наворочали столько глупостей в украинском вопросе, что теперь вчерашний «последний диктатор Европы» может позиционироваться столь же эффектно, как герой старого анекдота: и тут выхожу я весь в белом…

К слову, как и прогнозировал автор этих строк, Лукашенко отыграл назад в вызвавшем фурор среди белорусской оппозиции и электората вопросе о возможной отправке на Донбасс наших миротворцев: дескать, высказывание не так поняли, речь шла о ситуации в самом начале конфликта, теперь же там «такая кутерьма, что вообще не с кем разговаривать».


Поперла шальная карта

Уверенности белорусскому руководителю придают свалившиеся с неба по причине той самой украинской кутерьмы шальные козыри как международного, так и внутриполитического характера.

Смотрите, он резко стал всем нужен. На переговорную площадку к «последнему диктатору» (сегодня белорусский президент смакует это выражение, как кисло-сладкий леденец) прилетали и баронесса Кэтрин Эштон, и взаимно метавшие взгляды-молнии Путин с Порошенко.

«Мы сами и события в мире повернулись таким образом, что уже трепать Беларусь, вытирать о нее ноги как-то уже неприлично. Это никто не поймет, даже на Западе. А не потому, что мы изменились или изменили свою политику», — с удовольствием констатировал Лукашенко.

Далее, пошла «пруха» в плане торговли продовольствием. На пресс-конференции, почувствовав настрой гостей, удрученных подорожанием съестного у себя дома, Лукашенко отверг обвинения в реэкспорте продукции из других стран, подпавшей под российские санкции. С блеском защитил белорусских креветок (мол, уже пятнадцать лет выпускаем), а заодно и пропиарил отечественную колбасу, которая-де, в отличие от российской, никогда не была напичкана туалетной бумагой да соей.

Он также козырнул относительной дешевизной наших продуктов (вопят о демпинге и накручивают цены уже ваши, российские дельцы) и предложил отменить балансы поставок продовольствия.

Вообще, надо заметить, Лукашенко последовательно бьет Москву ее же интеграционным оружием: коль уж учредили единое экономическое пространство, давайте обеспечивать на практике свободу передвижения товаров. (Другое дело, что часто эта свобода трактуется как улица с односторонним движением.)

Наконец, вырос в цене белорусский плацдарм. Потому на пресс-конференции прозвучало ритуальное: танки на Москву не пропустим.

При этом, тонко чувствуя спрос на стратегические услуги, Лукашенко высказал и обиды: мол, даже С-300, которые «валялись под забором», Россия союзнику не передала, а продала. Или вот: «Я на коленях просил — дайте нам системы «Искандер». — Да-да, да-да — и до сих пор «да-да».

Косвенно подтверждается и то, что белорусский руководитель не в большом восторге от планов Москвы разместить в Беларуси авиабазу. Он признался, что просил у Путина самолеты для собственных ВВС, а боевые летчики у нас, по словам Лукашенко, не хуже российских.

«Если мы втянемся в какую-то войну, то только из-за России», — подчеркнул он.

Нет, Минск не отказывается быть западным щитом Москвы. Но в очередной раз дает понять: такие вещи стоят денег, скупиться — себе дороже.


Куда он денется с подводной лодки?

Безусловно знает белорусский официальный лидер и данные независимой социологии: его электоральный рейтинг вырос на десять пунктов — с 34,8% в декабре 2014 года до 45,2% в прошлом месяце. Рейтинг же доверия в сентябре составил и вовсе 53,5%.

Причем аналитики делают вывод: обыватели под впечатлением украинского раздрая и крови стали сильнее ценить сильную руку, обеспечивающую порядок в стране.

Поэтому перед российскими журналистами Лукашенко даже бравировал имиджем диктатора. Он использовал момент, чтобы оправдать переписывание конституции под себя и разгон Верховного Совета в 1996 году. Поведал, что в свое время предлагал второму президенту Украины Леониду Кучме поменять Основной закон по примеру Беларуси, но тот отказался.

Мораль ясна: будь на Украине сильная власть а-ля Лукашенко — не было бы нынешней «кутерьмы». Из этого же ряда — осуждение Виктора Януковича как слабака, который допустил «антиконституционный переворот».

Сам Лукашенко излучал уверенность в том, что победит на очередных выборах. При этом артистично посокрушался, что не видит достойного кандидата, способного перенять кормило власти.

Да уж, этих кандидатов разве что дустом не пробовали. А один из соперников — Николай Статкевич еще с выборов 2010 года сидит в тюрьме. Стоит ли удивляться, что новых политических камикадзе как-то особо не видно?

Всем крут бессменный президент Беларуси. Может, как видим, и Путину подсыпать перцу. Одна незадача: завтра все равно придется просить денег у Москвы.

И вот это — ахиллесова пята белорусского режима. К вербальным же выпадам норовистого союзника в Кремле, судя по всему, привыкли: ну куда он денется с подводной лодки?

Новости по теме

    Осторожный антироссийский тренд

    На этот раз в традиционный ритуал ежегодной пресс-конференции Лукашенко для российских журналистов вмешался украинский кризис. И, как ни странно, этот фактор усилил антироссийский акцент нынешней беседы главы Беларуси с журналистами РФ. Этот акцентподробности

Новости других СМИ