Белорусская модель может быть востребованна в России вместе с Лукашенко


Во второй половине 2014 – начале 2015гг. в Беларуси существенно снизились показатели экономического развития и денежные доходы населения, произошла смена правительства.

Однако президент считает, что спад в экономике вызван внешними причинами, и он не откажется от плановой экономики, а правительство не принимает мер по переходу к рыночной экономике, как требуют возможные кредиторы. Вероятно, что сохраненная плановая модель может быть востребована в России вместе с белорусским президентом.

Об этом говорится в статье экономиста Леонида Злотникова опубликованной в бюллетене "Белорусской аналитической мастерской Андрея Вардомацкого".

В статье говорится, что конец 2014 – начало 2015 года были очень тяжелыми для белорусской экономики.

Резко возросли запасы готовой продукции на складах предприятий(См. графики 1–4).

В 2015 году ускорились темпы снижения объемов производства в отраслях более высокого технологического уклада (производство машин и оборудования – на 22,3%; электронного и оптического оборудования – 17,8%; транспортных средств – 12,8%). Незначительный рост был лишь в отраслях, стоящих в начале переработки природного сырья (производство нефтепродуктов, калийных удобрений) и в фармацевтике.

Белорусская модель может быть востребованна в России вместе с Лукашенко

Белорусская модель может быть востребованна в России вместе с Лукашенко

В сельском хозяйстве в январе-феврале отмечен рост производства продукции животноводства, но ее продажа сельхозпроизводителями снизилась. Сельское хозяйство, по сути еще социалистическое, неэффективно: испанские помидоры, например, в магазинах Минске лучше по качеству и дешевле белорусских. В целом эта отрасль остается глубоко убыточной (см. Таблицу 1).

Белорусская модель может быть востребованна в России вместе с Лукашенко

Высокий уровень запасов на складах предприятий говорит не только и не столько о финансовой безграмотности руководителей предприятий, сколько о том, что показатели объемов производства остаются, как и в советском плановом хозяйстве, важнейшими отчетными показателями работы предприятия на уровне правительства страны.

В январе – феврале 2015г. произошло значительное сокращение внешней торговли: экспорт и импорт сократились на 30%. При этом торговый оборотсо странами вне СНГ сократился в меньшей степени (на 21%), поскольку сюдав основном экспортируются сырьевые товары (нефтепродукты, калийные удобрения, лесоматериалы). Поступление валюты в страну от экспорта сократилось на 25,4%. Сальдо торгового баланса товарами отрицательное (-0,3 млрд. долл.).

В январе-феврале также резко ухудшилось финансовое положение предприятий. Доля убыточных предприятий, по данным статистики, возросла с 19,6% в начале 2014 года до 28,6% на начало февраля 2015 г., размер чистого убытка на одно убыточное предприятие увеличился в 17 раз.Количество предприятий с низкой рентабельностью 0–5% составляет 48%. Но почти все эти предприятия тоже убыточны, поскольку статистика не учитываетвлияние инфляции на показатели эффективности.Кредиторская задолженность всех предприятий страны превышает их дебиторскую задолженность в 3,1 раза. о значит, что большинство предприятий страны никогда не рассчитается по своим долгам. Многие из них не могут погасить даже строго контролируемую задолженность за потребленные энергоносители: на 1-е марта в судах страны находилось 315 исков на взысканиеплаты с предприятий за энергоносители.В СМИ есть масса сообщений об остановке предприятий на 1–2 недели, сокращении рабочей недели многими предприятиями и отправке рабочих в вынужденные отпуска. Реальная заработная плата с августа 2014г. по февраль 2015г. снизилась на 10%.

Экономическая ситуация в России и снижение цен на энергоносители несомненно повлияли на спад в экономике Беларуси. Но к нему Беларусь шла и своим путем.

Одной из причин спада стало превышение потребления страны над возможностями экономики. Много лет рост заработной платы обгонял производительность труда. Высокий рост цен и девальвация рубля в 2011 году понизили реальную зарплату к концу года на 16%. Она приблизилась к тому уровню, который соответствовал возможностям экономики страны. Но с начала 2012г. президент вновь потребовал повысить зарплату, надеясь, вероятно, выполнить свое обещание – выйти на уровень средней зарплаты к президентским выборам 2015 года в размере 1000 долларов. К середине 2014г. реальная зарплата возросла в 1,45 раза при практически нулевом приросте производства товаров и услуг для конечного потребления (см. График 5). Даже после ее понижения на 10%, зарплата в марте 2015 превышала возможности экономики примерно на 25%.

Удержать зарплату от дальнейшего снижения можно лишь за счет роста внешнего долга. А эти возможности значительно снизились. Кредитный рейтинг Беларуси близок к «мусорному» и двухлетние попытки занять на рынке евробондов под облигации правительства успеха не дали. В марте 2015г. российский премьер Медведев в ответ на просьбы Лукашенко предоставил издевательски небольшой кредит в размере 110 млн. долл. (в 25–30 раз меньше запрашиваемой суммы), сопровождая этот кредит заверениями, что Россия не оставит в беде Беларусь. В предыдущие годы Беларусь занимала за рубежом больше того, что было необходимо для возврата долгов, поэтому оставалась валюта для погашения негативного сальдо текущего счета (СТС) платежного баланса. В результате валовой внешний долг прирастал на 4–5 млрд. долл. за год. В 2014 году все субъекты хозяйствования привлекли в страну кредитов и займов на 11 млрд. долл., а погашение ранее полученных кредитов составило 9,2 млрд. долл. На погашение СТС в 5,1 млрд. долл. от кредитов осталось 1,8 млрд. долл. Оставшаяся часть дефицита СТС погашена за счет ЗВР (снижение за год, по официальным данным на 1,4 млрд. долл.) и за счет кредита России на пополнение ЗВР (2 млрд. долл.). Российский кредит (2 млрд. долл.) в отчетном платежном балансе за 2014-й не отражен ни в сумме кредитов полученных, ни в расходе ЗВР за 2014-й год.Фактически, расход ЗВР был на 2 млрд. долл. выше, чем это указано в отчетных данных.

