Некляев: Я никому не позволю называть моих друзей нафталином

Змитер Лукашук, Еврорадио

Почему так внезапно создал новое движение, пойдёт ли на выборы и зачем нам "беларускі свет", рассуждает Владимир Некляев.

- Месяц назад Вы мне говорили, что не имеете намерения создавать хоть какую-то новую структуру, что самое важное для Вас, наладить диалог внутри общества, внутри оппозиции, попробовать всё же выйти на единого. Прошёл месяц, и что же так изменилось, если новое движение Вы создали?

- Я не говорил, что я не буду заниматься политикой! Наоборот, я говорил, что борьбы за независимую демократическую Беларусь я ни в коем случае не оставлю, так как есть прямая угроза её независимости и государственности. А поскольку надежды, что удастся объединиться на идее единого кандидата, не сбылись, я начал искать другие варианты. И пришёл к выводу, что такой объединяющей идеей может быть только наша общая позиция по вопросу будущего Беларуси, которая невозможна без независимости и государственности. В нашей новейшей истории только одна идея, озвученная некогда БНФ, стала общенациональной — идея государственности и независимости. Тогда, в 80-ых годах прошлого века был национальный подъём, высоко реял, как бело-красно-белый флаг, белорусский дух. Сегодня дух наш подавлен, а флаг приспущен, но ожидать, что он сам каким-то волшебным образом поднимется, я посчитал нецелесообразным и решил ускорить процесс. Мне говорят, что рано, что мы ещё не созрели... А когда будет не рано?

- Тем не менее, такое дело, как новое движение, не делается за один день!

- Какое-то странное понимание того, что я создаю это движение, как будто зажигаю бенгальский огонь на праздник! Я осознаю, что это очень долгое и непростое дело. Иначе и нельзя к нему подходить. Мне все сейчас говорят, что если я это движение уже создал, то нужно с ним идти в политическую кампанию, которая называется президентские выборы. Я говорю: "Нет! Вовсе не для того я это всё делаю". И неизвестно ещё, есть ли в таком участии смысл? У меня есть глубокое сомнение, что есть смысл участвовать с этим движением в этой по сути безнадёжной компании. Если только не ставить целью популяризацию этого движения. Но я взвешиваю: не принесёт ли это движению больше вреда, не выкрутят ли это всё так, что тут чистая политика, какая-то технология, чтобы сделать президентскую кампанию, а не то, что в замысле? Я очень этого опасаюсь.

- Значит, точного решения идти на выборы, или нет, Вы не приняли?

- Лично я полагаю, что лучше не идти. Если думать о пользе, которую может принести это движение в долгосрочной перспективе. Но это не буду решать я лично — есть уже достаточное количество людей, которые могут вместе об этом подумать. Я же не подходил к созданию движения таким образом, чтобы создать только ноги, которые побегут куда хочешь за моим флагом! Создана инициативная группа, аналитический центр. Мы когда собрались вместе, то увидели всю глубину существующей проблемы и поняли: прежде, чем думать о том, что делать, нужно понять, что уже произошло? Мы до сих пор не имеем осмысления и подведения итогов уже более чем двадцатилетней истории, пусть формально, но независимой нашей страны. Только сделав эту работу, мы сможем определить первые этапы будущего развития нашего государства. И этим мы будем заниматься. Это движение — это не пробежка с флагом по президентской кампании.

- А если Ваши новые соратники выскажутся за Ваше участие в выборах? Опять будет: "Я не хотел, но партия велела"?..

- Это не партия и ни при чём тут партийная дисциплина. Но если ты вступаешь в отношения с людьми — ты должен учитывать их мнение. Есть люди у меня и из партийных структур. Не найдя себе места в Партии БНФ, движении "За свободу" или ещё где-то, будут искать себе место в этом новом движении. Но мы с ними сразу договорились: если в своих предыдущих структурах вы видели прежде всего политические задачи, что партийная структура не может не участвовать в политических акциях, так как это подрывает её авторитет и возникает вопрос, зачем такая структура существует, то в данном случае это никакая не политическая структура и меняются цели и задачи. Кажется, меня поняли.

- В том же предварительном интервью Вы говорили: "Любая новая структура не будет никакой новой: это будет часть людей, взятых из старых структур. Не из осколков оппозиции, а из новых людей я создавал бы новую структуру". Что есть?

- Я этого и сейчас не хочу. Но движение открыто для всех, и я не могу ставить какие-то двери перед людьми из уже существующих оппозиционных структур. Более того, я рассчитываю на помощь этих людей: не только тех, кто уже входит в движение, но и тех, кто ещё держит дистанцию. Но основную ставку я делаю на новых людей, и прежде всего — на молодёжь. Почти все наши оппозиционные структуры работают по принципу, по которому работает и власть: есть руководитель, который подминает под себя всех остальных. А потом заявляет: "Я бы и ушёл из этой власти, но посмотрите: одна вытоптанная трава вокруг и никого больше нет". Так не должно быть. Я понимаю своё реальное положение в том, что называется движением сопротивления, всё связано и с моим возрастом, и с моей профессией, в которую я хотел бы вернуться, и поэтому как только это движение организуется нормальным образом, создастся в нём молодёжное ядро, которое по другому, даже не так, как я, понимает задачи, стоящие перед белорусским обществом, я с большим облегчением уйду.

- А они у Вас сейчас есть — люди, которые не были замечены ни в одной оппозиционной структуре?

