Позняк: Если бы не фальсификации, я должен был выходить во второй тур и побеждать Лукашенко

Виталий Цыганков, радио "Свобода"

Зенон Позняк объясняет, почему на выборах 1994 года должен был победить лидер БНФ, каким образом на их результат повлияли фальсификации и почему Беларуси сегодня нужна парламентская республика.

В очередном интервью из серии "Кандидаты президентских наук" — кандидат на первых президентских выборах в 1994 году Зенон Позняк. Тогдашний председатель БНФ в первом туре голосования, по официальным данным, набрал 12,8% голосов, заняв третье место после Александра Лукашенко и Вячеслава Кебича, вышедших во второй тур.

— Как вы сейчас оцениваете первые в Беларуси президентские выборы 1994 года, в которых вы участвовали? Можно ли их назвать демократичными и справедливыми?

— Формально и на первый взгляд выборы выглядели демократическими. Но по сути были грубые нарушения со стороны номенклатурной власти в избирательной кампании, в голосовании и подсчете голосов (фальсификации). Это повлияло на результат выборов. Результат должен быть иным. Избирательная кампания и агитация была тогда сокращена до двадцати дней. Это нам (Фронту) во вред.

В то время фронтовские наблюдатели были практически на всех участках голосования. Мы знали приблизительный результат первого тура голосования. На первом месте Лукашенко, на втором Позняк (приблизительно 22-23 процента), на третьем Шушкевич, на четвертом Кебич. Потом в результате подтасовки на втором месте сделали Кебича. Технология фальсификаций раскрылась позже. Таким образом, реально эти выборы не были демократическими. Но в тех обстоятельствах трудно это было доказать, когда действовал правительственно-кагэбистсткий тандем, который контролировал все структуры власти, а время избирательной кампании было минимальным.

Лукашисты и разная "шушера", которая тогда тайно и явно выступала против Фронта, постоянно на разные лады повторяют, что выборы тогда "были демократические" (их вопль понятен). Не были те выборы демократическими. Белорусов под звон и шум манипуляционной пропаганды ловко и нагло околпачили. Да так, что некоторые и сегодня этого не понимают.

— Мог результат тех выборов быть другим? Был ли у вас лично шанс победить?

— Результат выборов должен был быть другим. Выход председателя Фронта во второй тур голосования оставлял мало шансов Лукашенко, который не имел сильной команды и программы власти и всю компанию строил на критике Кебича и его правительства.

Отсутствие Кебича в соперниках сводило всю пропаганду и избирательную кампанию Лукашенко на ноль. Ему не было бы о чем говорить против председателя БНФ, ведь объект критики у нас был общий, а позитивной программы Лукашенко не имел. Но, кроме всего, у меня была мощная фронтовская Программа власти и развития Беларуси по всем направлениям и готово теневое правительство, составленное из элиты белорусской нации.

В этой ситуации Лукашенко был бы конец. Мы бы его разбили, и с ним случилось бы истерика (я его знаю). Значительная часть электората Лукашенко "посыпалась" бы. Мне этот электорат знаком. До так называемого "антикоррупционного" доклада это был мой электорат, подготовленный Фронтом.

Но то как раз хорошо понимали и тандем (Кебич и Лукашенко), и Москва, и КГБ, и Лубянка. Поэтому Кебича с четвертого места подняли на второе, а меня со второго опустили на третье. Ситуация была тогда такая (законодательство не действовало), что выбить этот фальсификат можно было бы только с опорой на широкое протестное движение. Должны были бы быть массовые протестные выступления. Но революционных обстоятельств не существовало. Общество было расколото, и большинство было угоревшее от популизма, но контролировалась властью и ее органами.

Этой манипуляцией (с результатами первого тура) игра власти, как говорят, "была сделана". Антифронтовский тандем остался один сам с собой.

Те выборы проходили на фоне политической неопытности общества. Вся компания тандема Кебич-Лукашенко (повторюсь) полностью контролировалась Лубянкой и КГБ. На агитацию и действия против БНФ были брошены целые отделы агентуры, широко применялись технологии распространения слухов и даже подкупа демократического окружения (выступление попа Радомысльского).

Вся машина спецслужб и номенклатурной власти работала против кандидата БНФ. Об этом и о совместной в этом работу с Лукашенко против кандидата Фронта написал потом в своих воспоминаниях Вячеслав Кебич (глава правительства и старший офицер КГБ). Кебич в воспоминаниях подчеркнул, кстати, что главная задача его и Лукашенко была в том, чтобы не допустить к власти БНФ. Это им удалось сделать, и в воспоминаниях Кебич отметил, что еще неизвестно, чей вклад в то антифронтовское дело, его или Лукашенко, был "весомее".

Здесь даже детали были интересны. Например, основание и ввод большого друга Комитета госбезопасности Шушкевича в избирательную кампанию — по предложению другого статиста этого дела Николая Статкевича. По замыслу, Шушкевич должен был забрать у кандидата Фронта часть голосов. Часть голосов он действительно забрал, но затея провалилась, и власти Кебича понадобилось фальсификация, чтобы исключить меня из второго тура голосования.

