Беларусь через год "после Крыма": мерещатся ли зеленые человечки?

Александр Класковский, Naviny.by

За год после спецоперации "Крымнаш" (для Кремля это — присоединение, для Киева и многих в мире — аннексия) кто только не пророчил скорого появления зеленых человечков в Беларуси.

Насколько реалистичен подобный сценарий в отношении нашей страны? Укрепились ли за этот год факторы белорусской независимости?


Шок для Лукашенко

В ночь на 27 февраля 2014 года вооруженные лица захватили в Симферополе здания Верховного совета и Совета министров Автономной Республики Крым, подняли там российские флаги, соорудили баррикады. 1 марта верхняя палата российского парламента дала Владимиру Путину согласие на использование войск на Украине. Процесс "отжатия" полуострова пошел.

Операция "Крымнаш" и кровавая каша, заваренная на Донбассе, очевидно шокировали не только весь демократический мир, но и руководителя союзной Кремлю Беларуси. Равно как и главу Казахстана, еще одного члена евразийской тройки.

Ведь у Нурсултана Назарбаева — целые области с большой долей этнических русских. Ну а Беларусь так и вовсе русифицирована до мозга костей, сам Александр Лукашенко раз за разом любезно заверял российских гостей, что "мы — один народ". Так чем эти постсоветские территории не кандидаты на прямое включение в "русский мир", который решил "встать с колен"?

"Власти осознали грозящую опасность с востока даже сильнее, чем общество, потому что у них больше информации", — отметил в комментарии для Naviny.by минский обозреватель-международник Андрей Федоров. Другой вопрос, что власти могут сделать, добавляет аналитик.


Кто готов защищать независимость?

За этот год белорусский официальный лидер не раз проговоривал с разных трибун, что даст отпор любому захватчику — с запада ли, с востока ли. Причем создавалось впечатление, что Запад здесь привешивался для дипломатии. Лукашенко поставил задачу иметь свое, а не российское оружие возмездия, велел готовить армию к особенностям гибридной войны.

Пожалуй, теоретически можно нарастить оружейный потенциал и выучку, чтобы нанести потенциальному агрессору, пусть он и несравненно мощнее, неприемлемый ущерб. Но не парализуют ли солдат и офицеров в час "Ч", грубо говоря, их пророссийские мозги? Тем более что Беларусь простреливает насквозь кремлевская пропагандистская артиллерия.

Да, власти запустили некий процесс ползучей белорусизации. Этот, как модно говорить, тренд чудовищно гипертрофирован отдельными шовинистическими российскими СМИ, кричащими о "вышиванизации", вакханалии "белорусских бандеровцев" и пр. Но адекватной выглядит оценка шеф-редактора "Нашай Нівы" Андрея Дынько: "Слишком поздно и слишком мало".

Мало — потому что режим сам боится "разгула националистов". Ведь настоящий, не казенный патриот — это и активный гражданин, готовый строго спросить с чиновников, почему те плохо пекутся о стране. Бузотер, если хотите. Системе же нужны покорные, тихие. Но такие и страну тихо сдадут.

Пока же, по данным НИСЭПИ (декабрь 2014 года), в случае российской агрессии готовы с оружием в руках защищать страну 23,4% белорусов, в то время как 48% стремились бы приспособиться к новой ситуации, а 9,7% вообще приветствовали бы эти изменения. Расклад, как видим, не самый боевой. Да и те, кто готов, успеют ли рыпнуться? На танки с голыми руками особо не попрешь.


Разблокировка западного вектора: Минск переигрывает ЕС и Штаты?

Надо отдать должное: "после Крыма" белорусская дипломатия стала еще сильнее упираться рогом, чтобы разблокировать отношения с Западом. Позиция Минска в украинском вопросе — не то чтобы нейтральность, но, во всяком случае, заметное дистанцирование от Москвы — была вознаграждена.

С Лукашенко негласно сняли титул "последнего диктатора Европы". Ему позволили заиметь лавры миротворца. Явно оживился процесс если еще и не нормализации отношений с Евросоюзом и США, то активного нащупывания путей для нее.