- Есть такие. Более того, есть люди из моего прошлого, до оппозиционной жизни, которые никак не реагировали на мои предложения включиться в движение сопротивления, то на эту мою идею они откликаются. Но больше всего я рассчитываю на молодёжь: есть много различных молодёжных организаций, со многими я разговаривал — те, кто занимается различными культурологическими проектами, есть молодёжь, которая вообще ни к чему не подключена. Это люди, которые выросли в независимой Беларуси, и которые готовы в движении "За независимость и государственность" участвовать.

- Создание вами "Говори правду" поддержали такие знаковые фигуры, как Генадь Буравкин, Зинаида Бондаренко и другие. Сейчас привлекли кого-то такого же известного в новое движение?

- На собрание инициативной группы я пригласил знаковых лиц, чтобы показать одно: что я это придумал не один. Что это не какой-то фантом поэта Некляева, а решение, которое поддерживается видными людьми. А мне опять начали тыкать, что я собрал нафталин! Не могут быть нафталином такие личности, как Марочкин или Барщевский — это лица нашей истории. Я хотел, чтобы те, кто впервые вступает в эту воду, видели, что теперь с ними по этой воде идут люди, которым они доверяют и в белорускости которых сомнений нет. Я никому не позволю называть моих друзей нафталином или ещё как-то, и с этим буду ещё разбираться, кто там занафталинился!

- Что реально сможет сделать Ваше движение для защиты независимости и государственности Беларуси?

- Важнейшая задача — чтобы была обнаружена та национальная сила, которая способна сохранить, защитить Беларусь. И эта сила должна быть общественной, народной: все, кто имеет искушение уничтожить нашу государственность и независимость, должны знать, что есть сила, которая способна от них защищаться. Кто-то скажет, что это будет делать государство, армия, спецслужбы... А я вспоминаю, как армия и спецслужбы Украины в начале конфликта сдавали армии соседнего государства свою территорию — тот же Крым. И сегодня Украину защищают на Донбассе национальные силы. Если бы они не встали на защиту своей страны, то неизвестно, что на сегодняшний день было бы. Я знаю: без подъёма национального патриотического белорусского духа мы можем Беларусь проиграть. Это уже понятно и власти. Она не может напрямую об этом сказать, чтобы её не обвинили в национализме, но мягкую белорусизацию она начала. И хорошо, если на фундаменте независимости и государственности нашей страны общественность и власть найдут взаимопонимание.

- Если обращаться к событиям в Украине, то национальноориентированных и патриотичных людей нужно не на собрания собирать, а в военно-спортивные лагеря...

- Сегодня я исключаю возникновение "украинского сценария" в Беларуси. Россия со своим имперским энтузиазмом в Украине сильно обожглась и попытаться сделать то же самое в Беларуси было бы безумной идеей. Здесь они проводят сценарий агрессии постепенной. А создавать структуры военного толка из этого движения — я на это не пойду. Потому что это сразу очевидный шаг к противостоянию в обществе чуть ли не к гражданской войне — я не сумасшедший, чтобы такие шаги делать. Но попыткам создания в Беларуси "русского мира" должно противостоять наше движение, создавая свой "беларускі свет".

- Но ведь добро должно быть с кулаками, нет?

- Сила вырастает внутри человека, а не на концах боксёрских перчатое. Противостоять агрессии с кулаками нужно через дух.

- Вы говорили об актуальности и необходимости создания такого движения, а может, просто деньги на это дело нашли?

- Под что угодно можно сегодня в мире найти деньги, но только не под национальную идею, на подъём национального движения никто денег не даст. В демократическом мире считают, что время таких национальных подъёмов прошло — мир должен развиваться по другим принципам. Поэтому я изначально понимал, что такое народное движение может существовать только на народные деньги.

- По Вашим словам, Вас не приняла среда профессиональных оппозиционеров после создания "Говори правду", а теперь Вас должны не любить ещё больше — Вы опять отвлекли от их структур часть людей... Побьют!

- Пусть попробуют! Кроме того, я не вижу причины слишком уж меня нелюбить. Я никогда никого из оппозиции не унижал и не кидал в них камни. Мы на одной стороне баррикад. Какие они принимают политические решения и делают ошибки — их дело. Но из этого не должно следовать, что я их враг, что буду бороться за уничтожение этих людей или их структур.

- Вы жаловались на наличие в оппозиционных структурах, той же "Говори правду", агентов спецслужб — как у Вас с ними сейчас?

- Я буду очень стараться не допустить их в наше движение. Особенно в самом начале. Ведь если с самого начала это движение попадёт под контроль спецслужб, то ситуация может стать даже хуже, чем она стала в оппозиции. Нельзя дискредитировать это движение, а уже всё направлено на дискредитацию. Меня уже клюют и со стороны оппозиции, и со стороны власти, и со стороны эмиграции. Одни: "Националист — он приведёт вас к ситуации как в Украине!", Другие: "Некляев вышел из оппозиции, потому что хочет быть с властью подружиться — и власть же заявляет, что она за независимость и государственность". И вот уже в "Народной воле" появляется статья, где меня в этом обвиняют и делают вывод: я придумал, как натрести денег под эту идею. А я скажу так: монетизировать эту идею очень опасно. Мы уже видели ситуации, когда люди работали за деньги, и к чему это приводило: как только деньги заканчивались, заканчивалась с ними всё.

- И всё же, Ваше новое движение и ближайшие выборы — как они будут сосуществовать?

- Движение будет заниматься только идеей независимости и государственности, а не теми задачами, которые ставят перед собой на эту электоральную кампанию партии. Скорее всего, мы будем идти параллельно с этой электоральной кампанией. Используя из неё то, что нам нужно, и отвергая то, в чём нужды не будет.

Новости по теме

Новости других СМИ