Каких акций оппозиции опасается Лукашенко

Геннадий Косарев, "Заўтра тваёй краіны"

Начнут ли власти сильнее закручивать гайки перед президентскими выборами?

Александр Лукашенко призвал Службу безопасности президента уделять особое внимание организации и проведению массовых мероприятий. Последует ли за этим фактический запрет на уличные акции оппозиции?

Лукашенко, скорее всего, имел в виду массовые мероприятия с собственным участием, считает заместитель председателя Партии БНФ Игорь Ляльков.

— Как показывает наша история, иногда даже во время мероприятий, в которых участвует первое лицо государства, происходят разные недоразумения. Мне кажется, основной посыл был направлен именно на мероприятия с участием Лукашенко. Это 9 мая, 3 июля, где, как правило, присутствует большая толпа людей. Хотя слова главы государства чиновники могут интерпретировать совершенно по-разному, — отмечает политик.

Что касается оппозиционных мероприятий, то, по словам Лялькова, их осталось не так уж и много.

— Массовые мероприятия оппозиции сузились до календарного цикла, власти разрешают отметить 25 марта, провести «Дзяды», Чарнобыльскі шлях. Три мероприятия в год, — констатирует собеседник.

По мнению политолога Юрия Чаусова, судить о намерениях власти следует исходя из того, находилось ли высказывание Лукашенко в подготовленной его спичрайтерами стратегической части выступления, или же это было в части высказываний, которые Лукашенко позволяет себе, отвлекаясь от заранее подготовленного текста.

— Служба безопасности президента остается основной спецслужбой в Беларуси. Это те люди, которые приказывают и милиции, и КГБ. Но, вместе с тем, эта служба занимается массовыми мероприятиями в меньшей степени и в силу количественного состава, и в силу того, что это сфера МВД и КГБ, — отмечает эксперт.

«Одна из самых серьезных угроз, которой противостоит, в том числе и Служба безопасности, — распространение терроризма, который не признает географических границ, политических систем и норм морали», — сказал Александр Лукашенко в пятницу на мероприятии, посвященном 20-летию со дня образования Службы безопасности президента.

— Белорусские власти традиционно отождествляют совершенно разные понятия: например, массовые акции с терроризмом и экстремизмом. Но в свете украинского Евромайдана, революционных событий такое предостережение с точки зрения властей совершенно оправдано, — уверен Юрий Чаусов. – Что касается еще большего закручивания гаек в плане свободы слова, то тяжело давать оценки, есть еще куда затягивать их или нет. Ведь в Беларуси разрешаются считанные акции. Абсолютное большинство заявок на массовые мероприятия не удовлетворяются, наказание за их проведение – распространенный вид преследования инакомыслящих.

Причем, как подчеркивает эксперт, речь идет не только о митингах, шествиях и демонстрациях, но и таких мероприятиях, как, например, презентация 23 октября романа Виктора Мартиновича «Мова».

С одной стороны, говорит Чаусов, куда уж сильнее закручивать гайки, а с другой — в некоторых странах вообще нет альтернативного мнения и альтернативные акции вообще не проводятся. Это государства, где официально юридически действует режим чрезвычайного положения либо это тоталитарный режим наподобие Туркменистана.

Новости по теме

Новости других СМИ