Был еще один момент у той пьяной кебичевской власти и гэбовского тандема (об этом я узнал не в Минске). В случае моей победы на выборах должна была состояться ликвидация личности. (На это они способны все.) Я знал о том (и относился к сведениям серьезно), и поэтому после моей победы на выборах эти господа не успели бы никуда убежать и даже рыпнуться. Ликвидация не удалась бы. Пусть считают, что им всем повезло дважды.

— Во время той кампании вы попробовали подкорректировать свой имидж как лидера БНФ, который был сформирован во многих белорусов благодаря усилиям официальной прессы. Было ли это необходимо? Допустила ли ваша команда какие-либо стратегические ошибки во время президентской кампании?

— Стратегических ошибок не было. Да и не могло быть в той ситуации, которая была определенная и несложная: с одной стороны БНФ, с другой — тандем Кебич-Лукашенко и все остальные, плюс расколотое дезинформированное общество под контролем власти и спецслужб.

Что касается изменения имиджа, то вреда в этом не было. Но думаю что забота был абсолютно не нужна.

Коммунисты создали мне имидж жесткого, непримиримого политика, который не идет на компромиссы, не улыбается, будет коммунистов «расстреливать» и "вешать". Моя команда предложила мне показать образ ближе к реальности — простого, открытого, активного в жизненном окружении человека, в шапочке-кепочке, улыбается с женщинами и т д. В принципе — это все мое, но сейчас бы я держался образа, который создали мне коммунисты. Жизнь подтвердила, что в нашей политике это хороший образ. При мне различные советские истребители Беларуси, белорусского языка, белорусской школы, этакие коммунисты-калякины в демократах не рыскали бы и не ходили бы. Я знаю их "демократию". Пусть они также считают, что им повезло. Впрочем, еще многое впереди.

— Стоит ли демократическим и оппозиционным силам участвовать в президентской избирательной кампании 2015 года?

— Демократические и оппозиционные силы (в первую очередь это наша народная партия КХП-БНФ) в режимных избирательных спектаклях не участвуют. То, что нельзя участвовать в выборах там, где выборов нет, это уже даже московиты (А. Пянтковский) поняли после пятнадцати лет наших объяснений.

Тем временем в имитации выборов, которые проводит властная мафия, всегда будут участвовать подставные лица и подставные структуры под видом "демократов" и "оппозиции". Это агентурно оплаченная публика — о критике-политике и дурацких идеях здесь только говорят. Деньги кончаются — и Попандопулы разбегаются. При наличии такого опереточного "противовеса" — сатрап спокоен. ЦИК тем временем всерьез рассматривает очередной вопрос: регистрировать или не регистрировать кандидатом в президенты штатного минского полоумного, который возомнил себя "графом" (хорошо еще, что не "Наполеоном Бонапартом").

— Если участвовать в выборах не надо, то какой вариант гражданского чина стоит сейчас проводить?

— Вариант параллельного общества и альтернативной силы. Обязательные элементы: бойкот всех режимных инициатив и практик власти. Не ходить на мероприятия власти, не делать ради нее, не слушать, не участвовать, не спрашивать, не просить, не бояться. Обязательные действия: национально-культурное и информационное просвещение, солидарность людей, помощь своим, взаимопомощь.

Это есть метод подготовки общества к переменам в условиях оккупационного режима и беззакония.

Помните, что мы литвины-беларусы — наследники Великого Княжества Литовского и великой культуры, которой вечно угрожает с востока московская Орда. Помните, что мы форпост Европы перед Ордой.

Для национального возрождения и перемен необходимо окружение перемен. Надо создавать такое окружение. Здесь должна быть методическая, жертвенная, постоянная работа патриотов и общественных энтузиастов. Методика и содержание — известны.

Таким делом не будут заниматься подставные люди и структуры, грантососы и вся околополитическая псевдооппозиционная шантрапа. Они участвуют в тех проектах (например, имитация выборов), которые оплачены режимом либо леволиберальной заграницей и в интересах этого режима или зарубежья.

— В какой форме могут произойти перемены в Беларуси? Если нынешний режим невозможно изменить путем выборов, то каким путем?

— Формы могут быть любые, известные в нашей истории и в нашей борьбе. Режиму не обязательно об этом знать.

— Нужна ли Беларуси сильная президентская власть, либо лучше иметь парламентскую республику?

— Лучше парламентскую республику с обязательно (и в этих обстоятельствах — принципиально) большим парламентом (330-340 депутатов и более), избранным по мажоритарно-пропорциональному принципу. Исполнительная власть — у премьер-министра, который назначается парламентом.

Президент поначалу может выбираться в парламенте. Он глава государства с ограниченными полномочиями. В перспективе (после стабилизации) президент может избираться народом и получить дополнительные функции.

Попутно должна состояться реформа судебной системы, быть переосмыслена функция прокуратуры, органов контроля и следствия.

Три ветви власти должны быть сгармонизированы так, чтобы государство, опирающееся на закон и законопослушных граждан, автоматически функционировало и автоматически развивалось, независимо от субъективных факторов власти. Так должно быть, и в будущем так будет.

Новости по теме

Новости других СМИ