Белорусский "третий сектор" – толпа лидеров

Ежедневник

Изучение потенциала солидарности проводил Центр европейской трансформации (ЦЕТ) и Белорусский институт стратегических исследований (BISS). Исследователи просили респондентов, которые были выбраны из представителей "третьего сектора", назвать экспертов, лидеров и журналистов, на которых они сами ориентируются, а затем предложили назвать "лидеров мнений" в беларусском обществе.

Результаты исследования свидетельствуют о том, что лидеров, способных мобилизовать потенциал солидарности, в беларусском «третьем секторе» множество или, что в итоге то же самое, их попросту нет.

Как отмечается в работе, при ответе на все вопросы о персоналиях (общественно-политических деятелях, экспертах, журналистах, лидерах мнений) почти половина респондентов (от 47,6% до 56,6%) не смогли назвать ни одной фамилии или выбрали вариант ответа «Таких людей нет». Т.е. для половины активистов общественных организаций не существует никаких персональных ориентиров ни в экспертном, ни в медийном, ни в общественно-политическом поле.

При том что в итоге на вопросы о персоналиях отвечала только половина респондентов, списки названных фамилий по каждому вопросу достаточно велики: от 87 до 126 позиций. Однако ни одного человека не назвало более 13% респондентов. Люди довольно часто называли одного и того же человека при ответе на все вопросы о персоналиях. Это значит, что для них один и тот же человек (чаще всего, это относилось к лидеру своей организации, но не только) выступает и в качестве общественно-политического деятеля, и в качестве аналитика и эксперта, и в качестве журналиста или блоггера, за публикациями которого он следит.

Наибольшее количество разнообразных имен при наименьшем значении максимального рейтинга собрал вопрос об общественно-политическом лидерстве. Из 126 названных фамилий только 14 набрали более 1% упоминаний. Самым популярным оказался Алесь Беляцкий, за которого высказалось 6,6% респондентов. На втором месте оказался Александр Милинкевич – 6,3% респондентов. Третье место поделили Владислав Величко и Николай Статкевич – за них высказалось 5,2% респондентов.

Более отчетливо представители НГО обозначили лидерство среди журналистов и блогерров, материалы которых являются предметом внимания представителей «третьего сектора». Светлана Калинкина, которая набрала 12,6% упоминаний в ответе на этот вопрос, с большим отрывом опередила остальных коллег. Так за Валерия Карбалевича и Владимира Мацкевича высказалось 4,5% респондентов, а за Александра Класковского и Евгения Липковича – 3,5%.

Как отмечают исследователи, неожиданностью стал внушительный список людей, названных респондентами в качестве экспертов и аналитиков, чьим суждениям и прогнозам они доверяют. На фоне постоянных констатаций неразвитости белорусского аналитического и экспертного сообщества список в 90 человек выглядит более чем обнадеживающе. К сожалению, абсолютное большинство этих «аналитиков и экспертов» имеют авторитет у 1-2 человек, чаще всего, представителей своей организации, а суждениям наиболее популярного человека из этого списка — Владимира Мацкевича — доверяют менее десятой части опрошенных.

Владимиру Мацкевичу доверяет 9,1% опрошенных. Валерию Карбалевичу и Сергею Чалому – 5,9%. На третьей позиции – Андрей Егоров, которому доверяет 4,9% респондентов.

Любопытно, но пальму первенства среди "лидеров мнений" у общественных активистов занял Александр Лукашенко. Его кандидатуру выбрали 11,9% респондентов. При этом 85 из названных 102 «лидеров мнений» набрали три и менее упоминаний.

Варианты «Не знаю» и «Затрудняюсь ответить» выбрали 28,3% респондентов, вариант «В Беларуси нет «лидеров мнений» выбрали 20,3% опрошенных.

"Обобщая результаты анализа этого блока, приходится отметить, что рассчитывать на авторитет отдельных личностей в качестве фактора, имеющего потенциал формирования солидарности по тем или иным вопросам в беларусском организованном гражданском обществе, не приходится. Не смотря на то, что можно выделить ряд людей, обладающих определенным авторитетом либо в одном из статусов (например, эксперта или журналиста), либо более-менее часто называемых во всех ипостасях, очевидно, что их влияние весьма ограничено. Белорусский «третий сектор» представляет собой «толпу лидеров», ни один из которых не имеет достаточного авторитета, чтобы задавать общую хотя бы для критическизначимой части сектора повестку, ориентиры, программы для солидарных действий", - отмечается в исследовании.

Новости по теме

Новости других СМИ