Вслед за девальвацией российского рубля 18 декабря был девальвирован и белорусский рубль. Президент Лукашенко, который еще за два дня до этого убеждал население, что в Беларуси девальвации не будет, в провалах белорусской экономики обвинил Россию: «Один этот рынок обвалился – и мы следом полетели».

Убежденный сторонник социализма сталинского образца Лукашенко действительно не осознает сложности функционирования современной экономики и общества. Неизбежные провалы "командной" модели белорусской экономики он искренне объясняет внешними причинами. На руководящие посты в вертикали власти он подбирает своих единомышленников. Поэтому первой реакцией на девальвацию рубля было действие в духе командной экономики: на следующий день после девальвации (18 декабря 2014г.) правительство издало постановлениецены на товары. При этом нельзя было уменьшать ассортимент товаров в магазинах. Исполнение этого Указа жестко контролировалось. Работу ряда торговых сетей, где были выявлены нарушения Указа, приостанавливали на 1–2 недели. Запрет на рост цен при росте импорта привел к росту числа убыточных предприятий и к настойчивым требованиям бизнес-союзов отменить данный указ. В конце марта постановление о запрете роста цен было отменено. В самом конце 2014 года было сформировано новое «переходное» правительство. Оказавшись в трудной ситуации, когда реальные доходы населения уже снизились на 10% в августе 2014г.–феврале 2015г., и могут снизиться еще на 15–20% в текущем году, новое «переходное» правительство никаких значимых действий по корректировке экономической политики не предпринимает.

По мнению Злотникова, кризис, который мы наблюдаем сейчас в Беларуси – это кризис неэффективной командной модели экономики. Беларусь на своем опыте еще раза показала миру, что социализм в любой форме ведет страну к нищете. Если ничего не изменится, страна будет продвигаться к некоторому подобию Северной Кореи.

Например, уже принят Указ о введении налога на "тунеядцев" – трудоспособных граждан, которые не работают без уважительных на то причин (например, домохозяйки, не имеющие малолетних детей, или лица, живущие на доходы от собственности).

Внятные альтернативы новой экономической политики отсутствуют. На упомянутой выше пресс-конференции Лукашенко лишь заявил: "Я могу предложить вам как минимум две очень жесткие, резкие модели, о которых будут говорить во всех уголках мира. Но подчеркиваю: вы их не выдержите".

Можно вспомнить, что в свой первый период правления Лукашенко предлагал модель с низким материальным уровнем жизни (белорусу хватит "чарки и шкварки") и высоким уровнем духовной жизни. С этой целью он пытался перенести на Беларусь русский мессианизм. В 2003 г. он заявил публично, что волею судьбы, Беларусь стала защитницей славяно-православной цивилизации от духовной агрессии Запада. Но тогда прагматичные белорусы не приняли идеологию "консерватизма". Даже чиновники из "вертикали" власти писали в газетах, что "лучшая идеология для белоруса – это хорошая зарплата".

Позже Путин перехватил мессианизм обратно, объявив себя "консерватором" и начав гибридную войну с "духовной агрессией Запада". Теперь россияне, разогретые волной патриотизма готовы терпеть лишения ради становления "великой" России. В России создаются условия, которые могут подтолкнуть Лукашенко вернуться к своим претензиям на пост президента России.

Напомним, что в начале века Лукашенко заявлял о своих намерениях на участие в выборах президента России. А в белорусских СМИ критиковали либеральную политику российского правительства. Отношения между Путиным и Лукашенко остаются до сих пор в формате друзья – враги. Лукашенко все время поддерживал связь с представителями левой оппозиции России (ежегодные пропагандистские пресс-конференции для представителей левых СМИ из России, почти каждый месяц визиты в Минск делегаций из российских регионов во главе с губернаторами). Да и сам Лукашенко придерживает дверь открытой в российскую политику ("белорусы те же русские").

Теперь в России опять складывается ситуация, когда Путина, вероятно, отстранит от власти та часть правящей элиты, которой невыгодно превращать страны Запада в своих врагов. В России складывается благоприятная обстановка для прихода популиста к власти: большая разница в доходах бедных и богатых, значительное количество граждан (16%), проживающих за чертой бедности, в то же время зарплаты крупных чиновников и руководителей госкорпораций превышают миллион долл. в месяц, безразмерная коррупция. Все это создает революционную ситуацию в России. Из всех левых российских политиков-популистов, наиболее популярен в России Лукашенко. Нравится Лукашенко и "донецким", которые стремятся воссоздать СССР и социализм, и могут возглавить вооруженный бунт в России против путинского государственно-бюрократического капитализма.

Народ тоже будет поддерживать возврат к социализму4, потому что в нем, как и у Лукашенко, глубоко укоренена ценность уравнительной справедливости. Сегодня у стран Запада есть опора в прозападной части российской правящей элиты. И это дает шанс для нормализации отношений стран Запада с Россией. В случае прихода к власти в России левых сил, такой опоры в околовластной элите уже не будет.

Если сейчас Запад поддержит экономически режим Лукашенко, предоставив, например, кредит МВФ, то он будет содействовать увеличению его шансов на президентский пост в России. Тогда, в случае успеха Лукашенко, в течении многих лет трудно будет рассчитывать на стабилизацию отношений Запада с Россией, пишет "Белорусский партизан".

Новости по теме

Новости других СМИ