Но тут бьют тревогу внутренние оппоненты режима: тот, мол, почти уже положил в карман пропуск на Запад, сохраняя свое малоприглядное прежнее обличье. Без реформ, без демократизации. И, вдохновленный прорывом, может додавить то, что здесь еще шевелится — в оппозиции, гражданском обществе, негосударственных СМИ.

Несомненно, эти структуры в Беларуси слабы. На предстоящих в ноябре президентских выборах оппозиция реальным игроком, судя по всему, стать не сможет. В том числе и под влиянием украинского форс-мажора.

"И собственные власти, и российское телевидение убеждают белорусов в том, что все нынешние беды Украины — это следствие Майдана",
отмечает Федоров. Это, полагает он, одна из причин, из-за которых "идея белорусской Площади, по крайней мере в связи с выборами 2015 года, нежизнеспособна".

Других же сильных, ярких, способных мобилизовать массу лозунгов перемен у политических противников Лукашенко сейчас нет.

Короче, бесспорно: сегодня внутренние оппоненты режима, твердо стоящие на платформе независимости и европейского пути, не имеют достаточного влияния на широкие слои населения.

Но вот в чем драматизм момента: если власти убедятся, что западники, которых ткнула шилом геополитика, готовы закрыть глаза на добивание здесь "пятой колонны", то завтра в стране не будет даже символической альтернативы — выжженное поле. Соответственно, риски поглощения Беларуси "русским миром" возрастут.


Геополитические качели — не панацея

Серьезные белорусские эксперты в основном скептически относятся к алармизму типа: завтра ненасытный Путин захватит Беларусь, послезавтра — Прибалтику, а там, глядишь, и пол-Европы. Не то чтобы Кремль выглядел таким уж травоядным, но элементарно кишка тонка.

И все же: есть ли какой-то спусковой крючок для российской агрессии по отношению к соседям?

Здесь надо четко понимать: Беларусь для Москвы — не просто стратегический плацдарм, а некая экзистенциально важная территория.

"Красная линия для России — это покушение на зону ее привилегированных интересов", — заявил в комментарии для Naviny.by директор по исследованиям "Либерального клуба" Евгений Прейгерман.

По мнению политолога, Лукашенко "прекрасно понимает, где эта красная линия", и постарается не переходить ее, но в то же время выжать максимум из геополитического балансирования.

Однако дипломатические усилия Минска в плане создания некоего противовеса восточному вектору будут подрубаться сильной зависимостью нереформированной белорусской экономики от России, отмечает Прейгерман.

Реформы же, которых в идеале хотел бы добиться от Лукашенко Запад, "угрожают устоям нынешней белорусской власти", подчеркивает, со своей стороны, Федоров.

К тому же, говорит аналитик, слишком резкое сближение Беларуси с Западом как раз и способно подтолкнуть Москву к аннексии.


Завтра могут взять голыми руками

В принципе, любое геополитическое маневрирование Минска напрягает Москву. Это видно по тому, как покусывают Лукашенко за якобы флирт с Западом прокремлевские политики, политологи, СМИ.

Вместе с тем, российские стратеги, похоже, успокаивают себя мыслью "куда он денется с подводной лодки". Вот и сейчас реальным содержанием намеченного на 3 марта в Москве саммита Союзного государства станет мольба белорусской стороны о финансовом допинге для имеющей бледный вид экономики.

Запад соизмеримых денег (тем более за просто так) сегодня, да и завтра дать не готов. А на ломку системы для эфемерной перспективы вознаграждения в будущем не готов идти Лукашенко.

Это ставит довольно жесткий предел развитию отношений Беларуси с ЕС и США при нынешнем политическом режиме.

Таким образом, Кремлю нет смысла посылать сюда зеленых человечков, пока страну держит железной дланью теперешний авторитарный правитель. Он хоть и капризный, но свой по духу, мышлению. Он всегда обеспечит плацдарм.

Однако лояльный Москве и при этом не способный к трансформации персоналистский режим — плохая гарантия независимости: правитель не вечен, а независимость чем дальше, тем формальнее, поскольку экономика только сильнее подсаживается на российскую иглу.

И такую страну в какой-то момент можно будет взять голыми руками.

Новости по теме

Новости других СМИ