Автухович: Ради освобождения Статкевича и всех политзаключенных готов на любые шаги


Движение солидарности "Разам" начал создание штаба в поддержку Николая Статкевича как потенциального кандидата на участие в президентских выборах.

Штаб возглавил предприниматель и бывший политзаключенный Николай Автухович. Создатели инициативной группы планируют, что уже в краткосрочной перспективе к этой работе должен присоединиться не менее 200 членов и сторонников движения солидарности "Разам". По этому поводу Николай Автухович ответил на несколько вопросов Свободы:

- Возглавив штаб в поддержку Николая Статкевича, вы возвращаетесь к общественно-политической деятельности, или с вашей стороны это акция солидарности с политзаключенным?

- Политический шаг есть тогда, когда можно надеяться на определенный результат от него. Это ведь акция солидарности и поддержки Николая Статкевича. И я дал согласие возглавить штаб именно в поддержку Николая Статкевича. Ведь я считал и сейчас остаюсь убежден, что выборов нет. Меня убеждали и говорили, что да, мы также знаем, что выборов не будет, но мы должны пройти весь путь по выдвижению Николая Статкевича: регистрировать, получить ответ и тогда уже говорить о бойкоте. Какой кривой путь, но пусть будет так, если это будет иметь пользу. Меня убедили возглавить штаб поддержки, чтобы больше людей поддержали эту инициативу.

Это не столько предвыборный штаб, сколько инициатива в поддержку Николая Статкевича. Моя задача - способствовать собрать как можно больше людей, которые будут помогать главному штабу по выдвижению Николая Статкевича и будут подавать заявление на регистрацию его инициативной группы.


Я бы на этот шаг не пошел, но если нужна солидарность и поддержка для Николая, а также для всех политических заключенных, то необходимо идти на все возможные шаги. Ибо я знаю, что такое сидеть в тюрьме; когда с тобой сидит подсадная утка из администрации - это очень тяжело. Или, если ты сидишь в одиночной камере - это такая комната, где, сидя на кровати, дакранаесься рукой ко всем углов и стен этой камеры - это тоже очень трудно. И если хоть что-то можно сделать, чтобы освободить человека, то это необходимо делать. Я не отказываюсь, что я вернусь в политику, но это будет не такой шаг, не через выборы ".

- Вы не верите в выборе вследствие их прогнозируемого результата либо вследствие возможных последствий для их участников?

- Во-первых, никто не будет считать эти голоса, и уже сегодня известно, кто будет президентом. Сегодня я также вижу, что делается в политических партиях и между ними. Пришло время, а у них нет никакого общего плана деятельности. И поэтому нужно показать пример, что можно объединиться. Я не сторонник никакой политической партии или движения и говорю об этом открыто. Ведь с теми людьми, которые работали в этих политических партиях или движениях, я не хочу иметь ничего общего. Ведь то, что надо было делать, за столько лет не сделано. Ничего не получилось, власть не исполнили ни одного требования. Поэтому я считаю, что придет время, и появятся люди, которые будут не только требовать, но и добиваться выполнения этих требований. Вот с такими людьми можно будет работать и идти с ними хоть на войну.

- Вы верите, что появятся такие люди, или они уже есть?

- Конечно есть. Но сейчас их здесь нет и они не принимают никакого участия в разных компаниях - и правильно делают. Вот сейчас понадобилось мое имя, чтобы хоть как-то объединить людей. Я говорю, что если это хоть с десяток человек прибавит к совместной работе, то следует это делать. Я не смогу также принимать очень большое участие в этой кампании, так как здесь, у себя на месте, не могу головы поднять: имею четыре судебных процесса. Один уже состоялся, один на подходе и еще будут два. Мне тут создали такие условия, что работать просто нельзя - все время занимаюсь отписками и хожу в суды.

- Это связано с вашей предпринимательской деятельностью?

- Это происходит достаточно давно - я не разоблачал эти случаи, но, наверное, все же стоило. Во-первых, на меня тут начали давить, что, якобы, я собираю людей и отправляю воевать в Украину. Это дело уже поутих, но прошли допросы - меня вызвали и милиционеры, и КГБисты. Затем на меня здесь возбудили дело, что, якобы, я обменял кому крупную сумму денег. Нашлись два свидетеля, состоялся суд, но после эти свидетели сообщили, что им приказали так говорить. После требуют налоги за то время, когда сидел в тюрьме, санитарная станция также, транспортная служба не дают дышать: то документы не так сделаны, то оформление автомобилей. Причем, все понимают, что требования необоснованны, что правы - и тем не менее. Мы чуть забастовку не устроили по этому причиной. Пообещали также, что продлить срок надзора по той причине, что в заключении я, якобы, был злостным нарушителем. Чтобы перед выборами не занимался чем - вот так дело и организовывают.

- Не боитесь того, что после того, как возглавить штаб в поддержку Николая Статкевича, это давление усилится?

- Я не сомневаюсь в этом ни минуты. Вы знаете, какая мощная агентурная сеть, как следят за каждым шагом при надобности. Так было, когда приезжал Дашкевич, и за нами следили из машин, а также ходили "прохожие с детской коляской". А мои телефоны прослушиваются с 2004 года. Я прекрасно знаю эту ситуацию и понимаю, что делаю. Просто стараюсь не давать никаких оснований для провокаций против меня. По этой причине почти не выхожу за территорию своей базы, где работаю, из своего дома - чтобы не давать возможности провокаций. Я еще раз говорю, что я против этой идеи - моего управления штабом, против выборов, но только ради освобождения Николая Статкевича и всех политических заключенных я готов работать в этом направлении.

Новости по теме

Новости других СМИ