Михаил Пастухов: Есть три пути возвращения "Погони" и бело-красно-белого флага


Бывший судья Конституционного суда Беларуси рассказал, каким образом будут отменены итоги неконституционного референдума 1995 года.

20 лет назад национальная символика нашей страны оказалась под запретом, а русскому языку предоставили статус государственного. Юрист Михаил Пастухов, который в то время занимал пост судьи Конституционного суда Беларуси, ответил на вопросы charter97.org и рассказал, почему всенародное голосование 14 мая 1995 года было незаконным.

- Референдум 1995 года был назначен без проверки Конституционным судом вопросов, которые на него выносились. Как вы считаете, если бы такая проверка была, какими были бы ее результаты?

- Депутат парламента Верховного Совета, председатель Комиссии по образованию, языкам и сохранению культурного наследия Нил Гилевич обращался в Конституционный суд по поводу законности проведения референдума. К сожалению, это обращение не было принято по ряду причин. Сейчас я думаю, что одной из них было то, что новый председатель Валерий Тихиня, наверное, не захотел участвовать в конфликте между парламентом и президентом. Получилось, что референдум был назначен без проверки конституционности вопросов, выносимых на него. Если бы суд рассматривал это обращение, то наверняка стало бы очевидным, что вопросы об изменении символики, о придании русскому языку статуса второго государственного, об интеграции с Россией, да и о праве президента расформировать парламент были бы признаны неконституционными и противоречащими действующему законодательству.

В то время действовал Закон о народном волеизъявлении 1991 года, в котором определялись вопросы, которые не могут выноситься на референдум. В числе первых ограничений в нем указывалось, что не допускается выносить на референдум вопросы, связанные с государственным суверенитетом, правом белорусского народа на исторические символы и статусом языка. Прямым текстом указывалось, что эти вопросы выноситься на референдум не могут. Тем не менее, после известных событий в апреле 1995 года, когда в парламент были введены вооруженные люди, когда депутатов, объявивших голодовку, избили и вынесли из здания Верховного Совета, референдум был назначен.

- Какие еще законы были нарушены при подготовке и проведении так называемого референдума 1995 года?

- В Конституции имелась норма о том, что Верховный Совет не может вносить изменения в Основной Закон в последние полгода своей деятельности. Дата, на которую был назначен референдум, как раз попадала на этот период. Парламент должен был закончить свои полномочия и параллельно с референдумом были назначены выборы в Верховный Совет XIII созыва. При этом наблюдался странный парадокс. Референдум прошел во всех регионах, а в половине округов выборы депутатов Верховного Совета были признаны несостоявшимися. Как можно объяснить, что избиратели голосовали, за вопросы референдума и в то же время не голосовали за кандидатов в депутаты? Этот парадокс уже заставляет усомниться в достоверности итогов голосования на этом референдуме.

Еще могу сказать, что действовавшие в то время законы о государственном флаге и государственном гербе 1991 года однозначно определили исторические символы в качестве государственных в Беларуси и, по большому счету, никто не мог ставить их под сомнение, поскольку это были законы. Тем не менее, инициатива Лукашенко была проведена через парламент и подкреплена административным ресурсом. В результате подсчета голосов Центризбиркомом, который тогда возглавлял Александр Абрамович, были объявлены положительные итоги голосования. Они позволили Лукашенко своими указами утвердить новую символику и признать русский язык одним из государственных языков.

Как юрист и как судья Конституционного суда в прошлом могу утверждать, что вопросы, которые выносились на референдум, не могли быть предметом всенародного голосования, референдум был назначен с серьезными нарушениями законодательства, в том числе с применением силы в отношении депутатов. Верховный Совет вообще не имел права назначать референдум по таким вопросам. В силу всего вышеперечисленного я считаю, что голосование 14 мая 1995 года было незаконным, а его итоги не должны иметь юридической силы.

- Очевидно, что в таком случае они должны быть пересмотрены сразу после смены власти в Беларуси?

- Как бывший судья Конституционного суда, я могу сказать, что этот вопрос может быть решен тремя способами. Самый простой: новый состав Конституционного суда может вернуться к этому вопросу, пересмотреть итоги и принять решение о конституционности голосования, прошедшего 14 мая 1995 года. Если он признает, что этот референдум был неконституционным, то может аннулировать его результаты.

Такое же решение может принять вновь избранный парламент. Он может создать парламентскую комиссию, провести экспертизу, если надо обратиться в Конституционный суд. На основании этого возможно принятие решения о том считать или не считать итоги этого референдума законными и действительными.

Третий вариант - вынести вопросы на референдум и в свободных демократических условиях определить, какими должны быть национальные символы и государственный язык Республики Беларусь.

Новости по теме

Новости других СМИ